<<
>>

§ 62 Внутренние условия для действительности завещательных распоряжений

Воля, по существу своему, свободна и безгранична, сама себя оп- ределяет, сама собой управляется. Но как скоро приходит она в прикос- новение с внешним миром, так вступает в круг прав и обязанностей, где действует независимо от нее закон юридической необходимости.

Здесь уже свойством прав и обязанностей определяется отношение воли к различным предметам. Итак, для того, чтобы воля могла осуществиться в действительности юридического мира, необходимо: 1) чтобы она име- ла право выразиться относительно данного предмета; 2) чтобы она сама по себе находилась в нормальном состоянии, имела свойство разумно свободной воли.

Право владеть своим имуществом и передавать его другому есть во- обще принадлежность юридической личности гражданина. Посему вся- кий, кто признается за лицо в государстве и обладает полнотой всех прав своего состояния, обладает в числе их правом отчуждать свою собствен- ность при жизни и правом изъявить о ней свою волю на случай смерти. Всякий гражданин имеет это право дотоле, пока не будет объявлено про- тивное, т.е.

доколе он не признан, в установленном порядке, лишенным общих прав гражданских, прав состояния. Итак, первое условие для дей- ствительности завещания в отношении к лицу завещателя есть целость прав его по имуществу. Люди, лишенные по суду всех прав гражданских, как скоро приговор им объявлен, не могут уже составлять завещания.

Но, независимо от этой чисто юридической способности завещателя, закон требует еще от него способности, которую, в отличие от первой,

518

можно назвать фактической. При всей целости общих гражданских прав его, материальное его положение может быть такого, что он лишен спо- собности свободно употреблять эти права, свободно ими воспользовать- ся: в некоторых случаях такая неспособность прямо предполагается зако- ном.

Итак, второе условие для действительности завещания, в отношении к лицу завещателя, есть такое состояние его, в котором он предполагается способным свободно и с рассуждением изъявить последнюю свою волю. Для того чтобы завещание было действительно, необходимо совокупное действие той и другой способности. Завещатель в данную минуту может быть вполне способен изъявлять свою волю свободно и с рассуждением; но если он не обладает вполне правом на имущество, то воля его, как бы свободно ни была выражена, не имеет среды, в которой могла бы обра- щаться и действовать, и потому недействительна. Завещатель обладает полнотой прав на имущество; но если в данную минуту воля его призна- ется неспособной определить себя, неспособной отнестись свободно и разумно к предмету, то как бы положительно ни была выражена, она не может ни к чему приразиться и также не достигает своей цели.

Способность, как нормальное состояние, как свойство положитель- ное, вообще предполагается; неспособность, как состояние ненормальное, как свойство отрицательное и исключение из общего правила, должна

быть обнаружена. Все предполагаются способными изъявлять свою волю

посредством завещания, доколе противное не будет обнаружено.

Способности завещать, с одной стороны, соответствует, с другой, – способность приобретать по завещанию. Та и другая может быть безус- ловная или относительная: безусловная, когда она не зависит от взаим-

ных отношений между завещателем и тем лицом, в пользу коего делается

распоряжение, относительная, когда между той и другой стороной суще- ствует необходимое отношение. Безусловно неспособными почитаются лица, не могущие распорядиться каким бы то ни было имуществом в чью бы то ни было пользу или приобрести что бы и от кого бы ни было по завещанию. Иные, напротив того, хотя вообще имеют право завещать или приобретать завещанное им, но лишены этого права только в отношении к некоторым определенным лицам или имуществам. Поэтому, при отно- сительной способности одного лица завещать или приобретать по заве- щанию, всегда предполагается другое лицо, соответственно тому не спо- собное приобретать или завещать.

Из сего не следует, однако же (если закон не объявил положительно), чтобы лицо, не имеющее власти заве- щать в пользу другого, не могло приобретать от него по завещанию, и обратно, чтобы не имеющий права приобретать по завещанию от другого не мог делать завещание в пользу сего последнего.

519

Юридическая способность завещателя зависит от условий личных, временных и случайных и потому может измениться с течением време- ни и с переменой обстоятельств: лицо способное может сделаться не- способным, а неспособное – приобрести способность впоследствии. Между тем, в завещании составление самого акта не одновременно со вступлением его в действительную силу. Поэтому вопрос о том, с какой минутой завещательного процесса должна совпадать юридическая спо- собность завещателя, имеет особую важность и требует рассмотрения.

Воля, выразившаяся в завещании, подлежит еще изменению до тех пор, пока может действовать свободно; только в минуту смерти завеща- теля завещание приобретает силу акта безвозвратного. Отсюда видно, что

в завещательном процессе два момента решительных, безусловно необ-

ходимых – составление завещания и смерть завещателя: в первом совер- шается выражение воли, во втором – достигается цель ее, совершается передача права, приобретение имущества избранным наследником. Оче- видно, что как в том, так и в другом моменте одинаково необходимо по- ложительное действие воли завещателя: для того, чтобы достигнуть цели своей, воля, первоначально выраженная завещателем, должна, не пере- ставая, сохранить свой начальный характер, быть той же самой волей.

Мы упоминали выше о различии между юридической способно- стью завещателя и способностью воли его в данную минуту. Посмот- рим, какое значение имеет та и другая способность в различные, ука- занные нами моменты. Человек, не имеющий права владеть имущест- вом и передать его, очевидно, не имеет права делать завещание. Итак, при составлении завещания необходимое условие есть полнота прав завещателя, юридическая его способность.

В минуту смерти завещателя воля его приводится в действие, – совершается переход имущества от одного лица к другому. Этот переход возможен в таком только случае, когда лицо передающее имеет право передать; следовательно, и в по- следнюю минуту, – в минуту усовершения и передачи прав, – завеща- тель необходимо должен иметь ту же юридическую способность в от- ношении к имуществу, какую имел при составлении завещания.

С другой стороны, лицо, обладающее правом на свое имущество, почитается неспособным располагать им, если воля его находится в со- стоянии, лишающем ее свободы рассуждения. Итак, в минуту составле- ния акта воля завещателя необходимо должна быть в здравом состоянии.

Воля завещателя, выразившись в первом моменте, совершила уже все, что от нее зависело, – высказалась. Момент ее выражения принад- лежит прошедшему, приведение ее в действие – будущему; но и остава- ясь в бездействии до времени, она остается все той же непременной во-

520

лей, нисколько не теряя своего значения. Сохранившись в целости до смерти завещателя, она в эту последнюю минуту также не изменяется в существе своем и является той же волей, не в эту минуту, но прежде того и один раз выраженной. Итак, достаточно, если завещатель в ми- нуту составления завещания пользовался полной свободой воли и здра- вым рассудком: какие бы ни произошли после того перемены в умст- венном и душевном его состоянии, каково бы ни было оно в минуту его смерти, – воля его, правильно выраженная, должна сохранить всю свою силу (Касс. реш. 1878 г., № 92).

Таким образом, юридическая способность лица и способность воли должны действовать совокупно в минуту составления завещания. Спо- собность лица необходима в минуту смерти завещателя; но способность воли, раз уже выраженной, не составляет в этот последний момент не- обходимого условия. Среднее пространство между двумя моментами завещательного процесса не имеет здесь существенного значения.

Чтобы удостовериться ближе в справедливости этих положений, представим себе:

Во-первых, завещание, составленное человеком, не имевшим юри- дической к тому способности.

Такое завещание ничтожно с самого на- чала и останется навсегда ничтожным, хотя бы завещатель приобрел

впоследствии право, которого не имел в минуту составления. Так, напр.,

завещание, составленное человеком, лишенным всех прав состояния, недействительно, хотя бы он был впоследствии помилован и восстанов- лен во всех правах своих.

Во-вторых, завещание человека, имеющего права, но не обладаю- щего волей, способной свободно выразиться. Оно также ничтожно в самом начале и не может быть восстановлено. Так, завещание, состав- ленное сумасшедшим, почитается навсегда ничтожным, хотя бы заве- щатель впоследствии пришел в рассудок.

В-третьих, завещание человека, имевшего юридическую способ- ность в минуту составления, но не имевшего ее в минуту смерти. В та- ком случае неполнота прав умирающего, в минуту его смерти, препят- ствует совершиться переходу имущества, определенному завещанием. В пример можно привести testamentum irritum у римлян, когда завещатель, бывший юридически способным лицом в минуту составления акта, умирал рабом или в ссылке. В нашем юридическом быте трудно пред- ставить себе подобный случай, потому что политическая смерть, ли- шающая человека прав состояния, производит у нас непосредственно то же действие, как и смерть естественная, т.е. сама по себе открывает на- следство после осужденного.

521

В-четвертых, завещание такого лица, которое во время составле- ния его пользовалось свободой воли, но было лишено ее в минуту смер- ти (напр., умерло в сумасшествии). Оно должно почитаться действи- тельным, потому что воля, однажды правильно выраженная, могла из- мениться только вследствие свободного акта той же самой воли.

Лицо, в пользу которого делается завещание, должно быть способно приобретать имущество по завещанию. В первый момент завещательного процесса, в момент составления завещания, эта способность не имеет су-

щественной важности, не представляется безусловно необходимой. В са-

мом деле, мы знаем, что завещание при жизни завещателя не имеет ника- кой силы, что одним составлением завещания лицо, в пользу коего оно составлено, не приобретает решительно никакого права на завещанное имущество и по существу акта не принимает никакого участия в его со- ставлении.

Само завещание, хотя бы и не оставалось тайной, хотя бы даже составление его оглашено было, не имеет и перед законом действительной силы до самой смерти завещателя. При жизни завещателя никакая обще- ственная власть не вправе входить в рассуждение о правильности его рас- поряжений, ни одно частное лицо не может их оспаривать. Итак, если за- вещание в минуту составления представляется актом, не имеющим дейст- вительной силы, то нет необходимости требовать, чтобы в эту минуту пре- емник по завещанию был действительно способен к приобретению заве- щанного ему имущества. О способности к приобретению не может быть и речи в такую минуту, когда нет еще никакого приобретения: в минуту со- ставления завещания завещатель еще не дает, а объявляет только волю свою, намерение отдать, но эта воля может еще вовсе не перейти в дейст- вие, покуда не облечется в силу безвозвратного акта смертью завещателя.

Момент приобретения по завещанию ни в каком случае не может наступить прежде смерти завещателя, следовательно, с этого только мо- мента способность приобретателя по завещанию представляется услови- ем, необходимым для действительности завещательного распоряжения.

Не подлежит сомнению, что со смертью завещателя для лица, кото- рому сей последний назначает имущество, открывается право; но право это открывается не во всех случаях в одинаковой полноте. Имущество может быть завещано или безусловно, или под условием. В первом случае со смертью завещателя приобретается во всей полноте право, предостав- ленное им избранному лицу: ему остается только вступить в материаль- ное владение завещанным предметом; внутренняя, духовная часть приоб- ретаемого права не требует уже никакого дополнения. Во втором случае со смертью завещателя открывается только условное право: право полу- чить завещанный предмет, как скоро совершится или будет выполнено

522

условие. Здесь приобретение полного права на вещь зависит еще от внеш- него события: покуда это событие не совершится и переход права на имущество от завещателя к избранному преемнику не признается еще совершившимся: право по завещанию открылось, но остается еще приоб- рести действительное право на завещанное имущество.

Мы указали выше на два главных момента в завещательном про- цессе: изъявление воли – составление завещания и действие воли – пе- реход права, смерть завещателя. Представляется вопрос: в каком отно-

шении к каждому из сих моментов состоит способность приобретать по

завещанию, яснее сказать, должен ли преемник по завещанию быть спо- собен приобретать в минуту составления завещания, или эта способ- ность требуется от него только в минуту приобретения?

Нет нужды требовать, чтобы в первый момент завещательного процесса, в минуту составления завещания, преемник по завещанию был способен приобретать, ибо, как изъяснено выше, в эту минуту нет еще никакого приобретения. Завещательное распоряжение вовсе не те- ряет своей силы в самом начале потому только, что при составлении завещания избранное лицо было неспособно к приобретению: действие воли, выраженной в завещании, еще не наступило; оно удерживается до кончины завещателя. Если в эту последнюю минуту избранное лицо продолжает быть неспособным, тогда только можно признать недейст- вительным обращенное к нему распоряжение; если оно успело сделать- ся юридически способным к приобретению до наступления той минуты, когда совершается действие воли завещателя и переход права, то ничто не препятствует воле завещателя осуществиться. Правда, что в первый момент своего выражения она встретила лицо неспособное, но не отра- зилась от него, а продолжалась непрерывно до самой смерти завещате- ля, и в последний момент своего выражения встретила этого лицо спо- собным к приобретению. Таким образом, завещание, составленное в пользу лица, лишенного всех прав состояния или еще незачатого в ту минуту, когда завещание состоялось, может быть действительно, если в минуту смерти завещателя это лицо оказывается уже зачатым или вос- становленным в гражданских правах своих1.

1 Мнению этому нисколько не противоречит известная юридическая формула: quod initio vitiosum est, tractu temporis convalescere non potest, потому что завещательное распоряжение в пользу неспособного лица нельзя почитать в самом существе неправильным, так как в минуту составления своего завещание не имеет еще никакого действия и никаких граждан- ских последствий не влечет за собой. Разумеется, впрочем, если закон постановил положи- тельно, что завещатель и при составлении акта необходимо должен иметь в виду лицо юридически способное, то и вышеизложенная формула вступает во всю свою силу.

523

В решениях 1869 г., № 72 и 1882 г., № 63 Сенат признал, что способность приобретать имущество требуется в минуту приобретения, а как приобретение по завещанию в минуту составления оного невозможно, то и нет законного ос- нования требовать, чтобы в самую минуту составления завещания лицо, в поль- зу коего оно написано, имело уже надлежащую способность к приобретению завещанного имущества.

По д. Остен-Сакен возник вопрос: действительно ли, за силой 1028 и

1310 ст. 1 ч. Х т. (изд. 1857 г.), составленное в 1858 г. завещание, так как недвиж. имение предоставлено в оном таким лицам, коих предки были там записаны по ревизии. Сенат (2 отд. 3 Д. 14 мая 1868 г.) рассуждал, что переход прав по завеща- нию совершается не ранее смерти завещателя. Завещатель же умер, и права пре- емников открылись не ранее 1863 года, когда отменено уже было запрещение, означенное в 1310 ст., следовательно, распоряжение не было незаконно.

Абрамович в 1857 году совершил нотариальным порядком завещание, с на- значением имений в Западном крае лицу польского происхождения. В ту пору это

было еще возможно, но завещатель умер в 1867 году, не изменив завещания, а

между тем в 1865 году издан известный указ 10 декабря, коим велено считать недействительными все совершенные после того акты и переходы подобных име- ний к лицам польского происхождения. Возник вопрос: может ли остаться в силе завещание Абрамовича? Правильнее всего решить, что не может. Хотя завещание было совершено в 1857 году, но акт, по свойству своему, не мог быть признан окончательным, решительно и безвозвратно совершенным актом, до самой смерти завещателя. Он имел одно личное значение для завещателя, но не стал еще юри- дическим основанием прав для лиц, в пользу коих завещано имение. Стало быть, актовую силу завещания никоим образом нельзя полагать ранее смерти завещате- ля, и в эту минуту, по крайней мере никак не ранее, надлежит прилагать к содер- жанию завещания силу закона, в то время действовавшего. В таком смысле дело это и было разрешено в Сенате и в Госуд. Совете (Выс. утвержд. мнен. 1872 г.).

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. 2003

Еще по теме § 62 Внутренние условия для действительности завещательных распоряжений:

  1. § 61 Условия для действительности завещания. – Необходимые качества для завещателя и приобретателя по завещанию.
  2. 3. Оформление завещательных распоряжений банковскими вкладами
  3. 4. Завещательное распоряжение правами на денежные средства в банке
  4. § 59 Особенные формы завещаний. – Распоряжения, имеющие вид завещательных. – Договор, подлежащий исполнению после смерти одной из сторон.
  5. § 69 В каких случаях завещательное распоряжение теряет свою силу и действие? – Право приращения между многими преемниками одного имения
  6. 4. Условия действительности сделок
  7. 1. Общие условия действительности сделок
  8. § 2. Условия действительности сделок
  9. 7. Завещательный отказ, завещательное возложение
  10. 3. Завещательный отказ и завещательное возложение.
  11. Статья 203. Общие требования, соблюдение которых является необходимым для действительности сделки
  12. § 67 Условия, ограничивающие право собственности, владение и распоряжение. – Соединение пожизненного владения с правом отчуждения и с правом избрания наследника. – Примеры из судебной практики.
  13. ж) Совершение преступления при нарушении условий пра-вомерности необходимой обороны, задержания лица, со-вершившего преступление, крайней необходимости, обосно-ванного риска, исполнения приказа или распоряжения
  14. § 33 Распоряжения имуществом во время незаконного владения. – Последствия оных при переходе имения к законному владельцу для сторонних лиц, которые могли приобрести право на оное
  15. Внутренний дворик для гостей
  16. § 5 Другое условие для вступления в брак – свобода от брачных уз. – Траурный срок. – Брак разведенных. – Брак разведенных за прелюбодеяние. – Четвертый брак. – Третье условие – отсутствие родства и свойства. – Постановления иностранных законодательств и русского церковного права.
  17. Упражнение для развития внутреннего видения