<<
>>

§ 53 Завещание – односторонний акт воли. – Общие формы заве- щания. – Кодицилл. – Словесное завещание. – Привилегиро- ванные завещания. – Право делать завещание и лица к сему неспособные. – Право приобретать по завещанию. – Назначение наследника. – Отказы или легаты. – Условные назначения. – Субституция.

Изъявление последней воли есть акт в существе своем односторон- ний. Держась строго этого понятия, римское право не допускало ни на- следственных договоров, ни взаимных завещаний (test. reciprocum), в коих воля одного лица выражается в прямой или косвенной зависимо- сти от воли другого.
Вообще в римском праве почиталось невозможным завещание, составленное от имени двух или более лиц: такое раздвоение несовместно с единством и свободой воли завещателя. Подобно сему, и французский закон не допускает ни взаимного завещания, ни даже со- вокупного, хотя бы в пользу третьего лица (Code C. 968, 1097); герман- ские законы (прусский, австрийский) допускают взаимные завещания между супругами, в смысле договора о наследстве.

На форму завещаний все законодательства обращают особливое внимание, и потому формы этого акта весьма разнообразны. Письмен- ная форма завещания не повсюду одинаково обязательна. Вообще не устраняется возможность и словесных завещаний, лишь бы возможно было доказать их достоверное содержание, – что крайне затруднитель-

424

но. Иные законодательства, как, напр., прусское, допускают словесное завещание лишь в некоторых случаях и когда дело идет не о назначении целого наследства, а о частном отказе из наследственного имения. Французский закон не допускает простых словесных завещаний, без формального объявления перед нотариусом и свидетелями. Во всех за- конодательствах, кроме общей формы завещания, допускается и осо- бенная, упрощенная и облегченная форма для тех случаев, в коих со- блюдение полной формы было бы невозможно или затруднительно.

Общие формы завещания. В римском праве завещание отличается от кодицилла. Завещание (testamentum) должно содержать в себе назна- чение прямого наследника. Кодицилл (codicillum, памятное письмо) за-

ключает в себе распоряжения, поручаемые наследнику, или назначение,

отказ отдельных имуществ. Для завещания употребляется или чрезвы- чайная форма публичного акта (принадлежность позднейшей эпохи – акт, представляемый на утверждение правительственного места или самого монарха), или обыкновенная форма (t. privatum). Существенное ее условие – присутствие семи совершеннолетних свидетелей мужчин, нарочито приглашенных (testes rogati, t. solemnes). Если завещание сло- весное, они свидетельствуют о подлинности его и о точном его содер- жании; если письменное – они могут свидетельствовать и об одной его подлинности, буде завещатель при них только подписал его или объя- вил своим, не открыв им содержания. Во всяком случае, они скрепляют его своей подписью и печатью. Для кодицилла достаточно пяти обык- новенных свидетелей, с подписью их, без печати; и эта формальность не нужна, если кодицилл составляет дополнение к завещанию, в коем о нем упомянуто. Завещание бывает одно, кодициллов может быть произ- вольное количество, и эта дополнительная форма представляет еще то удобство, что акт, недействительный в смысле завещания, может быть еще действительным в смысле кодицилла, если завещатель включил в него так называемую кодициллярную статью (clausula codicillaris).

Эти римские формы завещательного распоряжения перешли в гер- манское право, вместе с различием между завещаниями и кодициллами.

Ныне из германских прав самое строгое относительно формы завеща- ний – прусское. Прусский закон только в особенных случаях допускает, как исключение, домашнюю форму завещаний; вообще же требуется предъявление завещания в суде, т.е. или записка в судебный протокол последней воли, словесно объявленной, или отдача в суд на хранение письменного, запечатанного завещания. В том и другом случае необхо- димо личное, непосредственное обращение завещателя к суду. Из этого правила не исключаются и кодициллы, если они писаны более чем на

425

двадцатую долю наследственного имения; в противном случае допуска- ется составление домашнего собственноручного акта, или со скрепой но- тариуса и одного свидетеля (Pr. Ldr. I, 12 § 7, 66, 160–174). Напротив того, в австрийском законодательстве общая форма завещаний значительно облегчена и упрощена: для собственноручно написанного и подписанного акта вовсе не требуется никакого свидетельства; в противном случае тре- буется трое свидетелей, из числа коих – в случае словесного завещания – по крайней мере двое должны дать вполне согласное показание о содер- жании последней воли (577–596). Французский закон, для удобства заве- щателей, установил троякую форму завещания: 1) собственноручное за- вещание (t. оlographe), своей рукой переписанное и подписанное с чис- лом: это самая простая и удобная для всякого места и времени форма, не требующая оглашения последней воли; 2) публичное завещание (t. pub- lique), непременно требующее оглашения и, сверх того, участия двух но- тариусов и двух свидетелей или одного нотариуса и четырех свидетелей, причем оно должно быть от слова до слова продиктовано завещателем, записано нотариусом и потом прочтено завещателю вслух в присутствии свидетелей; 3) тайное завещание (t. mystique) – форма, в которой люди, умеющие только читать, могут изъявить последнюю волю свою без ог- лашения. Завещатель, написав завещание своей или чужой рукой, пред- ставляет его в запечатанном конверте нотариусу, который в присутствии и за подписью многих (6) свидетелей составляет на самом конверте акт (actе de suscription) о том, что конверт, по личному объявлению завещате- ля, содержит в себе последнюю его волю. Форма эта соответствует общей форме римского завещания (Code C. 967–980). Французский закон знает только завещание и не упоминает о кодицилле.

Старинная форма канонического права – объявлять завещание, или составлять его при священнике, духовном отце, с двумя свидетелями, не принята гражданским законодательством на Западе.

Привилегированные или особенные завещания. Отличия в форме за- вещаний устанавливаются для некоторых лиц, или для некоторых случаев, большей частью в видах облегчения формы, но иногда и в видах умноже- ния предосторожностей (таковы, напр., по римскому праву, завещания слепых, с прибавлением свидетеля и пр.; во Франции (978, 979) завещания безграмотных; завещания французов за границей (999, 1000); прусские завещания неумеющих писать и иноязычных). Самая известная из облег- чительных форм – форма солдатского завещания. Римское право не требо- вало никаких формальностей – требовало только возможности удостове- рить волю солдата, если он делает завещание во время похода; такое заве- щание сохраняло силу в течение года после отставки. В новейших законо-

426

дательствах льгота не так велика. Прусский закон признает достаточным, во время сражения, словесное объявление воли двум свидетелям или обер-офицеру; в другое же время требуется письменная форма со свидете- лями. В первом случае завещание теряет силу по возвращении из похода; в последнем – через год после мира. Впрочем, и невоенным людям предос- тавляется подобная льгота посреди военных опасностей. Французский закон предоставляет льготы военным людям в осадном положении, или на службе вне отечества, или в плену у неприятеля. Вся льгота состоит в том, что вместо нотариуса и 6 свидетелей допускается участие военного на- чальника, или коменданта и свидетелей, в числе двух. Действие военного завещания ограничено 6-месячным сроком по возвращении.

Особливые упрощенные формы допускаются для завещаний, со- ставляемых во время заразительной болезни, во время морского путе- шествия, в деревне или у крестьян (римс., франц.). Прусский закон,

удержав позднейшую римскую форму завещания, объявленного непо-

средственно монарху (t. principi oblatum, dem Landesherrn uberreichte Testament), присваивает ему значение привилегированного.

В Англии завещание должно быть письменное: словесные завеща- ния (nuncupative will) допускаются только для солдат. Для действитель- ности акта требуется только, чтобы подпись была сделана или сознана

завещателем в присутствии свидетелей, не менее двух, которые подпи-

сываются на акте.

Право делать завещание (testamenti factio activa) принадлежит вся- кому, кто пользуется полнотой прав гражданских и соединенной с ними власти (Rechtsfahigkeit). Эта полнота наступает с возрастом. В завещании

предполагается совершенная свобода личной воли, и потому для несо-

вершеннолетних не допускается дополнение личной воли волей попечи- теля в завещательном акте. Для устранения неудобств, соединенных с этим правилом, законы допускают особливое совершеннолетие – для за- вещательной власти. В Риме дозволялось 14-летним (12 лет для женщи- ны) делать завещание. Новейшие германские законы допускают полную завещательную власть с наступлением 18-летнего возраста; французский закон требует для сего двадцати лет с годом. Но и ранее этих сроков до- пускается власть неполная; так, в Пруссии и в Австрии 14-летнему дозво- лено объявлять словесное завещание перед судом. Французский закон, не давая еще 16-летним власти совершать дары, предоставляет им завещать, но не более половины того, что могли бы они, будучи совершеннолетни- ми. Прежние законы почти повсюду на Западе лишали женщину права делать завещание, без согласия опекунов или прямых наследников; ныне уже повсюду (кроме Англии) снято это запрещение. И там, где женщина

427

лишена власти совершать дары, ей дано право делать завещание (в том соображении, что этим последним правом не нарушается, при жизни женщины, мужняя или иная власть, над ней поставленная)1.

Признанные расточители могут, по прусскому и австрийскому праву, завещать только половину своего наследства. По французскому закону, расточитель, неповрежденный в уме, и даже слабоумный, если к тому или другому представлен только судебный попечитель (conseil judiciaire), мо- гут и без его согласия делать завещание. По некоторым законодательствам (напр., австрийск.), завещательная власть ограничивается или вовсе отме- няется некоторыми преступлениями, вступлением в монашество и т.п.

Право приобретать по завещанию (testamenti factio passiva) пред- полагается также вместе с полнотой прав гражданских. Некоторые лица объявляются неспособными приобретать по завещанию, или безуслов- но, или относительно, по особым отношениям к завещателю. Неспособ- ными почитаются лица, кои не были еще зачаты в минуту смерти заве- щателя. Это правило, общее для наследства по закону и по завещанию, принято почти повсюду. Только в итальянском кодексе сделано из него исключение (ст. 764): могут приобретать по завещанию дети известного лица, находящегося в живых при смерти завещателя, хотя бы они сами в эту минуту не были еще и в зачатии. Неспособными почитаются прису- жденные к наказаниям, кои по закону лишают права приобретать по завещанию; так, по французскому закону, лишены сего права присуж- денные к peine afflictive perpetuelle: им предоставляется по завещанию только содержание (aliments). Особенным ограничениям подвергаются отказы в пользу учреждений и корпораций: для действительности их требуется утверждение подлежащего правительства. Некоторые лица закон объявляет неспособными приобретать по особым отношениям к завещателю. Цель этих запрещений, которые не одинаковы в разных законодательствах, – нравственная: устранить ожидание прибыли, рас- чет или корыстную сделку в отношениях, коих нравственная чистота охраняется законом. (Иногда это запрещение между двумя лицами – взаимное, иногда – только одностороннее.) Особенно обильно такими запрещениями французское законодательство, вообще далеко прости- рающее заботу об охранении предупредительными мерами нравственных отношений. Так, напр., французский закон запрещает опекуну приобре- тать по завещанию от питомца, покуда последний еще не вышел из опеки

1 Любопытным остатком прежних запрещений оставалось еще недавно в гражданском кодексе г. Любека особливое право вдовы делать завещание о своем имуществе, если покойный муж ее к сему уполномочил своим завещанием.

428

и даже после того, если счеты по опеке еще не очищены; незаконным де- тям – от отца, сверх законной доли; врачу и священнику – приобретать от больного, которого лечил или напутствовал перед смертью.

Назначение наследника. Существенное содержание завещания, по римскому праву, составляет назначение наследника, и притом прямое, т.е. назначение такого преемника, который прямо, без посредства и незави- симо от всякого другого лица, имеет вступить в права умершего по иму- ществу (это называется institutio heredis, Erbeinsetzung). Назначение это должно быть ясное, неподлежащее сомнению (certum consilium testantis) и иметь в виду известное лицо (certa persona, quam certa opinione animo suo testator subjiciebat), т.е. требуется, чтобы лицо наследника ясно определя- лось, хотя бы и не было названо прямо по имени. Завещание без назначе- ния прямого наследника немыслимо (in primis opus est, ut aliquis recto jure testamento heres instituatur ejusque fidei committatur ut eam hereditatem alii restituat: alioquin inutile est testamentum, in quo nemo heres instituitur).

Завещательное назначение наследника простирается или на все на- следственное имущество, или на количественную долю его (quota pars). Если же по завещанию назначаются известным лицам лишь отдельные вещи, имущества или суммы, без прямого наследственного определе- ния, эти лица становятся только преемниками права на известную вещь (singularis successio) и называются легатариями. Легатарий не есть на- следник. Наследники все вместе вступают в цельное право умершего по имуществу (in universum jus) и ограничивают друг друга взаимно в од- ном исключительном круге, так что, если бы один из них выбыл, доля его идет в приращение прочим (jus accrescendi), ибо все они наследуют вместе и в целости. Наследуя, они вступают в имение непосредственно, а не через кого-либо другого. В силу этого они представляют граждан- скую личность умершего и отвечают за него в имуществе безгранично. А легатарий не представляет умершего, не ответствует за него, назна- ченное имущество получает не прямо, а от прямых наследников.

Завещатель может назначить не только одного, но сколько ему угод- но наследников, и определить долю каждого, или назначить все всем вме- сте: в последнем случае они наследуют поровну (целое наследство техни- чески называется as; heres ex asse – единственный наследник целого; ко- личественные доли наследства – unciae, коих примерное число 12; 2 ун- ции – sextans, 3 унции – quadrans; отсюда – heres ex uncia, наследник в доле). Во всяком случае, наследство по завещанию обнимает непременно всю совокупность наследственного имущества (совершенная противопо- ложность русскому закону, по коему может быть в одно время наследство и по закону, и по завещанию). Римское право не допускает в наследстве

429

по завещанию имуществ, остающихся вне завещания; но как наследство по закону принадлежит все в совокупной целости законным наследникам, так и наследство по завещанию принадлежит в совокупной целости на- следникам по завещанию, так что если какая-либо часть наследственного имения осталась без прямого назначения в завещании, она распределяется по разверстке (pro rata) между наследниками, назначенными в завещании, как нераздельная часть целого или приращение к целому; так точно и ока- завшийся недостаток распределяется между всеми к уменьшению доли каждого. Это свойство выражается в известном положении римского пра- ва: nemo pro parte testatus pro parte intestatus decedere potest1, и в связи с этим свойством состоит римское отличие завещания от кодицилла.

Это римское строгое понятие о наследстве по завещанию отрази- лось и в общегерманском праве, однако же утратило свою силу во мно- гих новейших законодательствах. Австрийский закон вовсе не принима-

ет его, допуская наследство по завещанию вместе с наследством по за-

кону (Oest. Ges. b. 554, 556), если остается имущество, не определенное в завещании. Прусский же закон допускает подобное соединение заве- щательного наследства с законным в том лишь случае, когда на то была воля завещателя (Lrd. 1. 12. § 254–260). Французский закон не принял строго римского положения о назначении прямого наследника по заве- щанию. Как бы ни выразился завещатель в своем завещании, назначил ли он прямого наследника, или легатария, закон присваивает тому и другому распоряжению одинаковую силу; но, устанавливая между лега- тариями троякое различие: legataire simple, a titre universel и universel, французский кодекс присваивает последнему полное право наследника с полным представительством (если нет наследников по закону); но le- gataire a titre universel не считается прямым наследником: он только пре- емник имущества (successeur aux biens) и отвечает лишь в мере того, что получил (Code Civ. 1003–1013). Кто принял простой отказ, тот вовсе не отвечает за долги умершего, разве бы потребовалась урезка для попол- нения недостатка на удовлетворение всех отказов или на пополнение законной доли прямого наследника (ст. 1024). Вообще, когда к имению есть наследник и последовало полное слитное принятие наследства, то кредиторы умершего вотчинника становятся кредиторами наследника наравне с его личными кредиторами; а в такое же положение вступают и те лица, коим сделаны просто отказы, ибо они требуют себе удовле- творения от того же наследника. Посему на практике принято, что кре- диторы умершего, если желают себе удовлетворения преимущественно

1 Исключение из этого правила было допущено в Риме для военных завещаний.

430

пред преемниками простых отказов, должны просить об отделении дол- гов умершего от долгов наследника (separation des patrimoines).

Условия. Во всех законодательствах общие постановления об услови- ях обыкновенно помещаются в общей части учения и договорах и обяза- тельствах. Посему, по поводу завещаний, не лишним будет указать здесь

на главные виды и свойства условий. Определение воли делается под ус-

ловием утвердительным (cond. affirmativa: если то и то случится) или от- рицательным (c. negativa – если не случится); условие может быть постав- лено в зависимость от произвольного действия, состоящего во власти лица (cond. potestativa: если Иван будет иметь попечение о брате, если кончит курс в университете, если вступит в брак), или от случайного события (c. casualis: если у Ивана будут дети). От условия может быть поставлено в зависимость начало права или юридического состояния (cond. suspensiva) или прекращение того, либо другого (cond. resolutiva). Условие может ока- заться физически или юридически невозможным к исполнению (quae na- tura, quae jure impleri non possunt) или нравственно невозможным (c. contra bonos mores, c. turpis). Условие считается неверным (pendet conditio), доко- ле еще неизвестно, последует или не последует условное событие; условие отпадает (deficit), когда нет уже сомнения, что условное событие не по- следует вовсе; условие считается наступившим (impletur, existit), когда наступило условное событие. Покуда условие еще неверно, интересован- ное лицо, состоящее под условием (sub conditione) еще не имеет права, долженствующего возникнуть для него с наступлением условия, следова- тельно, не может и требовать осуществления, а имеет только ожидание, расчет на осуществление в будущем (spes debitum iri, jus futurum), но в силу такого ожидаемого права интересованное лицо может наблюдать за охранением имущества или права, составляющего предмет интереса, и ожидаемое право его может, глядя по свойству отношения, переходить и к его наследнику. Другая же сторона, от коей ожидается исполнение или осуществление, состоит под обусловленной повинностью и не должна препятствовать наступлению условленного события. С наступлением же условия право интересованного лица возникает и вступает в силу само собой, без особого объявления воли; действие сего права во всяком случае возводится к той минуте, когда наступило условие.

Существенное свойство условия есть неизвестность, неверность со- бытия, с коим оно связано; вследствие того неверным становится и право, связанное с условием. От того, когда условие невозможно, оно само собой

отпадает, ибо в самом начале наверно известно, что событие не случится.

Напротив того, когда право связано со сроком, т.е. с наступлением извест- ного момента во времени, тогда право в самом начале своем получает из-

431

вестность и верность, но только отдаляется осуществление права, ибо с течением времени известный момент срока непременно должен наступить. В сем состоит различие между условием (conditio) и сроком (dies), и это различие отражается на приобретении права, связанного с тем или с дру- гим. Срок так же, как и условие, может иметь или отлагательную, или прекратительную силу (см. о сем у Savigny. System. III. стр. 120–226).

Назначение наследника могло быть, по римскому праву, или без- условное, или под условием, лишь бы условие не было безнравственное и противозаконное. Назначение наследника под условием будущего, возможного, но неизвестного события, допускалось. Итак, допускалась возможность, по смерти завещателя, такого промежутка, в котором ос- тается неизвестным, кто будет по нем наследником и будет ли действи- тельно наследником то лицо, которое назначено условно. (Полезно об- ратить на это внимание ввиду существующего у нас мнения о невоз- можности допустить назначение наследника под отлагательным услови- ем.) Но несмотря на сей промежуток неизвестности, понятие о непре- рывности наследственного преемства нисколько не нарушалось, ибо, по римскому праву, с наступления условия право назначенного наследника возвращалось все-таки поначалу к минуте смерти вотчинника- завещателя. Это возвратное действие права, сообразное со свойством наследования, не применялось к отдельному отказу.

Понятно, с другой стороны, почему римское право не допускало по- добного промежутка неизвестности, когда назначение наследника свя- зуемо было со сроком; в таком случае срок отпадал и считался необяза- тельным. Право, связанное с отлагательным сроком, быв поставлено в зависимость от неизбежного события, получает, как выше изложено, с самого начала полную известность и определительность; следовательно, в сем случае нет никакого основания отлагать до срока наступление права, и непрерывность преемства заявляет себя немедленно. То возвратное действие, которое указано было в предыдущем случае (с отлагательным условием), может совершиться во всякое время отпадением отлагательно- го срока (см. Savigny. System. III. стр. 152, 211). Что касается до условия или срока прекратительного, то это действие не допускалось римским правом в назначении наследника, и подобное условие признавалось не- существующим, в силу того правила, что наследственное право, быв од- нажды приобретено, продолжается непрерывно и не может прекратиться (semel heres semper heres; heres manebit, qui semel extitit).

Эти постановления римского права приняты и в новейших законо- дательствах, в коих существует законное понятие о назначении наслед- ника или общего преемника завещателю. Достойно замечания поста-

432

новление итальянского кодекса (ст. 857, 859), что до наступления ус- ловного события, имеющего отлагательную силу, к наследству опреде- ляется в администраторы один из сонаследников или предполагаемый по закону наследник завещателя.

По неопределительности нашей терминологии мы употребляем одно только название – условие, в общем смысле условного или уставного, уч- редительного определения воли (квалифицированной). Но в этом общем понятии следует различать существенно различные категории. Так, в юри- дическом смысле условие (conditio) отличается от учредительного опреде- ления (modus, mode, Zweckbestimmung, Verwendung) относительно образа пользования имуществом и употребления оного, или налагаемых повин- ностей (charge), – определения, составляющего исключительную принад- лежность дарственных и завещательных актов. Как в том, так и в другом заключается самоопределение воли о мере и количестве созидаемого пра- ва, а отличие между тем и другим следующее. В условии само образование права в лице приобретателя постановлено в зависимость от условного со- бытия (если последует то и то, когда наступит положенное время, если окажется такое и такое качество, если совершится такое и такое действие); но условие само по себе не имеет принудительной силы. Напротив того, в чистом учредительном определении приобретение права не зависит от предуставленного действия или события; право это входит в силу само собой, но как скоро оно возникло, учредительное определение получает в нем силу принудительную. Вследствие того последнее удобнее и выгоднее для того лица, к кому относится, нежели первое: приобретение права со- вершается верно, без отсрочки и без рискованного расчета на неверное или только возможное событие, и в случае невозможности исполнения опре- деленного эта невозможность не обращается во вред приобретателю, ибо тогда связывающее его определение совсем отпадает. Но как условие, так и учредительное определение не всегда встречаются в чистом виде: в по- следнем иногда заключается и первое; поэтому весьма важно бывает в каж- дом данном случае определить истинное значение завещательной воли, по выражению, по намерению и по предмету, к коему оно относится: что в нем заключается существенно – условие или учредительное определение. Римское право указывало, в случае сомнения, истолковывать волю ближе в смысле определения, чем в смысле условия (см. Savigny. System. III § 128. Scheurl. Zur Lehre von den Nebenbestimmungen, Erlangen. 1871).

Субституции. Самый значительный вил условных завещаний есть так называемая субституция (substitutio), т.е. назначение последующего наследника, кто должен наследовать после первого избранного в на- следники лица, установление наследственного преемства не на случай

433

своей только смерти, но и на случай смерти ближайшего по завещанию наследника. В римском праве известны были 4 вида субституции.

Простая субституция (s. vulgaris): назначение подставного наслед- ника на случай, если настоящий или передовой наследник не в состоянии будет или не захочет принять наследство. 2. Родительская субституция

(s. pupillaris): назначение, в силу родительской власти, наследника мало-

летнему,состоящему во власти завещателя, на случай, если он умрет, не достигнув завещательного совершеннолетия. 3. Подобная родительской (s. quasi pupillaris): право восходящих родственников (по закону Юсти- ниана) назначать подставного наследника своему нисходящему, лишен- ному рассудка, если он умрет, не придя в рассудок. 4. Фидеикоммисс (s. fideicommissaria): поручение ближайшему или законному наследнику сохранить наследство и передать его или оставить по смерти своей дру- гому лицу. Лицо это может быть заранее избрано и поименовано в заве- щании, или может быть предоставлено выбрать его из числа членов цело- го семейства (fid. familiae relictum). Таким образом, участниками фидеи- коммисса представляются два лица: один так называемый преемник на вере (fiduciarius greve de substitution), тот, кому поручено наследственное имение; другой – избранный наследник фидеикоммисса (heres fideicom- missarius). Эта форма завещаний образовалась в Риме при действии стро- гого закона, не допускавшего между некоторыми лицами прямой переда- чи наследства по завещанию. Чтобы обойти этот закон, иной завещатель, желавший передать имение такому лицу, с которым не было у него заве- щательного правообщения (testamentifactio), поручал имение на вере дру- гому лицу, кому мог по праву завещать, с тем, чтобы тот его передал по- сле по мысли и намерению завещателя. Такое поручение могло сначала основываться исключительно на доверии, ибо только со времен Августа подобным поручениям присвоена была обязательная сила. Фидеикоммисс переходил в качестве наследства: но при сем завещателю предоставлялась полная свобода ограничивать пришествие такого наследства в силу на- ступлением положенного срока (что было невозможно в обыкновенном завещании). Кроме того, фидеикоммисс мог простираться и не на целое наследство, а на некоторую часть его, или особенное имение, и кроме фидеикоммисса было возможно назначать по тому же завещанию другие имения прямым наследникам. Фидеикоммиссарный наследник, подобно прямому, принимает на себя и ответственность за долги умершего, но лишь соответственно полученной доле всего имения.

Все эти четыре вида римской субституции приняты в прусском за- конодательстве; австрийское не приняло родительской и подобной ро- дительской субституции на том основании, что та и другая тесно связа-

434

ны с римской идеей родительской власти. Во Франции была издавна употребительна фидеикоммиссарная субституция, но признана вредной, как учреждение, противное началу гражданского равенства, добрым нравам, общему закону наследства и интересам государственного и ча- стного хозяйства. Посему учреждение это отменено в 1792 году, и ныне во французском законодательстве остается правило (796–798 ст.): суб- ституции запрещены. Исключение допускается для маиоратов и еще для двух особенных случаев (ст. 1048–1051). Впрочем, французская практи- ка признает запрещенной только такую субституцию, в коей устанавли- вается последующий наследник на случай смерти предыдущего; но под это запрещение не подходят, напр., такие распоряжения, коими полага- ется поручить третьему лицу передачу имения его наследнику, по смер- ти завещателя, хотя бы по прошествии назначенного срока или по на- ступлении указанного события. Запрещение это не касается и случаев так называемой простой субституции, для коей, впрочем, французский закон не удержал ни особого учреждения, ни особого названия; о про- чих же видах субституции французский закон не упоминает.

Субституции (entails) свободны в английском законодательстве и служат

(совокупно с правом наследования первородных) могущественным средством для удержания в одной фамилии больших имений. В Англии выказывается во всей силе практическое значение маиората. При помощи субституции все землевладе- ние в Англии сосредоточилось в одном сословии, и из крупных землевладельцев образовалась аристократия, сильная своим независимым положением. С этой сто- роны субституция стала в Англии важным политическим учреждением, нераз- дельным с целой системой общественных учреждений и строя государственного. Но, с другой стороны, в Англии же явственнее, чем где-либо, обнаруживаются вредные последствия этого учреждения для целой экономии общественного быта: изучение этой оборотной стороны английского маиората должно предостеречь всякого законодателя, кто пожелал бы, увлекшись блестящими свойствами и гро- мадным политическим значением английской аристократии, перенести на свою почву учреждение, столь много способствовавшее к упрочению силы в знатных родах. При помощи субституции сосредоточение поземельной собственности в Англии дошло до того, что число землевладельцев, простирающееся в 1786 году до 250.000, ныне едва доходит до 30.000, и приобретение поземельной собствен- ности сделалось доступным только для громадного капитала. Налагая на целый ряд поколений правило неотчуждаемости имения, субституция стесняет множест- во лиц в законных интересах, и приносит в жертву одному политическому интере- су много других интересов государственных, коих важность более и более обна- руживается. Так, напр., отношения землевладельцев к съемщикам земли или фер- мерам, представляющие обществу и правительству неразрешимый узел затрудне- ний, усложнились и запутались, благодаря учреждению субституции, которая делает невозможным долгосрочные сделки об аренде и стесняет землевладельца в

435

хозяйственных распоряжениях по имению – правом наследующих по нем поколе- ний. Ограничивая право собственности его и свободу хозяйственного распоряже- ния, она стесняет доброго хозяина в улучшениях хозяйства, а беспечного побуж- дает к издержкам выше средств, кредиторов же несостоятельного должника ли- шает возможности получить полное удовлетворение из ценности имения.

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. 2003

Еще по теме § 53 Завещание – односторонний акт воли. – Общие формы заве- щания. – Кодицилл. – Словесное завещание. – Привилегиро- ванные завещания. – Право делать завещание и лица к сему неспособные. – Право приобретать по завещанию. – Назначение наследника. – Отказы или легаты. – Условные назначения. – Субституция.:

  1. § 54 Исполнители завещания. – Общие и отдельные отказы. – Законная мера отказа. – Вступление в силу отдельного отказа. – Отмена завещания. – Открытие, оглашение и явка. – Истолкование завещания. – Законная доля. – Лишение наследства. – Завещательное наследство в прибалтийских губерниях. – Мусульманское завещание.
  2. § 55 Происхождение завещания и история его в русском законодательстве. – Понятие о завещании. – Совокупные завещания. – Двоякая форма завещаний.
  3. § 75 Ввод во владение по завещанию и споры на завещание. – Различные способы спора. – Пошлины с перехода имений по завещанию.
  4. § 63 Предмет завещания. – Содержание завещания. – Обсуждение законности распоряжений по аналогии с иностранными учреждениями. – Завещание на родовое имение.
  5. § 70 Исполнение завещания. – Назначение душеприказчиков. – Сущность душеприказчичьего звания. – Права, обязанности и ответственность душеприказчика. – Примеры из судебной практики. – Исполнение завещания наследниками.
  6. 3. Формы, порядок совершения завещания Формы завещания:
  7. Статья 1287. Назначение исполнителя завещания по инициативе наследников
  8. § 58 Явка завещания. – Двоякое ее значение. – Оглашение. – Новый обряд явки. – Хранение завещания.
  9. § 57 Крепостное завещание. – Составление его и явка. – Нотариальное завещание.
  10. Статья 1295. Право исполнителя завещания на отказ от осуществления своих полномочий
  11. § 61 Условия для действительности завещания. – Необходимые качества для завещателя и приобретателя по завещанию.
  12. Статья 1289. Согласие лица на назначение его исполнителем завещания
  13. Статья 1234. Право на завещание