<<
>>

2. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, ЧАСТЯМИ РЕЧИ И ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ

§ 90. Между членами предложения и частями речи сущест-вует определенное соответствие. Так, например, в предло-жении Не saw a black dog there Он увидел там черную собаку три второстепенных члена предложения выражены тремя разными частями речи: дополнение — существительным, обстоятельство — наречием, определение — прилагательным. Такое соотношение между членом предложения и частью речи, использующейся для его выражения, наблюдается и в большинстве других предложений; можно сказать, что такое соотношение является типичным: в основной массе случаев дополнение выражается именно существительным, обстоя-тельство — именно наречием, а определение — именно при-лагательным.

Указанное распределение частей речи по их функционированию в предложении ни в какой степени нельзя признать случайным. Дело в том, что любая часть речи, помимо индивидуального значения входящих в нее слов, имеет также еще и общее категориальное значение — значение данной части речи: любое существительное обладает общим категориальным значением предметности, любое прилагательное содержит в себе общее категориальное зна-чение признака и т. п. (Подробнее см. «Лексикологию англий-ского языка», § 159.) Указанные значения частей речи на-ходятся в определенном соответствии со значениями членов предложения. Так, например, дополнение обычно обозначает предмет, который стоит в известном отношении к процессу, обозначенному сказуемым; поскольку же и существительное также имеет значение предметности, ничего нет удивительного в том, что для выражения дополнения используется именно существительное, а не прилагательное, обладающее общим категориальным значением признака. Подобным же образом обстоит дело и с выражением других членов предложения. Можно сказать даже больше: само существование той или" иной части речи зиждется на том, что входящие в нее слова регулярно используются в функции определенного члена предложения. Выше (см. § 38) части речи были определены как категориальные разряды слов, выделяемые по их пара-дигмам, по парадигматическим схемам и по сочетаемости с другими разрядами слов. Это означает, что, например, слово

Ш

стол является существительным в той мере и постольку, в какой мере и поскольку оно характеризуется определенным комплектом надежно-числовых форм и определенными осо-бенностями сочетаемости его с другими словами — с глагола-ми, прилагательными, предлогами и т. п. И если бы слово 'стол' перестало использоваться в таких синтаксических функциях, как функция дополнения или функция подлежащего, это означало бы изменение его синтаксической сочетаемости, которое, в свою очередь, могло бы повлечь за собой и из-менение парадигматической схемы и, в конце концов, из-менение общего категориального значения этого слова: ср. русское слово 'спасибо', в котором мы наблюдаем сейчас нечто подобное; первоначально неизменяемое слово 'спасибо' имеет тенденцию в результате изменившегося его функциони-рования в предложении перейти в категориальный разряд существительных: ср. 'Большое спасибо'; 'Не нужно мне твоего спасиба'; 'Из спасиба шубы не сошьешь' и т. п. Иначе говоря, основой для наличия у того или иного слова харак-терных особенностей конкретной части речи является регуляр-ное его употребление в функции тех членов предложения, содержание которых соответствует общему категориальному значению этого слова как части речи.

Однако вместе с тем не следует забывать, что члены предложения и части речи являются двумя самостоятель-ными и двумя разными категориями языка. Поэтому часто возможны различные отступления, при которых опре-деленные части речи могут выступать в несвойственной им функции: поскольку любая часть речи охарактеризована как таковая специальными морфологическими признаками (в частности, своей парадигматической схемой), постольку при указанном выше несвойственном ей функционировании она остается тождественной себе — той же самой частью речи. Так, в случае с прилагательным на характер данной части речи (прилагательного) указывает не только положение дан-ного слова в предложении как определения, но и наличие у него определенных грамматических форм. В связи с этим в прилагательном общее значение признака настолько прочно, настолько мыслится независимо и в отвлечении от его функ-ционирования в предложении в качестве определения, что прилагательное может использоваться и в качестве других членов предложения; важно только, чтобы такое его исполь-

169

зование не стало превалирующим, типичным: иначе оно может перейти в другую часть речи и перестать быть при-лагательным. Например, прилагательное может употреблять-ся не только в функции определения (ср. Не saw the black dog there), но и в функции предикатива (ср. The dog is black Собака черная); однако те слова, которые, сближаясь с при-лагательными по значению, используются только в функции предикатива (ср. glad, afraid и т. п.), имеют тенденцию отор-ваться от прилагательных и перейти в особую часть речи (см. § 79).

Таким образом, возникает противоречие между значением слова как части речи и значением слова как члена предложения.

§ 91. Положение еще дополнительно осложняется тем, что вместе с указанным выше противоречием между значением слова как части речи и значением слова как члена предло-жения (см. § 90), существует также в ряде случаев противо-речие между общим категориальным значением (значением части речи) и индивидуальным значением слова.

Так, например, в слове 'стол' значение предметности выражается дважды: в его принадлежности к определенному категориальному разряду слов — существительному — и в его индивидуальном лексическом значении (в том, что оно обозначает конкретный предмет — стол). Между общим категориальным значением и индивидуальным лексическим значением слова 'стол' наблюдается здесь соответствие, и такой случай является типичным. Однако уже в слове 'ходьба' мы имеем известное противоречие между этими значениями: слово обозначает не предмет, а процесс, но оформлено как существительное и поэтому имеет общее категориальное значение предметности. Это явление, характерное также и для английского языка (см. «Лексикологию английского языка», § 159 и § 84), сказывается в области синтаксиса. Слово, упо-требляемое как существительное, влечет за собой связи, характерные для предмета. Однако, если лексическое ядро этого слова глагольное (имеет значение процесса), то это вызывает в нашем сознании связи, характерные для процесса. Так, в сочетании students of languages изучающие языки не ясно, является ли of languages определением или дополнением; тогда как совершенно ясно, что, например, в сочетании the cover of the book переплет книги the book является определе-

170

нием к слову the cover. И дело здесь в том, что в слове students мы чувствуем элемент глагольности, значение процесса в самом его лексическом ядре. И это значение может приводить к осмыслению languages в качестве дополнения, обознача-ющего предмет, на который направлен этот процесс. The cover of the book воспринимается иначе, поскольку в лекси-ческом значении слова cover момент процесса исчез; проис-хождение здесь не оставило следов в семантике.

Таким образом, во второстепенных членах предложения пересекается несколько моментов: (1) синтаксический — роль в предложении: определение, дополнение, обстоятельство;

(2) морфологический: оформление слова как определенной части речи; (3) лексический: индивидуальные значения каж-дого слова — обозначение признака, процесса и т. д. — например, и black черный и blackness чернота имеют значение признака.

При совпадении этих моментов никаких сомнений не возникает: мы имеем ясные случаи. Так, в предложении: Не saw a black dog there слово dog: 1) выполняет синтакси-ческую роль прямого дополнения и соответственно обозначает объект процесса, что уже наталкивает нас на представление о предметности; 2) относится к существительным, что еще раз указывает на предметность; 3) его лексическое значение также указывает на предмет реального мира (собака), а не признак или процесс и т. п. Таким образом, поскольку указания всех трех моментов в данном случае совпадают, мы имеем случай типичного дополнения.

Посмотрим, как обстоит дело со словом there. По син-таксической роли в предложении это обстоятельство, обозна-чающее условия, при которых произошло событие, а именно

— место действия. В выделении же какого-то конкретного предмета мы не заинтересованы. Нам важно лишь простое указание на место. Подобная «распредмеченность» и выра-жена с помощью определенной части речи — наречия, — которая не дает представления о предметности и указывает лишь на обстоятельства, при которых протекает действие. Конкретное лексическое значение слова также соответствует первым двум моментам: ничего, кроме указания на место, мы под there подразумевать не можем.

Такое же соответствие всех трех моментов мы видим и в

171

слове black: (1) синтаксическая роль в предложении — опре-деление; (2) часть речи — прилагательное, обозначающее признак, неотрывно связанный с предметом; (3) конкретная лексическая семантика — обозначение цвета, т. е. признака, а не предмета или процесса.

Традиционные определения различных членов предло-жения исходят из разнородных признаков. Так, например, в отношении определения указывают на прочность его связи с определяемым и на то, что оно обозначает признаки пред-мета. При определении дополнения говорят о значении предметности и участии в процессе и т. д. Поэтому часто получаются противоречия: в одном члене предложения сталки-ваются разнородные признаки.

При определении членов предложения необходимо вы-делять наиболее основные признаки и, исходя из них, харак-теризовать роль слова в предложении. Такими основными признаками являются:

1. Степень связи между членами предложения, ее характер.

2. Содержание отношений, которые выражаются с помощью данного члена предложения (идет ли речь о пред-мете, признаке и т. д.).

Одно и то же содержание отношения между предметами объективной действительности может быть выражено в со-вершенно различных типах связи. Так, например, реальное содержание отношений, выражаемых в предложениях This table is black Этот стол черный и This is a black table Это

— черный стол, одно и то же: и в том и в другом случае речь идет об известном предмете (столе) и об известном признаке (черноте). Однако это реальное содержание выражается в при-веденных предложениях по-разному, в разных типах связи. В первом случае признак черноты мысленно отделяется от предмета и обозначается как своего рода открытие, как то, на что следует обратить внимание; напротив, во втором случае связь признака (черноты) и предмета (стола) обозначена как готовая, а не открываемая в высказывании. Здесь обозна-чение предмета и его признака вводится в высказывание одновременно (a black table), тогда как в предложении This table is black сначала вводится обозначение стола, а лишь затем уже сообщается, что он черный.

172

Из сказанного следует, что между типами связи и содер-жанием связи существует глубокое различие. Это различие никак нельзя упускать из виду при анализе синтаксического строя языка.

3.

<< | >>
Источник: А. И. СМИРНИЦКИЙ. СИНТАКСИС АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА. 1957

Еще по теме 2. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, ЧАСТЯМИ РЕЧИ И ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ :

  1. Статья 1045. Особенности управления ценными бумагами
  2. Статья 1054. Кредитный договор
  3. Статья 1048. Проценты по договору займа
  4. Статья 1046. Договор займа
  5. Статья 1044. Прекращение договора управления имуществом
  6. Статья 1063. Договор банковского вклада в пользу третьего лица
  7. Статья 1057. Коммерческий кредит
  8. Статья 1064. Сберегательная книжка
  9. Статья 1055. Форма кредитного договора
  10. Статья 1058. Договор банковского вклада
  11. Статья 1059. Форма договора банковского вклада
  12. Статья 1071. Основания списания денежных средств со счета
  13. Статья 1056-1. Проценты по кредитному договору
  14. Статья 1056. Отказ от предоставления или получения кредита