<<
>>

3.2.1.6. Дополнение.

Одной из отличительных особенностей дополнения (в противоположность обстоятельству) с особенно четким и последовательным проявлением в английском языке является его соотносительность с подлежащим.

В самом деле, оба члена предложения имеют в морфолого-лексическом плане общую субстантивную основу, могут находиться в отношениях конверсии (X played Y ↔ Y was played by X). Дополнение вообще легко трансформируется в подлежащее при пассивизации предложения. В глагольных предложениях подлежащее и дополнение — два самых близких (по характеру синтаксических связей и даже — а, вероятно, именно поэтому — позиционно) к глаголу элементов его окружения. Дополнение, находящееся в синтаксической связи с глаголом-сказуемым, — неизменно компонент структурной схемы предложения. Появление дополнения в предложении, как правило, детерминировано семантикой глагола или прилагательного в предикативном употреблении. Поэтому дополнение характеризуется ограниченной дистрибуцией.

Вопрос о классификации синтаксических единиц неразрывно связан с проблемой формы и содержания в языке. Хотя проблема соотношения этих двух категорий в языке принадлежит к числу центральных в современном языкознании, ещё многие её вопросы остаются недостаточно выясненными. К их числу относится вопрос о сущности формы и содержания в языке вообще и на разных уровнях языковой структуры, вопрос о том, какая из двух категорий является ведущей в формировании, функционировании и развитии языковых единиц. Проблема соотношения содержания и формы принадлежит к методологическим проблемам лингвистической науки. От того, как она решается, зависит рассмотрение многих конкретных вопросов. К числу таких принадлежит и вопрос о типах дополнений.

Трудно назвать иной, кроме дополнения, член предложения, суждения о типах которого были бы столь разноречивы. В этом, несомненно, сказалась сложность самого объекта изучения.

196

Дополнение не обладает столь единым структурным значением, как, скажем, подлежащее. В отличие от других членов предложения, классификация которых в значительной степени облегчается морфологизацией и лексикализацией соответствующих синтаксических значений (ср. в этом плане классификации обстоятельств и наречий), дополнения не имеют подобных лексико-грамматических соответствий. Структурное значение наречий имеет более отвлеченный характер.

Одной из наиболее распространённых классификаций дополнений в английском языке является деление их на прямое, косвенное и предложное дополнения (например, у М. Дейчбайна, Г. Шейервегса, Р. Зандвоорта).

Нетрудно видеть неоднородность оснований такого деления. Если первые два типа дифференцируются по содержанию и некоторым формальным признакам (наименования «прямое», «косвенное» в английской грамматике употребляются пережиточно, в переосмысленном значении), то третий тип совершенно выпадает из этого ряда, так как выделяется по чисто формальному признаку. К тому же соответствующее формальное свойство (наличие предлога) может быть присуще и косвенному дополнению. В итоге возникают пересекающиеся классы (дополнение косвенное и дополнение предложное).

Классификация дополнений на дополнение объекта и дополнение адресата, будучи по существу верной, не охватывает всего многообразия дополнений в английском языке. Так, в ней нет места для дополнений типа by N. Кроме того, как стало очевидным с разработкой теории семантических ролей (см. 3.3.3), два выделенных в ней класса разнятся по уровню лингвистической абстракции.

Неприемлемой является и классификация, основывающаяся на таком чисто формальном признаке, как наличие/отсутствие предлога: дополнение предложное и дополнение беспредложное (например, у А. И. Смирницкого). Эта классификация дает непересекающиеся классы, но признак, положенный в основу классификации, нельзя признать столь важным для рассматриваемого объекта, чтобы на его основе осуществлять ведущее классификационное деление.

Этот признак присущ и другим членам предложения (ср. обстоятельство, определение). Принадлежность классификационного признака к специфике объекта является непременным условием достижения такой классификации, которая не только давала бы правильное и непротиворечивое деление единиц, но вместе с тем являлась бы ступенью в познании объекта.

Следует особо подчеркнуть, что неприемлемость деления дополнений на беспредложные и предложные в качестве их основной классификации связана не с тем, что это деление покоится на формальных основаниях. Вообще говоря, формальная классификация, в которой будут учтены все формальные особенности синтаксического объекта, при этом данные не каждый обособленно, а

197

так, как они сочетаются в конкретных реализациях объекта в речи, приемлема. Более того, такая классификация неизбежно окажется соотносительной с классификацией этого же объекта по содержательному (здесь функциональному) признаку. Отсутствие соответствия между формой и содержанием сделало бы невозможным выражение и распознавание грамматических значений. Поэтому расчленение такой по существу единой классификации на формальную (по способу выражения) и содержательную (по значению) — не более как исследовательский прием, позволяющий сосредоточить внимание на определённых свойствах объекта, или прием описания, дающий возможность экономно характеризовать разные множества, выделяемые внутри некоторого класса единиц. Построение многопризнаковой формальной классификации связано, однако, с большими трудностями, теоретическими (так, остается недостаточно уясненным понятие формы в синтаксисе) и практическими (как, например, должны упорядочиваться множественные и разнородные формальные признаки?). Изложенное выше объясняет, почему классификация дополнений, построенная на узкоформальной базе, не может дать удовлетворительных результатов.

Основываясь на содержательных различиях между дополнениями, с учётом различительных формальных признаков, дополнения современного английского языка можно разделить на следующие три основных типа: дополнение объекта, дополнение адресата и дополнение субъекта.

Дополнение объекта — зависимый от глагола, прилагательного или слова категории состояния член предложения, обозначающий объект действия или признака. Дополнение объекта может быть беспредложным и предложным. Наличие или отсутствие предлога — чисто формальный признак, слабо мотивированный экстралингвистически, т. e. особенностями внеязыковых денотатов. Семантически сходные глаголы объектной направленности могут разниться способом оформления зависимого от них дополнения объекта, ср. Не saw те — Не looked at me, I heard a noise — I listened to the noise и т. п. И, наоборот, глаголы, обозначающие один и тот же процесс, могут разниться способом присоединения дополнения, ср.: to ask for — to beg, to laugh at— to ridicule, to think of — to consider и т. д. В связи с некоторыми глаголами наблюдаются колебания в употреблении беспредложного и предложного дополнений без каких-либо лексико-семантических различий в содержании самого глагола: to follow (after) smth, to discuss (about) smth, to doubt (of) smth. Все это дает основание объединить традиционные прямое и предложное дополнения со значением объекта в один общий класс — дополнение объекта. По способу же синтаксической связи оно может быть беспредложным и предложным. Поскольку различие в форме связи сочетается с известным различием в характере направленности глагольного действия, соответствующее деление внутри дополнения объекта целесообразно сохранить:

198

Дополнению объекта противостоит по значению и формальным признакам дополнение адресата. Оно обозначает лицо или предмет, к которому направлено действие, исходящее (при глаголе в действительном залоге) от подлежащего. Как и дополнению объекта, дополнению адресата присуща вариативность формы: беспредложное или предложное, нередко в связи с одним и тем же глаголом, ср.: 'You're offering me a sinecure'. (I. Murdoch) — He gathered a half-blown rose, the first on the bush, and offered it to me. (C. Brontë)

В современном английском языке дополнение адресата обычно употребляется совместно с дополнением объекта, прямым (Не had given her money. (P. Abrahams), 'I'll give it to you tomorrow.' (O. Wilde) или предложным (The blond reminded me of Сass. (J. Baldwin) Briggs wrote to me of a Jane Eyre [...] (C. Brontë). Глагол здесь имеет двойную, объектную и адресатную, направленность. Возможна, однако, и чисто адресатная направленность. Тогда единственным обязательным зависимым глагольным окружением является дополнение адресата: Within two days, I was telephoning her. (C. P. Snow) I wrote to Sheila (C. P. Snow):

Несколько особняком по отношению к рассмотренным двум типам дополнений, дополнению объекта и дополнению адресата, стоит дополнение субъекта. Это зависимый от глагола в форме страдательного залога именной компонент предложения, обозначающий носителя действия, называемого глаголом. Дополнение субъекта неизменно предложное: его состав — by/with + N. Трансформационно оно соотносительно с подлежащим предложений в активе.

В отличие от дополнений объекта и адресата, которые употребляются в предложениях с глаголами в форме действительного залога и вместе с тем допускают в соответствии с определёнными правилами преобразования «актив ↔ пассив» употребление с глаголами в форме страдательного залога (They were given a bad table [...] (A. J. Cronin) Моr was reminded of the scene

199

in the rose garden. (I. Murdoch) Information on this work was given the Americans. (Daily Worker) 'It is addressed to т e!' (O. Wilde), дополнение субъекта имеет в этом аспекте строго очерченную сферу употребления, ограниченную предложениями с глаголом в форме страдательного залога. Например: Ophelia is portrayed by Anastasia Vertinskaya [...] (Daily Worker) My father was exhausted by her outburst. (C. P. Snow) Моr was overcome with emotion. (I. Murdoch) The house is covered with a vine. (E. M. Forster)

Семантически три типа дополнения выделяются по общему признаку характера участия в действии: от неучастия (дополнение объекта) через периферийное участие (дополнение адресата) к статусу носителя действия (дополнение субъекта). Структурно они различаются характером их совместной встречаемости, трансформационным потенциалом. Последний в значительной степени связан с семантико-ролевым значением имени существительного в функции дополнения (о семантических ролях см. 3.3.3). Между тремя типами дополнения довольно чётко распределяются и присущие дополнению семантические роли.

Так, дополнение адресата включает целевое дополнение (I gave the drawing to Louise. (D. Maurier) и бенефактивное дополнение ('I'm going to buy и s a taxi.' (C. P. Snow)

Существительное в качестве дополнения субъекта может выражать семантическую роль «агенса» ('Felicity, I will not be blackmailed by уои' (I. Murdoch), «причины» (His satis/action was ended by advancing footsteps. (H. G. Wells)), «номинатива» (Again, his face was filled with rueful amazement. (D. Lessing)

(Иную категоризацию дополнений, основанную на формальных признаках, см. 2.1.13).

<< | >>
Источник: И.П.Иванова, В.В.Бурлакова, Г.Г.Почепцов. Теоретическая грамматика современного английского языка. 1981

Еще по теме 3.2.1.6. Дополнение.:

  1. Изменения и дополнения к конституции
  2. МЕТОДИКА ДОПОЛНЕНИЯ
  3. Порядок внесения в конституции изменений и дополнений
  4. § 3. Порядок принятия конституций зарубежных стран, внесения в них изменений и дополнений
  5. ДОПОЛНЕНИЕ К ИНСТРУКЦИЯМ ПО ПОСЫЛАНИЮ ЛЮБВИ (АПРЕЛЬ 2004 ГОДА)
  6. АХИЛЛОВО СУХОЖИЛИЕ См. статью ПЯТКА, с тем дополнением, что человек слишком сильно стремится проявить свою власть.
  7. Е.Ю. Грачева

    Э.Д. Соколова

    . Финансовое право УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Издание второе, исправленное и дополненное, 2000

  8. ВАГИНИТ См. статью ВЛАГАЛИЩЕ (ПРОБЛЕМЫ), с тем дополнением, что женщина подавляет в себе гнев. См. также объяснение на стр.20. ВАРИКОЗИТ См. статью ЭРИТЕМАТОЗНЫЕ АКНЕ, а также стр. 20.
  9. УКАЗАТЕЛЬ СОКРАЩЕНИЙ
  10. РИНИТ
  11. ЗУБНОЙ КАМЕНЬ
  12. РЕБРО (ПЕРЕЛОМ)
  13. ОНИКСИС
  14. РВОТА С КРОВЬЮ
  15. ГИНГИВИТ