<<
>>

2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФОРМ СЛОВ ДЛЯ ВЫРАЖЕНИЯ СВЯЗИ МЕЖДУ СЛОВАМИ

§ 61. Как уже указывалось выше (см. § 52), для современ-ной английской синтаксической системы в известной мере характерно также и соединение слов посредством их форм. Там же было указано, что именно благодаря относительной

74

малочисленности морфологических форм в английском язык-имеющиеся формы несут довольно значительную нае грузку.

К этому надо прибавить, что бедность современной англий-ской морфологической системы словоизменения часто бывает несколько преувеличена. Дело в том, что английский язык не столько беден грамматическими формами, сколько он характеризуется однообразием звучания словоизменитель-ных суффиксов.

Можно без преувеличения сказать, что в английском языке нет ни одного словоизменительного суф-фикса, который не имел бы омонимов: ср. played играл — played сыгранный — played играл бы; reading читающий — reading чтение — reading показания (прибора) и т. п. Кроме того, для английского языка являются в высшей мере харак-терными нулевые суффиксы словоизменения, которые создают лишь видимость отсутствия грамматической формы: ведь, например, like в I like по отношению к likes и liked не есть неоформленная основа; это такая же полноправная слово-форма, как и likes, liked, но она, в отличие от них, не имеет какого-либо положительного суффикса. Точно таким же образом в качестве самостоятельной словоформы выступит и (to) like, отличающееся от like в I like наличием другого нулевого суффикса (подробнее см. в «Лексикологии англий-ского языка», § 52).

Существует два основных способа соединения слов по-средством их форм: (1) согласование и (2) управление. В известной мере эти способы соединения слов характерны и для современного английского языка.

§ 62. Согласование в большинстве лингвистических работ трактуется обычно как такое соединение слов, при котором одно из соединяемых слов точно воспроизводит, как бы копирует, форму другого слова. В частности, в слово-сочетании 'большой стол' или 'красная лента' форма прилага-тельных 'большой' и 'красная' объявляется целиком зависимой от формы связанных с ними существительных 'стол' и 'лента': прилагательные стоят в той же падежно-числовой форме, что и соответствующие существительные, а, кроме того, их форма рода определяется тем родом, к которому относятся сущест-вительные.

Следует подчеркнуть, что традиционное понимание согла-

75

сования как простого совпадения форм слов является чисто внешним, поверхностным и недостаточным.

Во-первых, этому пониманию противоречат сами языко-вые факты. В его рамки укладываются далеко не все реально существующие связи живого языка. Так, русские личные местоимения первого и второго лица, как известно, вообще лишены категории грамматического рода, но тем не менее в нашей речевой практике встречаются сочетания этих место-имений с прилагательными типа 'бедная я', 'бедный я'; ср. также 'я пришел' и 'я пришла'. Традиционная грамматика говорит, что формы рода, числа и падежа в подчиненном согласуемом слове ничего не выражают, а лишь воспроизводят соответствующие формы ведущего слова. Однако случаи типа 'бедная' я и др. опровергают эту точку зрения. Сюда же относятся и такие английские словосочетания, как those people me люди и the family were семья была (собственно, «члены семьи были»), с различными формами числа.

Во-вторых, указанное выше понимание согласования явля-ется неточным и по самому своему существу.

Важно в связи с этим подчеркнуть, что так называемые отношения между словами в речи, в предложении, с одной стороны, вообще существуют лишь на основе реальных (или мыслимых как реальные) отношений, с другой же стороны, лишь изображают эти последние. В самом деле, если мы говорим, что в словосочетании 'белое платье' слово 'белое' относится к слову 'платье' как определение к определяемому и что согласование в роде, числе и падеже «выражает» здесь это отношение, то мы лишь неточно выражаем ту мысль, что грамматические единицы, имеющиеся в этом словосоче-тании, обозначают наличие признака, обозначаемого словом 'белый/белая/белое', у предмета, обозначенного как 'платье', в самой действительности. Единицы 'белое' и 'платье' только потому и в том смысле представляются связанными друг с другом, что здесь имеется обозначение известной связи в самой реальности, и основанная на этой реальной связи связанность между 'белое' и 'платье', т. е. данное в речи отношение между этими словами, имеет ценность лишь постольку, поскольку таким образом изображается реальная связь, реальное отношение признака и предмета.

Сказанное выше означает, что согласование никак нельзя рассматривать в качестве простого согласования форм слов;

76

согласование есть не копирование формой одного слова формы другого слова, а согласное обозначение того же са-мого формами соединенных слов. Если понимать со-гласование именно таким образом, то приведенные выше случаи типа 'бедная я', these people и the family were будут представлять собой также примеры согласования. В самом деле, поскольку формы согласуемых слов определяются именно самой обозначаемой действительностью, вполне естественным является то, что слово 'бедная', обозначающее лицо женского пола, имеет форму женского рода, слово these, относящееся к ряду лиц, — форму множественного числа, так же как и слово were, соотнесенное с отдельными представителями семьи (family). Более того, в объяснении здесь нуждается не форма согласуемого слова, а форма ведущего слова, ибо особенностью приведенных сочетаний является то, что именно основные слова при согласном обозначении одного и того же реального факта имеют извест-ные присущие им специфические черты: слово 'я' не из-меняется по категории рода, а слова people и family заключают множественность в своей лексической семантике. Иначе говоря, например, компоненты словосочетания 'бедная я' согласуются в том смысле, что они согласно обозначают одно и то же лицо женского пола и поэтому они имеют одну и ту же падежно-числовую форму; однако пол этого лица обозначается лишь в одном из слов, поскольку только в одном из слов обозначение пола обеспечивается языковыми средствами.

В английском языке мы наблюдаем следующие случаи согласования:

1. Согласование между определением и опре-деляемым. Этот вид согласования в английском языке имеет очень ограниченную сферу употребления. Прежде всего, здесь отпадает согласование по линии рода. Нет в английском языке и согласования по линии падежа. Что касается согласования в числе, то оно сохранилось лишь в двух случаях. Во-первых, согласование существует между указательными местоимениями и определяемыми ими сущест-вительными: ср. this dog эта собака — these dogs эти собаки, that dog та собака — those dogs me собаки. Во-вторых, из-вестное подобие согласования мы наблюдаем при сочетании неопределенного артикля с существительным, поскольку во

77

множественном числе неопределенный артикль перед сущест-вительным отсутствует: ср. a dog собака, но dogs собаки.

Примечание. Выражаясь точнее, следовало бы говорить в случае new houses и др. не об отсутствии согласования в числе между компо-нентами, а об отсутствии специальных языковых средств для согласного обозначения числа в одном из компонентов.

2. Согласование между подлежащим и сказу-емым. Согласование между подлежащим и сказуемым в английском языке осуществляется по линии лица и числа; ср.:

I have a book, но Не has a book.
Не has many friends, но They have many friends.
He speaks, но They speak.

В русском языке, как известно, наблюдается также согласо-вание в роде: ср. 'Он пришел' — 'Она пришла'; 'Он пришел бы' — 'Она пришла бы'. Однако это является специфичной особенностью русского языка, отсутствующей в большинстве европейских языков.

Следует отметить, что согласование между подлежащим

и сказуемым вообще, а в английском языке в особенности, является гораздо более свободным, чем согласование между определением и определяемым словом. В целом ряде случаев обозначаемый подлежащим предмет по-разному оценивается формами подлежащего и формами сказуемого. При единст-венном числе подлежащего сказуемое часто может иметь форму множественного числа: ср. the majority say that...

большинство говорит, что ..., a number of students are ...

большинство студентов является ..., the family were ...

члены семьи были.... Нечто подобное иногда наблюдается

и в русском языке ('Болыписнтво книг находятся...', 'В ком-нату вошли ряд студентов' и т. д.), однако, в русском языке случаи такого рода являются значительно более редкими и при этом они ограничены лишь разговорной речью. Не-соответствие в числе между подлежащим и сказуемым еще раз показывает, что согласование отнюдь не является простым копированием формой одного слова формы другого слова;

в действительности и подлежащее и сказуемое соотносятся с одним и тем же предметом реального мира, но оценивают этот предмет, по крайней мере по линии числа, по-разному. При этом различная оценка отношений числа обусловли-вается главным образом особенностями лексического зна-

78

чения слов, выступающих в функции подлежащего. Такие слова, как majority, people, указывают на множественность уже самой своей лексической семантикой и поэтому не имеют формы множественного числа. Что касается слова people, то по существу оно стало пониматься как словоформа множест-венного числа, хотя в действительности его форма является формой единственного числа: ср. two people два человека, many people много человек, those people me люди, these people are эти люди являются и т. п.

В отношении согласования сказуемого с подлежащим по линии лица необходимо заметить следующее. Характер со-гласования в зависимости от конкретного лица изменяется, и согласование в первом и втором лице — это не то, что согласование в третьем лице. Формы первого и второго лица глагола связываются лишь с определенными словами

— I и you, соответственно, — в то время как форма третьего лица глагола может вступать в соединение с неограниченным рядом слов:

Иначе говоря, в случаях второго типа форма третьего лица глагола определяется не тем, с каким словом эта форма связана, а тем, что она вообще связывается со словами, которые представляют третье лицо. В этом отношении можно сказать, что согласование в третьем лице является типичным согласованием, поскольку при этом учитываются не конкрет-ные слова, а определенные грамматические категории, отвлеченные от конкретности слов (см. также § 82).

Далее обращает на себя внимание то, что согласование в лице имеет более ограниченную область применения, чем согласование в числе. Объясняется это тем, что глагол be, использующийся в английском языке в качестве глагола-связки и в качестве вспомогательного глагола для образо-вания страдательного залога и форм длительного вида, в прошедшем времени, сохраняя изменение по числам (was — were), оказывается неизменяемым по лицам. При этом следует

79

учитывать также, что в английском языке, кроме будущего времени, различие между лицами во множественном числе глагола не проводится вообще, что также уменьшает сферу использования согласования.

К этому надо прибавить, что в современном английском языке в ряде случаев наблюдается лишь кажущееся неразли-чение форм числа, а, тем самым, подлинное соотношение между согласованием в лице и согласованием в числе пред-стает в несколько искаженном виде. В частности, может показаться что в такой паре, как (I) speak и (we) speak, раз-личение единственного и множественного числа вообще не проводится. Если стать на эту точку зрения, то нужно будет признать, что не только (we) speak, но также и (they) speak является нейтральным к числу. Однако такой трактовке препятствует соотношение (they) speak — (he) speaks, где различие в формообразующих суффиксах явно связывается с числовым значением. В то же время в результате сопостав-ления (I) speak — (I) am обнаруживается значение единст-венного числа у словоформы (1) speak. На последний довод можно было бы как будто возразить, что различие типа

(I) am — (we) are является единичным, ограниченным одним глаголом be. Это, конечно, верно. Однако глагол be является глаголом, занимающим в системе английского языка исклю-чительное место: как уже указывалось выше, он используется в качестве глагола-связки и в качестве вспомогательного глагола для образования страдательного залога и форм длительного вида, а так как эти формы образуются подав-ляющим большинством глаголов, то, значит, и подавляющее большинство глаголов различает формы числа, соответст-вующие формам (I) am — (we) are: ср. I am speaking и We are speaking, в которых словоформы am speaking и arc speaking уже не являются формами глагола be, но принадлежат глаголу speak. В связи с этим можно поставить вопрос и о- различении числа в прошедшем времени в таких словоформах, как (I) took и (we) took, на основе противопоставления их формам глагола be (was, were) и некоторым формам прошедшего времени самого глагола take (was taking — were taking, was taken — were taken). Возможно, что в некоторой степени происходит разграничение числа и в словоформах типа (you) wash — (you) wash и др., когда они сочетаются с возвратным или эмфатическим местоимением yourself — yourselves.

SO

В английском языке в систему согласования сказуемого

с подлежащим вклинивается также стилистический момент, связанный с тем, что личное местоимение thou ты, которое требует после себя употребления особых форм, является архаичным и используется лишь в торжественно-поэтическом стиле: ср. you read, но thou readest. Эти особые формы усиливают дифференциацию по лицам и укрепляют согла-сование.

3. Согласование между формами глагола в глав-ном и придаточном предложениях. Особо в англий-ском языке выделяется согласование времен (Sequence of Tenses), представляющее собой согласование форм глагола в придаточном предложении с формами глагола в главном предложении: ср., например, Не said he was ill Он сказал, что он болен. (По этому вопросу подробнее см. «Морфологию английского языка».)

§ 63. Под управлением обычно понимается употребление определенной падежной формы подчиненного слова, при котором падежная форма подчиненного слова находится в зависимости не от оформления подчиняющего слова, а от его лексического содержания. В частности, глагол 'касаться' управляет родительным падежом: ср. 'касаться этого вопроса' и пр., и такое управление сохраняется при любом изменении формы этого глагола: ср. 'касался этого вопроса', 'касается этого вопроса', 'коснулся бы этого вопроса' и т. п. Тем самым форма подчиненного слова оказывается как бы раз и навсегда данной, строго определенной и не может быть произвольно изменена.

Однако указанное традиционное понимание управления не является достаточным и требует известных дополнений.

1. Прежде всего необходимо отметить, что управление не есть постоянная, раз и навсегда данная зависимость формы одного слова от лексического содержания другого слова. Эта зависимость может меняться, если изменяется синтаксическая функция управляемого слова. Так, например, в предложении 'Я получил книгу' глагол 'получать' управляет винительным падежом существительного 'книга', но тот же самый глагол в другом предложении 'Книга получена мной' связывается уже не с винительным, а творительным падежом местоимения 'я'. Подобное различие в управлении непосредственно обуслов-

лю

лено тем, что управляемое глаголом слово в обоих предло-жениях выступает в разной синтаксической функции. Точно таким же образом изменится, например, и оформление слова, связанного с глаголом 'посвящать', в зависимости от того, в какой функции будет выступать это слово: ср. 'Он посвятил книге много времени', 'Он посвятил книгу этому вопросу', 'Книга была посвящена этому вопросу' и пр.

Из сказанного следует, что при анализе того или другого случая управления необходимо учитывать не только управля-ющее слово, но и синтаксическую функцию управляемого слова. Неправильно сказать, что такой-то глагол управляет таким-то падежом. Глагол соединяется с таким-то падежом не вообще, а лишь при передаче определенного синтакси-ческого значения (определенного члена предложения). Глагол может требовать разных падежей, но для передачи определен-ного синтаксического значения он сочетается с какой-то определенной формой, которая выбирается в зависимости от этого значения. Таким образом, при управлении сущест-венно не то, что, например, глагол 'управлять' сочетается с творительным падежом, а глагол 'касаться' — родительным, но то, что данные глаголы сочетаются с данными падежами для выражения определенного синтаксического значения — значения объекта действия.

2. Далее, необходимо учитывать, что, наряду со случаями управления, существуют и случаи свободного употреб-ления форм. Различие между теми и другими случаями может быть проиллюстрировано на следующих примерах:

Так, в словосочетании 'видеть смысл' и в словосочетании 'не видеть смысла' существительное 'смысл', сочетающееся с тем же самым глаголом 'видеть', оформлено различными падежами (винительным и родительным, соответственно), хотя в обоих случаях оно выступает в тождественной син-таксической функции — функции прямого дополнения. Ана-логичным образом обстоит дело и в словосочетаниях 'Он выпил воду' и 'Он выпил воды', где имеется разная падежная форма существительного 'вода', но одна и та же синтакси-ческая функция этого слова и один и тот же управляющий глагол ('выпить'). Нельзя считать, что, например, глагол 'выпить' управляет двумя падежами. Дело здесь несколько сложнее. Чтобы как следует разобраться в этом вопросе, надо обратить внимание на следующее. Наряду с исполь-

82

зованием грамматической формы по способу управления, существует также еще свободное употребление формы, обу-словленное только ее смыслом. Это значит, что та или иная грамматическая форма может употребляться в языке в из-вестном контексте более свободно и менее свободно. Анало-гичные явления можно наблюдать и в области лексики. Так, например, прилагательное 'коричневый' в лексическом плане может быть соединено с неограниченным числом существи-тельных, а прилагательное 'карий', являющееся почти полным синонимом прилагательного 'коричневый', употребляется лишь в сочетании со словом 'глаза'. Таким образом, соедине-ние 'карие глаза', хотя оно внешне и подобно таким соедине-ниям, как 'черные глаза', в действительности является соеди-нением лексически не свободным, ограниченным особенно-стями фразеологической сочетаемости (см. § 48). Точно так же и конкретная грамматическая форма, скажем, форма твори-тельного падежа, может употребляться более или менее свободно. Так, творительный падеж, обозначающий орудие действия, употребляется всякий раз, когда надо сообщить об орудии, употребляется по самому своему значению, а не потому, что какой-либо данный глагол требует после себя этого падежа: ср. 'рубить топором', 'писать карандашом', 'видеть глазами' и т. п. Такое свободное употребление твори-тельного падежа отличается от его употребления в сочетании 'управлять самолетом', где творительный падеж используется не в соответствии с указанным выше значением (в данном сочетании он обозначает не орудие действия, а объект дей-ствия), но потому, что в силу какой-то традиции или услов-ности глагол 'управлять' требует после себя творительного падежа. Различие между свободным и несвободным упо-треблением форм проявляется также в том, что, когда име-ется возможность выбора форм для подчиненного слова, только одна из этих форм обладает сильным связующим зна-чением и характеризует данное слово по линии связи его с управляющим словом, в то время как другая форма, употребля-ясь более самостоятельно и независимо, дает слову относи-тельно более изолированную характеристику. Именно так об-стоит дело и в приведенном выше примере 'выпить воду' и 'выпить воды'. В первом случае употребляется винительный падеж, имеющий сильное связующее значение; он означает, что существительное выступает как прямое дополнение,

S3

зависит от глагола и неотделимо от него. Таким образом, формой винительного падежа устанавливается тесная связь между существительным и глаголом, и словоформу 'воду' нельзя представить отдельно от глагола (даже в повелитель-ном предложении 'Воду!' такая связь с глаголом подразуме-вается). Напротив, родительный падеж, имеющий значение отрицания или частичности, характеризует слово более само-стоятельно, изолированно. В предложении 'Он выпил воды' форма родительного падежа слова 'вода' по своему грамма-тическому значению больше направлена не на то, чтобы выразить связь с глаголом, а на то, чтобы показать частич-ность: данный предмет (вода) характеризуется здесь не в связи с действием, а сам по себе, причем имеется в виду неко-торая часть воды. В то время как винительный падеж в зна-чении прямого дополнения употребляется очень узко, роди-тельный (партитивный) имеет очень широкое значение. Мы можем сказать: 'Мало воды', 'Нет воды', 'Много воды утекло'; можем сказать также 'стакан воды' и т. п. Это означает, что ро-дительный падеж, обозначая часть от целого, может высту-пать не только как дополнение, но и в других синтаксических функциях, тогда как винительный падеж характеризует слово именно как прямое дополнение.

Выше указывалось, что управление тесно связано с пред-ставлением о падеже. Управление имеется лишь там, где есть падежная система. Что касается английского языка, то там,

в связи с ограниченным числом падежей, система управления сильно разрушена. Если в русском языке из целого ряда возможностей глагол выбирает только одну, то в английском языке глаголу этого выбора не предоставляется. По сути дела в современном английском языке вопрос о выборе падежа вообще снимается. В самом деле, хотя у личных и некоторых вопросительных местоимений и имеется два падежа (именительный и объектный), однако один из них (именительный падеж) приглагольное дополнение оформлять не может; это падеж, выражающий независимость предмета

в данной ситуации и поэтому вовсе выпадающий из системы управления; таким образом, всегда, когда местоимение высту-пает в зависимом положении, оно употребляется в объектном падеже. В системе существительных имеется также лишь два падежа: общий и притяжательный; однако притяжательный падеж существительного не может выступать как падеж

84

управления, поскольку он никогда не является падежом дополнения. И даже в тех случаях, когда притяжательный падеж оформляет слово, непосредственно следующее за глаго-лом (например, It's my book and that is my brother's. Take my brother's, it is more interesting), притяжательный падеж не зависит от глагола; он выступает совершенно самостоятельно и имеет обычное для него атрибутивное значение по отно-шению к тому слову, которое упоминалось выше (в данном случае — book). Притяжательный падеж во всех случаях употребляется в совершенно определенном значении: для обозначения принадлежности, меры, расстояния, длительности во времени и т. п. Иначе говоря, каждый раз он употребляется соответственно своему значению, в определенной для него семантической области. И поэтому нельзя также сказать, что в сочетании (the) child's toy игрушка ребенка слово toy игрушка управляет притяжательным падежом, поскольку никакой ограниченности или идиоматичности в характере связи падежной словоформы child's со словом toy нет: ср. child's head голова ребенка, child's voice голос ребенка и т. п., где совершенно на тех же правах, что и toy, выступают слова head голова и voice голос. А это означает, что, поскольку все сочетания подобного рода определяются общим значением притяжательного падежа, в указанных сочетаниях мы имеем не управление, а самостоятельное, независимое употребление формы, диктуемое только ее смыслом.

Из сказанного ясно, что управление в современном ан-глийском языке оказывается, строго говоря, упраздненным. Тем не менее, в следующих двух случаях имеется известное подобие того, что обычно называется управлением:

1. Как известно, целый ряд современных английских гла-голов характеризуется тем, что они вообще не могут соче-таться с зависимым существительным или местоимением. К подобным глаголам относятся такие, как stand стоять, go идти, sit сидеть и др., обозначаемые в лингвистической ли-тературе термином «непереходные» или «интранзитивные». Таким образом, в современном английском языке сущест-вуют две формулы:

а) «Глагол + существительное» в общем падеже или местоимение в объектном падеже и

б) «Глагол + нуль» (т. е. отсутствие существительного или местоимения в каком-либо падеже).

SS

Различие между этими формулами следует признать раз-личием, идущим по линии управления, поскольку, во-первых, они указывают на возможность известного выбора между зависимым словом и его отсутствием, а, во-вторых, такой выбор является зависимым от конкретного глагола, обу-словленным этим глаголом: например, глагол take брать обязательно требует использования зависимого от него существительного в общем падеже или местоимения в объект-ном падеже, в то время как глагол go идти не сочетается ни с тем, ни с другим, или, как говорится, он не управляет ни существительным, ни местоимением, в отличие от первого глагола, для которого управление оказывается ха-рактерным.

2. Вопрос об управлении возникает, далее, в связи с упо-треблением предлогов. Предложное управление есть управ-ление двухстепенное: глагол требует известного предлога, а предлог определенного падежа. Однако поскольку выбора па-дежа в английском языке после предлога нет, остается толь-ко одна ступень — выбор предлога: ср. to look at the book

смотреть на книгу, to look for the book искать книгу, to look through the book просматривать книгу и т. п.

Таким образом, управление в современном английском языке переносится из сферы морфологии словоизменения в сферу служебных слов — предлогов.

<< | >>
Источник: А. И. СМИРНИЦКИЙ. СИНТАКСИС АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА. 1957

Еще по теме 2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФОРМ СЛОВ ДЛЯ ВЫРАЖЕНИЯ СВЯЗИ МЕЖДУ СЛОВАМИ:

  1. Статья 1054. Кредитный договор
  2. Статья 1042. Право управляющего на оплату
  3. Статья 1057. Коммерческий кредит
  4. Статья 1048. Проценты по договору займа
  5. Статья 1045. Особенности управления ценными бумагами
  6. Статья 1071. Основания списания денежных средств со счета
  7. Статья 1056-1. Проценты по кредитному договору
  8. Статья 1056. Отказ от предоставления или получения кредита
  9. Статья 1040. Обращение взыскания на имущество, переданное в управление, по требованию кредитора установщика управления
  10. Статья 1046. Договор займа