<<
>>

3.2.2.8. Некоторые другие синтаксические процессы.

Охарактеризовав выше сущность синтаксических процессов и более подробно остановившись на двух из них, расширении и усложнении, дадим обзорную характеристику некоторых других важнейших явлений рассматриваемого типа.

Совмещение, или контаминация, имеет ограниченную сферу применения. Если говорить о членах предложения, то оно наблюдается лишь в системе сказуемого. Его результатом является так называемое двойное, или контаминированное, сказуемое: It g l о w e d soft and white against her skin. (D. du Maurier) She lay awake for a long time, not thinking so much as working a treadmill of words. (H. E. Bates) His face came up hot and angry over the counter [...] (H. G. Wells).

Может возникнуть вопрос, почему нет других двойных членов предложения, скажем, дополнения или обстоятельства. Их отсутствие можно, вероятно, объяснить следующим. Совмещение возможно в условиях составности структуры члена предложения, что дает возможность совмещать в качестве составляющих компоненты разных членов предложения. Такому условию удовлетворяет лишь сказуемое, имеющее среди других и такой тип, который включает связующий глагольный и именной элементы. Другими способствующими процессу факторами является общепризнаковая природа прилагательного и наречия, а также отсутствие резкой границы между полнозначными и связочными глаголами.

Развёртывание заключается в модификации — на основе синтаксической связи зависимости — одного элемента предложения другим, занимающим подчинённое к первому положение. На основе процесса развертывания возникают синтаксические группы, именные, глагольные, наречные и т. п. Они имеют эндоцентричный характер и потому синтаксически ведут себя так же, как их центральный элемент «в немодифицированном состоянии». Примерами развертывания могут служить преобразования: N → А N (carpet → red carpet), V → V (turned → turned impulsively), A → D A (sly → disturbingly sly) и т. д. Уже характер приведённых преобразований показывает возможность многократного последовательного развертывания в пределах некоторой одной группы: раз N → А N, а A → D A, то возможна группа D A N (например, a very good shot). Это действительно так, но важно, что последовательное развертывание на уровне членов предложения предельно. Присоединение наречия степени (как в нашем примере, наречия very) кладет предел последовательному развертыванию группы. В этом — одно из отличий развертывания от расширения, которое структурных пределов не имеет.

8* 227

Присоединение близко по своей грамматической и семантической сущности к развертыванию. Оно заключается в модификации слов как синтаксических элементов частицами: just one thing, even at my first perfunctory reading. При развертывании в качестве модифицирующих элементов используются слова с синтаксическим статусом членов предложения. Невозможность модификации самих частиц определяет их роль «замыкающих» в последовательном развертывании конструкций: just very red carpet.

Включение заключается во внесении в состав предложения элементов типа модальных слов и их функциональных эквивалентов: Really, it was too disagreeable. (A. Huxley) She had evidently returned. (I. Murdoch) There was, after all, no issue.

(I. Murdoch) Особый статус таких элементов предложения (специфика семантики, независимость от остального состава предложения, связанная с этим свобода позиционного перемещения в границах предложения, часто обособленный характер) не позволяет квалифицировать их как член предложения. «Вводный член предложения» (такой термин предлагался) выпадает из общей системы членов предложения и потому требует особого положения среди элементов предложения.

Обособление — синтаксический процесс выделения, обычно с целью смыслового подчеркивания, члена предложения или группы члена предложения, достигаемый (в устной речи) просодическими средствами, прежде всего паузацией: Paxton, from across the road, whispered to his neighbour [...] (A. Cronin) 'Do you ever think of what you're going to do after the war?' I said I did not and, peevishly, that I did not believe in it. (E. Hayms) What a boy he was in some way — so impulsive — so — simple. (K. Mansfield) Процесс обособления, как правило, распространяется на синтаксические элементы зависимой природы, обычно конструктивно не значимые. Их отсутствие не сказалось бы на грамматической и семантической отмеченности предложения. Тем больший эффект их употребления после паузы. Именно поэтому необычно обособление элемента с начальным положением: такое употребление прогнозирует последующее употребление синтаксически связанного с ним другого элемента, снижая тем самым эффект неожиданности. Не являются конструктивно необходимыми элементы расширения и потому свободно обособляются: I liked him more, because I was seeing him with all my nerves alive with excitement — with the excitement that, when plunged into it, I really l о v e d. (C. P. Snow)

Частным видом обособления является парцелляция, при которой обособленный элемент выделяется в отдельное предложение: 'Allow me, mademoiselle, to congratulate you upon your French accent. And to wish yои a very good morning.'' (A. Christie) And that was true. It was true. This was her world. Her own place. Her fitted envelope of atmosphere. (M. Dickens) У обособленного таким образом предложения, особенно в условиях его развёрнутости, связь с базовым предложением может

228

ослабляться и тогда грань между парцеллированным предложением и самостоятельным предложением оказывается зыбкой и с трудом установимой: The shopman, in some dim cavern of his mind, may have dared to think so too. For he took a pencil, leant over the counter, and his pale bloodless fingers crept timidly towards those rosy, flashing ones, as h e m и r т и r e d g e n t l у. (К. Mansfield)

Обособление особенно распространено в языке художественных произведений и осуществляется с большой легкостью. Обособления нарушают размеренность, «гладкость» фразы, вносят разнообразие в стереотипность её построения.

Рассмотренные выше синтаксические процессы были связаны либо с преобразованиями структуры синтаксического элемента в направлении его большей внутренней строевой и семантической сложности, либо с его распространением.

Иная роль синтаксических процессов замещения, репрезентации и опущения. Их общую отличительную особенность составляет текстозависимость, синтаксическая соотнесённость возникающего на основе процесса элемента с элементом или элементами в пред- или посттексте. И второе — их общая направленность на свертывание конструкции, компрессию речи.

Замещение — использование слов с обобщенным структурным значением вместо слов и конструкций с конкретным вещественным значением, ранее упомянутых в речи. Структурно-функциональное назначение таких элементов можно квалифицировать как синтаксическую прономинализацию. Такую функцию выполняют слова-заместители one, do, so, not, it. Например: This week, Моr noticed, one of the cabinets was given over to a display of opals. Set in necklaces, ear-rings, and brooches they lay, black ones and white ones [...] (I. Murdoch) 'I suppose you think I'm very brazen. Or tres fou. Or something.' 'Not at all.' She seemed disappointed. 'Yes, you d o. Everybody does' (J. Capote) Have the private emotions also their gutter press? Margaret thought s o, [...] (E. M. Forster) 'You may be offended, but I sincerely hope not.' (A. Christie) 'I feel extremely jubilant,' I said. 'You look i t.' (C. P. Snow)

Репрезентация заключается в использовании части некоторой синтаксической единицы (это всегда структурно-оформляющая часть) в качестве «представителя», репрезентанта целого. Например: 'I hope you are not going to object, Barbara.' 'I! Why should I?' (G. B. Shaw) 'I want to pay my share,' she said. 'No, you can't. I asked you to come out. ''I сan. I shall.' (C. P. Snow) ' Yes,' said Soames, ' leave him to me."I shall be very glad to.' (J. Galsworthy)

Опущение (эллипсис) — перевод в импликацию структурно необходимого элемента конструкции. Явно не выраженный, элемент входит в строение конструкции и её содержание. Опущение как синтаксический процесс основывается на явлении обязательного окружения. Именно обязательно-дистрибутивные отношения между двумя или более элементами делают возможным опущение одного из них. Направленность

229

сохраняющегося элемента" позволяет говорящему опускать элемент, являющийся объектом направленности, а слушающему — его восстанавливать. Именно в этом заключается лингвистическая сущность так называемой опоры на контекст при опущении. Например: 'Come to the big apple tree tonight, after they've gone to bed. Megan — promise!' She whispered back: 'I promise.' (J. Galsworthy) 'You look tired,' he said. 'I am a little,' she answered. (J. Joyce)

Восстановление может осуществляться не только на основе пред-текста, но и как результат мысленного соотнесения с «типовой» структурой. Эллиптизация в этом случае затрагивает лишь структурный, лишённый лексического содержания элемент: 'Nippy out tonight, is it?' (S. Barstow)

Приняв элементарное предложение как реализацию структурной схемы и синтаксический процесс в качестве важнейших элементов понятийного аппарата теории синтаксиса, мы получили возможность описать предложение как диалектическое единство консервативного и творческого, инвариантного и вариантного. Создание каждого предложения — процесс, в котором сочетается то и другое. С одной стороны, любое реальное предложение есть конструкция, структура которой задается системой языка. С другой, эта структура получает свое индивидуальное лексическое наполнение, может развертываться или, наоборот, редуцироваться в связи с конкретными задачами и условиями общения. К тому же разные синтаксические процессы совместимы в границах некоторого одного предложения.

<< | >>
Источник: И.П.Иванова, В.В.Бурлакова, Г.Г.Почепцов. Теоретическая грамматика современного английского языка. 1981 {original}

Еще по теме 3.2.2.8. Некоторые другие синтаксические процессы.:

  1. Все дороги равны, но некоторые более равны, чем другие
  2. Синтаксическая адекватность.
  3. Очерк 2: Берт «Процесс — вот мое достояние. Именно процесс создает успех»
  4. 7. ЖУРНАЛИСТСКИЙ ТЕКСТ. КРИТЕРИИ АДЕКВАТНОСТИ ЖУРНАЛИСТСКОГО ТЕКСТА. СЕМАНТИЧЕСКИЙ, СИНТАКСИЧЕСКИЙ, ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ЖУРНАЛИСТСКОГО ТЕКСТА. СПЕЦИФИКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЖУРНАЛИСТСКОГО ТЕКСТА
  5. Структура массово-информационной деятельности: сбор, обработка, компоновка, передача, восприятие, трансформация, хранение и использование массовой информации. Потенциальная, принятая и реальная информация. Семантический, синтаксический и прагматический аспекты массово-информационных текстов.
  6. Некоторые соображения
  7. Некоторые аспекты
  8. Некоторые знаки
  9. Некоторые знаки
  10. 3.2.4.Некоторые аспекты
  11. Некоторые аспекты
  12. Некоторые аспекты
  13. 3.5.4. Некоторые аспекты
  14. Некоторые аспекты