<<
>>

5. Толкование гражданско-правовых норм

При применении конкретной нормы гражданского права необходимо четко уяснить ее смысл и содержание. Этому служат различные приемы (способы) толкования ее текста, помогающие устранить возникшие неясности в его понимании.

К их числу относятся грамматическое, логическое, систематическое и историческое толкование. Данные способы толкования являются общими для норм любой отраслевой принадлежности, а потому подробно изучаются в курсе теории государства и права. При применении норм гражданского права к ним приходится прибегать наиболее часто в силу обширности и сложности содержания самого гражданского законодательства.

Толкование гражданско-правовых норм может быть обязательным в случаях, когда его дает государственный орган, который либо сам принял соответствующий акт, либо имеет компетенцию по разъяснению содержания такого акта или актов (легальное толкование). Так, пленумы высших судебных органов вправе давать разъяснения по вопросам судебной практики, содержащие обязательное для судов толкование действующего законодательства. Поскольку легальное толкование обязательно, оно по сути создает новую норму права, причем действующую с обратной силой. Толкование закона, которое любой суд дает по конкретному делу, является обязательным лишь для данной ситуации и не имеет общеобязательного характера (ибо прецедент в отечественном правопорядке не является источником права).

Толкование законодательства, которое содержится в учебной и научной литературе, в том числе в специальных комментариях к законам, является научным (доктринальным) и не имеет обязательной силы. Однако его авторитетность, основанная на проведенном научном анализе и знаниях авторов, может оказывать известное влияние на правотворческую и правоприменительную практику.

Нередко различают также буквальное (называемое иногда аутентическим), ограничительное и расширительное толкование норм в зависимости от соотношения смысла и текста соответствующего правила. Подлинный смысл нормы в принципе должен совпадать с ее текстом, а при их расхождении предпочтение придется отдать тексту, а не намерениям законодателя. Уяснение смысла нормы путем ограничительного или расширительного толкования в действительности всегда сводится либо к логическому, либо к систематическому или иным известным способам толкования (или к их сочетанию). В связи с этим выделение названных выше способов толкования представляется не вполне обоснованным, а главное - опасным, ибо способно исказить прямую волю законодателя, выраженную в тексте закона. Поэтому расширительное (распространительное) толкование нормы закона во всяком случае не допускается, если она содержит либо исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых соответствующее правило получает применение, либо какое-либо исключение из общего правила <1>.

Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 69 - 70.

<< | >>
Источник: Е.А. Суханов. Гражданское право В 4-х томах Том I Общая часть. 2008

Еще по теме 5. Толкование гражданско-правовых норм:

  1. 6.3. Толкование правовых норм
  2. 1. Правовая сила гражданско-правовых норм
  3. § 5. Правовая сила и порядок применения норм гражданского законодательства
  4. 2. Толкование норм права
  5. 3. Гражданско-правовые государственно-принудительные меры защиты гражданских прав, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности
  6. 13.6. Осуществление и защита гражданских прав. Гражданско-правовые сделки. Гражданско-правовая ответственность
  7. 2. Загальна характеристика реалізації правових норм
  8. Тема 19 Тлумачення правових норм
  9. 4. Види правових норм
  10. 1. Загальна характеристика застосування правових норм
  11. 2. Поняття та види інвестиційно-правових норм
  12. 1. Загальна характеристика тлумачення правових норм
  13. Тема 18 Застосування правових норм
  14. Понятие, основания наступления и виды гражданско-правовой ответственности. Меры ответственности в соотношении с мерами гражданско-правовой защиты
  15. 4. Застосування правових норм за аналогією у разі прогалини в законодавстві
  16. 2. Значение нравственных норм и устоев при определении пределов осуществления субъективных гражданских прав