<<
>>

РЕЧЬ

§ 2. Среди различных явлений в человеческом обществе мы находим и то особое явление, которое обычно называют речью {франц. langage, англ. speech, нем. Rede).

5

Речь есть закономерное соединение определенного звучания, производимого органами речи (гортань, язык, губы и пр.), с определенным смысловым содержанием (значением). (Ср. §§ 7 и 8.)

Таким образом, например, произнесенное кем-либо зву-чание [стой] в соединении со значением стой представляет собой отдельный отрезок речи, поскольку в данном случае будет иметь место соединение определенного звучания (именно звучания [стой]) с определенным значением {стой, а не беги, не сиди и пр.); и это соединение оказывается закономерным в том смысле, что оно не создано по при-хоти данного лица на данный момент.

Само же по себе, вне соединения со значением, никакое звучание, даже если оно и имеет характер речевого звучания (как, например, [стой]), не является речью или каким-либо ее отрезком. Речевое звучание, производимое или рассмат-риваемое отдельно от соответствующего смыслового содер-жания, представляет собой лишь внешнюю сторону речи, но не речь как таковую.

Подобным же образом и значение вне соединения с опре-деленным речевым звучанием представляет собой не речь,

а только одну ее сторону — внутреннюю сторону речи.

§ 3. Отдельный отрезок речи, имеющий в данных усло-виях определенную целевую направленность как

некоторое законченное целое, представляет собой акт речи.

Так, приведенное выше 'стой' — 'Стой!', — сказанное кем-либо в данный конкретный момент с определенной целью, есть акт речи. Подобным же актом речи явится и более сложное речевое произведение 'Не стой на ветру!' Но то же самое 'стой', включенное в состав предложения (например, 'Не стой на ветру!'), уже будет представлять собой не целый акт речи, а лишь известную его часть. В составе этого предложения, в сочетании с другими словами, речевой отрезок 'стой' уже не имеет той законченности и целевой определенности, какую мы находим при самостоятельном употреблении единицы 'стой' - 'Стой!'

Предложение 'Стой!' вообще не равняется отрезку речи 'стой' в составе предложения 'Не стой на ветру!' Дело в том, что в случае 'Стой!' эта единица оказывается не просто вообще

6

произнесенной, но произнесенной с определенной инто-нацией, т. е. с определенной скоростью, силой и «мелодией». На письме соответствующая интонация в данном случае очень приблизительно изображается восклицательным знаком. Вместе с тем в предложении 'Стой!' важно и то, что в нем нет других слов, кроме того, которое представлено в нем самой единицей 'стой'. Это отсутствие других слов, с одной стороны, сосредоточивает все внимание на единице 'стой', с другой стороны, оно придает предложению утвердительный смысл: ведь в русском языке (как и во многих других) утвер-ждение выражается не особым словом, а отсутствием отри-цания.

Таким образом, предложение 'Стой!', сказанное кем-либо в определенных условиях, представляет собой целый акт речи потому, что сочетание единицы 'стой' с определенной интона-цией и нарочитая изолированность этой единицы (отсутствие при ней других слов) создают достаточную законченность и достаточно определяют целевую направленность данного отрезка речи.

Иначе обстоит дело с единицей 'стой' в составе предложе-ния 'Не стой на ветру!' Здесь определенная интонация пред-ложения (скажем, та же, что в рассмотренном выше акте речи 'Стой!') принадлежит уже не единице 'стой', а всему соче-танию 'Не стой на ветру!', и значение этой интонации (просьбы, требования и т. п.) присоединяется не к единице 'стой', а к сочетанию в целом. Тем самым единица 'стой' сама по себе достаточно не определяется здесь интонацией. Так же, по-нятно, и соединение ее с другими словами уменьшает ее смысло-вую самостоятельность: здесь уже, например, речь идет не о стоянии как таковом, а о стоянии на ветру, так что самому стоянию уделяется меньше внимания. Особенно же следует заметить, что наличие отрицания 'не' уничтожает значение утверждения, с которым единица 'стой' выступает при отсут-ствии отрицания. Тем самым 'стой' в составе предложения 'Не стой на ветру!' оказывается менее определенным, менее законченным явлением речи, чем предложение 'Стой!', почему единица 'стой', взятая в составе этого предложения,

и не представляет собой целого акта речи.

§ 4. Один акт речи может ограничиваться одним предло-жением, как в приведенных выше примерах, но он может

7

также состоять и из большего или меньшего числа предло-жений. Так, выступление оратора на определенную тему, представляющее собой некоторое связное целое, или пропетая кем-либо песня является по отношению ко всей не относя-щейся сюда речи отдельным и единым актом речи.

Таким образом, акты речи могут быть и очень сложными, причем в более сложных актах речи могут выделяться более простые. Например, в выступлении оратора могут выделяться частные вопросы в пределах общей темы, а каждый отдельный вопрос может быть изложен в ряде отдельных предложений, каждое из которых будет выступать как особый акт речи.

Однако при выделении составных частей из такого акта речи, который является лишь одним предложением, мы обычно уже не получим настолько законченных и ясных по своей целевой направленности отрезков речи, чтобы их можно было признать отдельными актами речи (ср. выше, § 3).

Из сказанного следует, что отдельный акт речи обычно представляет собой либо отдельное предложение, либо связанную в некоторое осмысленное целое цепь предло-жений (ораторское выступление, художественное произ-ведение и т. п.),

§ 5. Хотя предложение регулярно выступает в виде от-дельного акта речи (см. §§3—4), тем не менее следует строго различать предложение как таковое и соответствующий ему акт речи.

В самом деле, ведь, например, 'Стой!', сказанное кем-либо

в данный момент, и такое же 'Стой!', сказанное другим чело-веком или тем же самым, но в другой раз, являются раз-личными актами речи, но они представляют собой одно и то же предложение, лишь повторенное дважды (или большее число раз). Равным образом, сколько бы мы ни

повторяли лермонтовские стихи «Белеет парус одинокий В тумане моря голубом...», мы будем иметь все время одно и то же произведение; отдельных же актов будет столько, сколько раз эти стихи будут воспроизведены.

Отмеченные различия сводятся к различию между некото-рым речевым произведением (того или иного объема и характера) и соответствующим актом речи. Суть этого различия состоит в следующем.

Любое речевое произведение характеризуется определен-

s

ным составом и строением. Самые же процессы его произнесения и осознания в тот или другой конкретный отрезок времени, при тех или других условиях, тем или дру-гим лицом и пр. не характеризуют речевое произведение как таковое, почему оно и остается одним и тем же в различ-ных речевых актах (поскольку в его состав и строение не вносятся при его воспроизведении какие-либо изменения). Каждый же акт речи характеризуется не только тем, какое произведение он собой представляет, но и самими данными конкретными процессами произнесения и осознания этого произведения.

Всякое речевое произведение, следовательно, действи-тельно существует в том или ином акте или ряде актов речи, но каждый данный акт речи представляет собой, помимо самого соответствующего словесного произведения, также известную совокупность конкретных процессов, вся кон-кретность которых для данного произведения как такового несущественна.

§ 6. Человеческая речь в целом является потоком неисчи-слимых и неограниченно разнообразных актов речи, как следующих друг за другом во времени, так и параллельных, происходящих в одно и то же время (ведь в каждый данный момент говорит множество людей). Этот поток речи все время нарастает, течет дальше, так как постоянно произ-водятся все новые и новые акты речи.

Речь данного общества, речь исторически образовавшейся совокупности общающихся между собой людей в целом практически необозрима, и ее общая масса непрерывно растет, поскольку люди продолжают говорить, думать, писать. Поэтому в действительности мы всегда имеем дело лишь с таким материалом исследования, который пред-ставляет собой только некоторую более или менее случайно, естественно или искусственно ограниченную часть всей данной речи. Тем не менее, если эта часть достаточно велика и разнообразна по составу, по ней все же можно судить вообще о речи данного общества на протяжении соответствующего времени его исторического развития. Это оказывается воз-можным потому, что каждый отдельный акт речи имеет в своем составе большее или меньшее число единиц, являю-щихся лишь воспроизведениями единиц, входящих в

9

состав других актов речи (см. подробнее ниже, § 12). Поэтому, если мы изучаем лишь ljn часть всей массы данной речи, то мы все же можем иметь уверенность в том, что в остальной п — ljn массе речи очень многое будет тем же самым, что нам известно но изученной ljn части.

§ 7. Речь существует в различных формах. С точки зрения различия во внешней стороне выделяется три формы речи: (а) устная речь, имеющая внешнюю звуковую сто-рону, (б) письменная речь, имеющая внешнюю графи-ческую сторону, и (в) мысленная речь, которая не имеет реальной внешней стороны; но однако в качестве эквивалента этой стороны выступает соответствующий речевой образ, который может быть слуховым (звуковым), двигательным, зрительным (графическим) и в различной мере комбини-рованным — в зависимости от обстоятельств.

Устная и письменная формы существования речи объеди-няются как ее объективные формы, а мысленная выделя-ется как ее субъективная форма. Речь, существующая в объективной форме, является внешней речью, а речь, суще-ствующая лишь в субъективной форме, — внутренней речью.

§ 8. Из трех форм существования речи — устной, пись-менной и мысленной — первая является основной.

Письменная форма возникла исторически на базе устной как средство фиксации произведенного в устной форме и для последующего воспроизведения в устной форме, т. е. для про-чтения вслух. Мысленная форма существования речи не явля-ется основной уже потому, что в этой форме речь не служит для общения; кроме того, в данной форме вместо реальной внешней стороны речи мы находим лишь соответствующий речевой образ, поскольку мысленная форма, хотя она посто-янно и существует параллельно устной (и письменной), все же основывается на другой, на устной (а отчасти и на пись-менной) форме: ведь речевой образ, представление звучания (а также и написания) какой-либо фразы, например, 'Уже поздно', возникает в результате отражения в сознании реально слышанного звучания (или виденного начертания).

§ 9. Из сказанного следует также, что устная, письменная

и мысленная речь не являются каждая отдельной, особой

10

«речью», но представляют собой в пределах одного общества лишь различные формы, в которых существует одна и та же речь.

Этозначит,что,например,сказанное ,написанное 'Уже поздно' и подуманное уже поздно являются одной и той же фразой, лишь данной в разных формах существования речи, а не тремя разными фразами, представляющими каждая сове-ршенно особую речь.

Отсюда, конечно, никак нельзя сделать вывода, что уст-ная, письменная и мысленная речь не могут различаться от-части и по самому своему составу: известные единицы могут употребляться преимущественно или даже только в какой-либо одной форме речи или, наоборот, не употребляться в одной из ее форм. Таким образом, множество единиц встре-чается во всех различных формах речи, другие же оказыва-ются известными лишь в отдельных ее формах, но поскольку последние соединены со множеством первых, постольку единство речи в различных ее формах не нарушается.

§ 10. Являясь важнейшим способом человеческого об-щения, речь полностью реализуется лишь тогда, когда в ней действительно осуществляется общение между людьми. Нечто сказанное, но не услышанное, не воспринятое другим, еще не является вполне реализованным отрезком речи.

Поэтому, например, сказанное вслух наедине, хотя внеш-не и может совершенно совпадать с тем, что говорится в процессе общения, все же не может рассматриваться как полностью реализованный акт речи. То же самое, естествен-но, относится и к внутренней, мысленной речи. Что же ка-сается письменной речи, то здесь общение оказывается разор-ванным тем промежутком времени, который проходит между написанием и прочтением написанного. Можно сказать, что акт речи завершается здесь тогда, когда написанное прочи-тывается.

2.

<< | >>
Источник: А. И. СМИРНИЦКИЙ. СИНТАКСИС АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА. 1957

Еще по теме РЕЧЬ:

  1. Статья 1045. Особенности управления ценными бумагами
  2. Статья 1068. Операции со счетом, которые выполняются банком
  3. Статья 1063. Договор банковского вклада в пользу третьего лица
  4. Статья 1056-1. Проценты по кредитному договору
  5. Статья 1056. Отказ от предоставления или получения кредита
  6. 2. Содержание и исполнение обязательств из проведения игр и пари
  7. 1874
  8. Статья 1057. Коммерческий кредит
  9. 19.3. Обязательства из проведения игр и пари
  10. 2. Договор о простом товариществе.