<<
>>

Глава X ОБЪЕКТНО-ПРЕДИКАТИВНЫЙ ЧЛЕН

§ 118. Как уже указывалось (см. § 99), при анализе пред-ложения нельзя ограничиться стандартной классификацией по членам предложения; очень часто встречаются такие случаи, которые не укладываются в рамки членов предложения, предусматриваемых традиционными грамматиками.

Одним из таких случаев является конструкция с объектно-предикативным членом, который нельзя включить в ска-зуемое.

Рассмотрим предложение Не painted the door white Он

выкрасил дверь в белый цвет.

При анализе этого предложения возникает вопрос, к какому члену предложения мы можем отнести слово white.

Сравнивая предложение The door was white Дверь была белого цвета и Не painted the door white, мы видим, что в них есть известная семантическая близость.

Отношение между door и white в предложении Не painted the door white напоми-нает отношение между подлежащим и сказуемым в предло-жении The door was white. Создается впечатление, что white в предложении Не painted the door white входит в предикацию, давая комплекс painted white, где painted как бы выступает как связочный глагол, a white является своего рода преди-кативным членом. Но этот предикативный член отличается от обычного «субъектного» предикативного члена, вводимого глаголом-связкой. По содержанию он относится не к подле-

251

жащему he, а к дополнению door. Предикативный характер white направлен на характеристику дополнения*.

Те же самые отношения мы находим и в предложениях

(1) They elected him the secretary of the committee Они избрали его секретарем комитета; (2) They named him Tom Они назвали его Томом.

Как и в предложении Не painted the door white, в выше-приведенных предложениях предикация неполно выражена в самом глаголе. С одной стороны, обозначается определенный процесс, наличествует процессная предикация (they elected him, they named him), но, с другой стороны, приводится до-полнительная квалификация (the secretary of the committee, Tom). Так же, как и в случае с white, приводимая квалифи-кация, как было сказано выше, относится не к подлежащему,

а к дополнению.

В предложении They named him Tom, named присоединяется к подлежащему, а Тоm присоединяется не к подлежащему,

а к дополнению. Создается комплекс: him — Tom. Внутри этого комплекса между дополнением him и словом Тот создаются отношения, по содержанию напоминающие отно-шения подлежащего и сказуемого (но наблюдаются они не по отношению к подлежащему, а по отношению к дополне-нию). Создается впечатление, что him является своего рода подлежащим по отношению к Тот, т. е. объект играет роль потенциального субъекта по отношению к тому, что обозна-чено объектно-предикативным членом.

Итак, объектно-предикативный член является самостоятель-ным членом предложения. Это предикативный член особого рода, который по содержанию относится не к подлежащему,

а к дополнению.

В традиционных грамматиках при анализе предложения,

• В курсе лекций за 1945/46 учебный год проф. А. И. Смирницкий помимо объектно-предикативного члена выделял также и субъектно-предикативный член.

Проф. А. И. Смирницкий указывал, что при неполнозначности глагола-связки предикативный член можно считать компонентом самого сказуемого, например, red в предложении The sun was red.

Иначе обстоит дело в предложениях типа The sun rose red, где слово red имеет большую самостоятельность, нежели в предложении The sun was red, и где оно обособляется. В подобных случаях мы можем говорить о субъектно-предикативном члене. (Примечание редактора.)

252

помимо членов предложения, выделяются еще особые кон-струкции, как-то: инфинитивные, причастные и др.

Одной из наиболее часто выделяемых конструкций являет-ся конструкция Accusativus cum Infinitivo, состоящая из до-полнения (выраженного существительным в общем падеже или местоимением в объектном падеже) в сочетании с ин-финитивом: I saw him run Я видел, как он бежал; They heard him speak Они слышали, как он говорил; They made him go Они заставили его уйти.

Традиционные грамматики такие конструкции рассматри-вают как сложное дополнение (Complex Object). Однако сочетания him — run, him — speak и др. нельзя считать одной неразложимой единицей. Это явное синтаксическое сочетание, свободно воспроизводимое (которое каждый говорящий мо-жет образовать), в котором каждый элемент является лекси-чески полноценным. Поэтому необходимо рассмотреть от-ношения внутри этого комплекса.

Датский ученый О. Есперсен отношения внутри этого комплекса подводит под общее понятие nexus, понимая под ним подобие отношений между подлежащим и сказуемым. Однако под этим термином объединяются самые разно-образные сочетания от him — run до сочетания his arrival. Термин этот, таким образом, ничего не объясняет.

По Есперсену получается, что him выступает как не со-всем полноценное подлежащее инфинитива, который в свою очередь выступает, как не совсем обычное сказуемое.

Однако, как мы видели (в разделе о подлежащем), подле-жащее характеризуется тем, что оно является главным, независимым, центральным членом предложения, на который ориентируются другие члены предложения. В вышеприведен-ных же сочетаниях him, his — явно зависимые, подчиненные члены предложения. Форма him (личное местоимение в объектном падеже) показывает, что эта словоформа зависит от глагола (saw). Здесь наблюдается зависимость, присущая второстепенным членам предложения.

Может ли инфинитив run в комплексе him — run рассмат-риваться как сказуемое?

Со сказуемым связано выражение предикации, так что связь подлежащего со сказуемым носит предикативный характер. В сочетании же him — run выражения предикации нет, нет утверждения, заявления. Run, являясь неличной

253

формой глагола, не выражает само по себе ни времени ни модальности, не относит высказывания к действительности; и лишь только от того, в каком времени употреблено сказуе-мое, будет зависеть осмысление (отнесение его к определен-ному моменту времени) run: I saw him run; I shall see him run.

Очевидно, что Есперсен исходит из того, что в сочетании him run, him обозначает действующее лицо, a run — действие,

и отсюда проводит аналогию между отношениями подлежа-щего и сказуемого. В самом деле, в этом случае мы имеем обозначение действующего лица и действия, но не это явля-ется основным при характеристике отношения подлежащего

и сказуемого. Отношения между подлежащим и сказуемым, как мы видели (см. раздел «Сказуемое»), могут лежать вне плана отношений деятеля и действия. Это противоречит данному выше определению подлежащего как слова, от которого зависит сказуемое. Подлежащее начинает понимать-ся не в грамматическом смысле, а в реальном. Под подле-жащим уже понимается не слово, а предмет, который дейст-вует или который определяется. Если под подлежащим пони-мать предмет, который действует, то в предложении This

letter is written by my brother надо считать подлежащим (т. е. предметом, который действует) by my brother. На самом же деле грамматическим подлежащим в вышеприведенном примере является this letter, a by my brother, хотя и обозначает деятеля, с грамматической точки зрения является дополне-нием.

В предложении This is a table при квалификативном ска-зуемом is a table нет ни обозначения деятеля ни обозначения действия, их нет и в предложении Не is here при обстоятель-ственном сказуемом. Мы не находим обозначений деятеля и действия в предложении Не resembles his father (глагол to resemble выражает определенное отношение, но не в плане деятеля и действия).

Таким образом, отношения деятеля и действия не обяза-тельны для подлежащего и сказуемого.

С другой стороны, возможны такие словосочетания, в которых выражаются отношения деятеля и действия; их компоненты, однако, ничего общего с подлежащим и сказуе-мым не имеют.

Так, например, в словосочетании the doctor's arrival обозна-

254

чается отношение действующего лица и действия, но никакого подлежащего и сказуемого в этом словосочетании нет. В предложении Не was seen by them имеется обозначение деятеля и процесса, но отношения между ними — это отношения сказуемого и дополнения.

Итак, в традиционных грамматиках смешиваются раз-личные типы отношений: с одной стороны, отношение между подлежащим и сказуемым, с другой стороны, — между источ-ником действия — деятелем — и действием — процессом (см. первую схему). Смешение это не случайно: по-видимому, исторически, по своему происхождению, идея подлежащего была связана с представлением о деятеле; в настоящее же время соотношение между тем и другим примерно такое:

Из схемы видно, что грамматическое подлежащее может совпадать с обозначением действующего лица лишь частично. То же самое следует сказать и о соотношении между сказу-емым и обозначением процесса:


255

Отношения между членами синтаксического сочетания типа him run по содержанию напоминают отношение между подлежащим и сказуемым, и в этом смысле him run сопостав-ляется с Не runs, He is running и т. п. Однако в словосочетании him run компоненты значительно теснее связаны друг с другом, нежели в соответствующих предложениях; связь эта очень сильно отличается от живой предикативной связи подлежащего и сказуемого и, являясь более тесной, выступает в качестве комплетивной связи, т. е. такой связи, которая характерна для второстепенных членов предложения.

Подобные комплексы могут образовываться и в других типах словосочетаний: ср., например, him in Moscow в пред-ложении I found him in Moscow Я нашел его в Москве. В этом случае мы также имеем комплетивную связь, а компонент in Moscow здесь выступает на положении объектно-преди-кативного члена.

Инфинитивные обороты в предложениях типа I saw him run часто напоминают случаи с объектно-предикативным членом в предложениях типа Не painted the door white. В обоих случаях имеются подлежащее, сказуемое и прямое дополнение; в обоих случаях к этому дополнению присоеди-няется еще одна единица (некий «икс») — run, white и т. п., в обоих случаях прямое дополнение и присоединяемый к нему «икс» соотносятся с действительностью не самостоятельно, а через посредство сказуемого. И такое предложение, как I made him run Я заставил его побежать, собственно означает 'Он побежал, так как я его заставил'. Таким образом, отно-шения между членами комплекса во всех случаях одинаковы, различается лишь семантика входящих в предложение слов.

Рассматривая объектно-предикативный член, проф. Б. А Ильиш различает отдельные разновидности объектно-преди-кативных членов. Так, например, он считает различными типами объектно-предикативного члена run и go в предло-жениях I saw him run; I hate him go. Он указывает, что в предложении I hate him go слово go не может быть оторвано без изменения смысла, и поэтому эта конструкция отличается от конструкции him run в предложении I saw him run. Однако это обстоятельство в действительности никак не может влиять на определение конструкции. Надо иметь в виду, что никакое слово не может быть изъято из предложения без изменения его смысла: ср. например, 'Я не люблю гнилых

256

яблок', где опущение слова 'гнилых' существенно меняет смысл предложения, но от этого 'гнилых' не перестает быть определением, как и во всех других случаях.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что объектно-предикативный член является самостоятельным членом пред-ложения. Он отличается тем, что всегда относится к опре-деленному члену предложения — прямому дополнению. Этим он отличается, в частности, и от прямого дополнения, которое не связано ни с каким определенным членом предложения. Что же касается отнесения к действительности, то оно как для дополнения, так и для объектно-предикативного члена осуществляется только через сказуемое.

17

<< | >>
Источник: А. И. СМИРНИЦКИЙ. СИНТАКСИС АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА. 1957

Еще по теме Глава X ОБЪЕКТНО-ПРЕДИКАТИВНЫЙ ЧЛЕН:

  1. Статья 1045. Особенности управления ценными бумагами
  2. Статья 1050. Последствия нарушения договора заемщиком
  3. Статья 1054. Кредитный договор
  4. Статья 1048. Проценты по договору займа
  5. Статья 1058. Договор банковского вклада
  6. Статья 1072. Очередность списания денежных средств со счета
  7. Статья 1043. Ответственность управляющего
  8. Статья 1042. Право управляющего на оплату
  9. Статья 1055. Форма кредитного договора
  10. Статья 1066. Договор банковского счета
  11. Статья 1044. Прекращение договора управления имуществом
  12. Статья 1049. Обязанность заемщика возвратить заем