<<
>>

ЧТО ТАКОЕ ДОПОЛНЕНИЕ?

Очень легко выделить подлежащее, если в предложении имеется только одно первичное слово, например: Джон спал; Дверь тихо открылась; в предложениях, которые содержат два члена, соеди­ненных связкой is или другим подобным глаголом (или которые не имеют глагола, см.

гл. IX), как мы видели, более специальным компонентом является подлежащее (первичное слово), а менее спе­циальным — предикатив. Однако во многих предложениях бывает по два (или три) первичных компонента: в таких предложениях один компонент является подлежащим, а другой (или два других) дополнением (или дополнениями); так, в предложениях John beats Paul „Джон бьет Поля“, John shows Paul the way ,,Джон показы­вает Полю дорогу“ John — подлежащее, a Paul и the way — допол­нения. В предложениях, содержащих глагол, почти всегда легко найти подлежащее, поскольку оно является тем первичным компо­нентом, который имеет ближайшее отношение к глаголу в той форме, в какой последний фактически употреблен в предложении. Это применимо как к предложениям только что упомянутого типа, так и к предложениям типа Peter is beaten by John „Петр изби­вается Джоном“, где можно было бы, согласно другим определениям, рассматривать John как подлежащее, поскольку Джон является действующим лицом.

Дополнению были даны самые различные определения. Наиболее распространенным является определение, отмечающее, что допол­нение обозначает лицо или предмет, над которым совершается действие. Это определение покрывает многие случаи, например: John beats Paul „Джон бьет Поля“; John frightened the children „Джон напугал детей“; John burns the papers „Джон сжигает бу­маги“; однако такое определение трудно применить к бесчисленному количеству других предложений, в отношении которых грамматисты всегда без колебаний говорят о дополнении, например: John burns his fingers „Джон обжигает пальцы“ (т. е. „у него болят пальцы от ожога“); John suffers pain „Джон терпит боль“ и т. п.­

Суит уже давно заметил эту трудность и писал (Collected Pa­pers, 25): „С такими глаголами, как бить, нести и др., винитель­ный падеж, без сомнения, обозначает объект действия, выражен­ный глаголом, но с глаголами типа видеть, слышать говорить об объекте действия можно только метафорически. Нельзя избить человека, чтобы он не почувствовал этого, однако можно увидеть его без того, чтобы он узнал об этом; во многих случаях „виде­ние“ не подразумевает ни действия, ни воли. В таком предложении, как Он боится этого человека, отношения оказываются перевернутыми: грамматический именительный падеж обозначает предмет, подвергающийся действию, а винительный падеж — источник воз­действия“[82]. Суит заключает, что во многих случаях винительный падеж вообще не имеет никакого значения; было бы лучше сказать, что он не имеет того значения, которое наблюдается при обычном узком определении дополнения, что его значение варьируется в за­висимости от бесконечно разнообразных значений самих глаголов, что можно видеть из следующих примеров: kill the calf „убить теленка“ и kill time „убить время“; The picture represents the king „Картина изображает короля“; Не represented the University „Он представлял университет“; It represents the best British tradition „Это представляет лучшую британскую традицию“; run a risk „подвергнуться риску“; run a business „руководить делом“; answer a letter, a question, a person „ответить на письмо, на вопрос, (отве­тить) кому-либо“; Не answered not a word „Он не ответил ни слова“; pay the bill „оплатить счет“; pay six shillings „заплатить шесть шиллингов“; pay the cabman „заплатить извозчику“; I shall miss the train „Я опоздаю на поезд“; I shall miss you „Я буду скучать по вас“; entertain guests „развлекать гостей“; entertain the idea „вынашивать мысль“; fill a pipe „набить трубку“; fill an office „занимать должность“ и т. д.

и т.п. (ср. „Sprogets Logik“, 83).

Если мы сравним случаи, когда один и тот же глагол употреб­ляется как непереходный (или „абсолютно“), т. е. без дополнения,­ со случаями его употребления в качестве переходного, т. е. с допол­нением[83], например, из следующих предложений:

то обнаружим, что при дополнении значение глагола будет более специальным. Но как ни важно это наблюдение, оно непри­годно для определения дополнения; значение глагола может быть „специализировано“ и с помощью других членов предложения, например с помощью предикатива (ср. Troy was great и Troy was; He grows old и He grows) или субъюнкта (He walks fast; He sings loud; He walks three miles an hour; travel third class; ride post-haste).

В некоторых случаях бывает трудно решить, чем является дан­ное слово — предикативом или дополнением. Дополнение во многих случаях опознается по возможности его превращения в подлежа­щее пассивного предложения. Дополнение теснее связано с глаго­лом, а предикатив — с подлежащим (к которому он при изменив­шихся обстоятельствах может быть присоединен в качестве адъюнк­та). Таким образом, вполне естественно, что предикативное при­лагательное в тех языках, где оно склоняется, согласуется с подлежащим в числе и роде, и что предикатив независимо от того, чем он выражен — существительным или прилагательным, во многих языках ставится в том же падеже, что и подлежащее (в именительном). Нечто среднее между дополнением и предика­тивом мы встречаем в английском языке при глаголе make (ср. She will make a good wife) и в немецких диалектах при глаголе geben (см. примеры в словаре Гримма, 1702: Welche nit gern spinnen, die geben gute Wirtin; Wцttu en Bildhauer gдwen = Willst du ein Steinmetzer werden).

Субъюнкты („существительные, употребляемые адвербиально“) часто сходны с дополнениями, и провести разграничение между этими двумя категориями не всегда легко, например: Не walks three miles „Он идет три мили“. Мы не сомневаемся, что stones­ „камни“ в сочетании throw stones „бросать камни“ является до­полнением к глаголу, но во многих языках здесь употребляется творительный падеж (который в древних германских языках слился с дательным); в древнеанглийском языке слово „бросать“ — weorpan могло принимать дательный падеж (teoselum weorpeю „бро­сает кости“), хотя чаще оно сочеталось с винительным; в древнеисландском находим kasta (verpa) steinum „бросать камнями“; в русском языке глагол бросать управляет или винительным, или творительным падежом. В английском, конечно, уже нет твори­тельного падежа, но можно говорить об „инструментальном до­полнении“ в таких случаях, как: She nods her head „Она кивает головой“, claps her hands „хлопает в ладоши“, shrugs her shoul­ders „пожимает плечами“, pointed her forefinger at me „указала на меня указательным пальцем“; ср. также It rained fire and brimstone.

<< | >>
Источник: OTTO JESPERSEN. THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR. 1958

Еще по теме ЧТО ТАКОЕ ДОПОЛНЕНИЕ?:

  1. Что такое Женщина и что такое Человек
  2. Что такое хорошо, что такое плохо
  3. АХИЛЛОВО СУХОЖИЛИЕ См. статью ПЯТКА, с тем дополнением, что человек слишком сильно стремится проявить свою власть.
  4. ЧТО ТАКОЕ МОДА?
  5. Что такое Счастье
  6. Что такое наркоанализ
  7. Что такое понимание
  8. Что такое Искусство
  9. Что такое вопрос?
  10. Что такое время?
  11. Что такое руководство?
  12. Что такое обломовщина?
  13. 5.1.2. Что такое реклама?
  14. Что такое гороскоп?
  15. Что такое ответ?
  16. "Что такое шакти?"
  17. ЧТО ТАКОЕ ЭГО?
  18. Что такое истина
  19. ЧТО ТАКОЕ ЖУРНАЛИСТИКА?