<<
>>

1. Сущность юридического лица

Участниками гражданских правоотношений являются не только физические лица (граждане), но и юридические лица - организации, специально создаваемые для участия в гражданском обороте. Поскольку гражданский оборот имеет имущественный, товарный характер, участвовать в нем могут лишь независимые, самостоятельные товаровладельцы, имеющие собственное имущество.

Поэтому юридические лица должны иметь свое имущество, обособленное от имущества их создателей (учредителей, участников). Этим имуществом они будут отвечать перед своими кредиторами (контрагентами).

Закрепление определенного имущества за организацией в целом означает его выбытие из состава имущества ее учредителей (участников). Но одновременно значительно уменьшается риск их возможных потерь от участия в обороте. Ведь именно учредители (участники) управляют деятельностью созданного ими субъекта, а нередко прямо или косвенно участвуют в ней и тем самым в имущественном обороте, тогда как неблагоприятные имущественные последствия этой деятельности по общему правилу относятся на имущество этого субъекта (организации), а не на их собственное. В этом и состоит смысл конструкции юридического лица.

Использование этой конструкции свойственно высокоразвитому имущественному обороту. Не случайно юридические лица, прежде всего в форме различных торговых (купеческих, предпринимательских) компаний, стали широко признаваться законодательством лишь с появлением и усилением экономической потребности в объединении крупных капиталов, как правило, не обещавшем быстрой отдачи и потому связанном с риском, непомерным для одного и даже нескольких предпринимателей (например, в эпоху великих географических открытий - для организации морских экспедиций и заморской торговли, позднее - для строительства судоходных каналов и железных дорог и т.д. <1>). Конструкция юридического лица дала возможность создавать такие объединения капиталов (имущества) за счет вкладов многих лиц (первоначально главным образом - купцов), рисковавших при этом по общим обязательствам лишь некоторой, заранее известной частью своего имущества (и получавших часть общих доходов соразмерно вложенным средствам) По справедливому замечанию К. Маркса, "мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы приходилось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги. Напротив, централизация посредством акционерных обществ осуществила это в один миг" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 642).

Именно из-за относительной неразвитости имущественного оборота римское частное право не знало особой категории юридических лиц, которая, по авторитетному свидетельству Н.С. Суворова, явилась "не в римской, а в позднейшей юриспруденции" (Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2000. С. 29 и сл.), причем в развитом виде - лишь в правоведении XIX века.

В результате объединения (отчуждения) части имущества учредителей появляется новый субъект права - собственник, являющийся не физическим лицом, а неким искусственным (в этом смысле - фиктивным) образованием, признаваемым, однако, законом особым, самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Более того, данный субъект в принципе продолжает существовать и в случаях ухода из общего дела одного, нескольких или даже всех учредителей (участников) <1>. Иначе говоря, его юридическая личность является вполне самостоятельной, независимой от личности создавших его лиц и не сводится к ней. Поэтому такой субъект выступает в обороте от своего собственного имени, а не от имени своих участников, и приобретенные им гражданские права и обязанности принадлежат именно ему, а не его участникам. Этим, в свою очередь, предопределяется и необходимость возложения возможной ответственности по долгам этого субъекта на его имущество, а не на имущество его учредителей (участников).

Подобная ситуация может, например, сложиться в случае такого ухода из общества с ограниченной ответственностью (выхода, смерти и т.д.) его последнего или единственного участника, при котором все доли участия переходят к самому обществу: оно и в этом случае будет продолжать действовать в качестве юридического лица ("Keinmanngesellschaft" - "общества без лиц") до своей ликвидации (Altmeppen H., Roth G.H. Gesetz betreffend die Gesellschaften mit beschrankter Haftung (GmbHG). Kommentar. 4. Aufl. Munchen, 2003. S. 29).

На таких принципах создавались первые классические юридические лица - торговые компании. Впоследствии категория юридического лица получила гораздо более широкое распространение и стала использоваться законом по отношению ко всякой самостоятельной организации, допущенной государством к участию в имущественном обороте, в том числе даже и к некоторым органам самого государства (юридические лица публичного права). Ведь создание юридического лица может преследовать не только цель получения прибыли на вложенное имущество (в том числе лицами, не являющимися предпринимателями), но и цель материального обеспечения управленческой, научно-образовательной, культурно-воспитательной, благотворительной или иной общественно полезной деятельности (не предполагающей получение прямых доходов от нее). Но во всех ситуациях применение данной юридической конструкции связано с обособлением определенного имущества с целью ограничения имущественной ответственности (т.е. уменьшения риска участия в гражданском обороте) для его учредителей (участников) С этой точки зрения очевидна абсурдность ряда положений ранее действовавшего Закона 1990 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", объявлявшего это хозяйство юридическим лицом, несмотря на то что его имущество не обособляется от личного имущества ведущих его граждан, а последние в силу этого отвечают по долгам такого хозяйства всем своим имуществом, а также Закона 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности", признававшего имущество некоторых обществ и товариществ объектом долевой собственности их участников (что необходимо вело к долевой ответственности последних по долгам созданных ими юридических лиц, причем опять-таки всем своим имуществом, а не только внесенным в уставный капитал общества). В обоих ситуациях конструкция юридического лица просто теряла смысл, что свидетельствовало о непонимании ее сути законодателем того времени. В настоящее время эти положения отменены, но ранее созданные крестьянские (фермерские) хозяйства еще сохраняют статус юридического лица до 1 января 2010 г. (п. 3 ст. 23 Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" // СЗ РФ. 2003. N 24. Ст. 2249).

Следовательно, основными функциями (задачами), выполняемыми конструкцией юридического лица, являются ограничение риска ответственности по долгам и более эффективное использование капитала (имущества), в том числе при его объединении учредителями (участниками). Таким образом, юридическое лицо как субъект гражданского права по сути представляет собой не что иное, как особый способ организации хозяйственной деятельности, заключающийся в обособлении, персонификации имущества, т.е. в наделении законом обособленного имущества качествами персоны (субъекта), признании его особым, самостоятельным товаровладельцем. Именно персонификация имущества характеризует его юридическое обособление от имущества и личности своих учредителей и дает ему возможность последующего самостоятельного участия в гражданском обороте (т.е. приобретения и осуществления гражданских прав и обязанностей) под собственную имущественную ответственность перед своими кредиторами.

Поэтому никакое юридическое лицо не может нормально участвовать в гражданских правоотношениях, не имея реального имущества, обособленного от имущества его учредителей (участников), но зато после своего создания оно может выступать в обороте и при отсутствии участников, и даже при отсутствии учредителей. Подобным образом действуют, например, многие благотворительные и иные фонды. Рассмотрение юридического лица в качестве персонифицированного имущества объясняет и тот факт, что у него нет и не может быть никаких личных неимущественных прав, ибо даже его деловая репутация (п. 7 ст. 152 ГК) целиком обусловлена его участием в имущественных отношениях.

С другой стороны, необходимо отметить и опасность этой конструкции для имущественного оборота: ведь одни его участники с помощью создания юридических лиц заранее ограничивают возможность своих имущественных потерь, тогда как другие по-прежнему отвечают перед потенциальными кредиторами всем своим имуществом. Это обстоятельство предопределяет необходимость законодательного закрепления, во-первых, строго ограниченного, исчерпывающего перечня видов (организационно-правовых форм) юридических лиц (с тем чтобы исключить появление неизвестных и непонятных разновидностей, потенциально опасных для других участников оборота); во-вторых, жестких правил относительно наличия и состава их имущества (с тем чтобы исключить появление в обороте "пустышек", заведомо не способных к самостоятельной имущественной ответственности по долгам).

Из сказанного становится очевидным, что категория юридического лица является гражданско-правовой, созданной для удовлетворения определенных реальных потребностей имущественного (гражданского) оборота. Данная юридическая конструкция теряет смысл в публично-правовых отношениях, где правосубъектность организации никак не связана с ее имущественной обособленностью, ибо определяется совершенно иными задачами. Именно поэтому, например, правительство или парламент, будучи высшими органами публичной власти, сами по себе совершенно не нуждаются в признании их юридическими лицами (для материального обеспечения их деятельности обычно создаются специальные организации с правами юридических лиц), поскольку цели их создания и деятельности никак не предполагают их непосредственного участия в имущественных отношениях.

Иными словами, для участия в публично-правовых отношениях различным организациям совсем не обязательно обладать еще и имущественной правосубъектностью, т.е. качествами юридических лиц: ведь речь здесь уже не идет о товарно-денежных отношениях. Другое дело, что такие качества, давно и четко разработанные гражданским законодательством, в дальнейшем создают иллюзию того, что именно юридические лица являются субъектами не только гражданско-правовых, но и других правоотношений. В действительности в различных правоотношениях наряду с физическими лицами (гражданами) участвуют и самые разнообразные организации, которым только для участия в гражданских правоотношениях необходимо иметь статус юридического лица, предопределяемый наличием у них собственного имущества <1>.

Изложенным объясняется необоснованность попыток объявления юридического лица не гражданско-правовой, а общеотраслевой категорией, свойственной всем или большинству отраслей права и даже придания ей "универсальных" свойств некой "Инфраструктуры Жизни", "новой организованности, через которую Человек проявляет свое Я" (см.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. СПб., 2002. С. 131 - 133). Последующее использование многих первоначально выработанных именно цивилистикой для нужд имущественного оборота категорий и понятий за рамками ее предмета - давно известное явление, свидетельствующее обычно лишь о недостатках развития соответствующих отраслей знания но, к сожалению, ничего не объясняющее в самом гражданском праве.

При этом наличие у какой-либо организации прав (статуса) юридического лица говорит о ее самостоятельности лишь в имущественном обороте, но никак не предопределяет ее самостоятельное или подчиненное положение в других (публично-правовых) отношениях. Это особенно ясно видно на примере воинских частей (соединений), наличие у которых самостоятельной юридической личности в имущественных отношениях не составляет никакого препятствия для их жесткого административного подчинения вышестоящим войсковым объединениям. Подобно этому, и признание юридическим лицом факультета университета само по себе никак не влияет на его административно-правовой статус структурного подразделения, находящегося в составе вуза и подчиненного ему <1>.

Отсюда ясна также ошибочность попыток рассмотрения такой ситуации, как возможность нахождения одного юридического лица в составе другого. Как имущественно обособленный и потому вполне самостоятельный субъект гражданского права никакое юридическое лицо в этом качестве не может входить в состав другого юридического лица, что никак не влияет на отношения административно-правовой подчиненности организаций, в том числе и наделенных правами юридических лиц (см. об этом подробнее: Суханов Е.А. О правовом статусе образовательных учреждений // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 11).

Вместе с тем персонификация имущества как юридическая конструкция, т.е. определенный прием, способ юридической (законодательной) техники всегда вызывала и вызывает известные сомнения в своей обоснованности. Они обычно основываются на упрощенных, абстрактных положениях о "невозможности" существования каких-либо общественных отношений, в том числе правоотношений, между лицами и вещами (имуществом) <1>. В основе этих взглядов лежит методологически ошибочное, но, к сожалению, достаточно распространенное даже среди юристов представление о том, что право, включая гражданское, может служить лишь формой для содержательных экономических или иных общественных явлений и в силу этого не должно создавать и использовать собственные категории и конструкции, принципиально отличающиеся от философских или экономических понятий

В юридических отношениях, в том числе в имущественном обороте, отнюдь не всегда участвуют только люди. Как отмечал еще Б.Б. Черепахин, участниками правоотношений могут быть и различные общественные образования, причем входящие в их состав люди не являются участниками этих правоотношений. Иной подход означает отрицание реальности юридического лица и удвоение субъекта права (Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2001. С. 299). Следовательно, к признанию юридического лица фикцией ведет как раз подход, выставляющий на первый план не реальное имущество юридического лица, а его "людской субстрат" или физическое лицо (лица) как орган юридического лица (см.: Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 103 - 109).

Подробнее о соотношении гражданско-правовых и экономических категорий см.: Суханов Е.А. Правовая форма экономических отношений // Методологические проблемы правоведения. М., 1994. С. 46 - 57.

Между тем правовые отношения представляют собой особый, самостоятельный вид реально существующих общественных отношений. С этой точки зрения признание юридической личности за обособленным имуществом представляется не фикцией, а вполне содержательной гражданско-правовой конструкцией. Ведь ее использование позволяет участникам такой организации реально уменьшить риск своих имущественных потерь, а ее кредиторам - получить также вполне реальное, а не фиктивное удовлетворение своих имущественных требований, что и соответствует потребностям организованного и развитого имущественного оборота. Для решения этих задач и необходимо наличие у юридического лица определенного имущества, тогда как наличие и количество его участников (учредителей) само по себе не имеет для третьих лиц (потенциальных кредиторов) никакого значения.

<< | >>
Источник: Е.А. Суханов. Гражданское право В 4-х томах Том I Общая часть. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1. Сущность юридического лица:

  1. 2. Сущность юридического лица
  2. 2. Основные теории сущности юридического лица
  3. §9. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ. ПРАВОСПОСОБНОСТЬ И ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
  4. Статья 105. Обязанности лица, которое приняло решение о прекращении юридического лица
  5. Статья 1027. Последствия смерти физического лица или прекращение юридического лица - комиссионера
  6. Сущность и возможности юридической психолингвистики.
  7. Сущность управления и его связь с юридической психологией.
  8. Психологическая сущность и структура предмета юридической психологии.
  9. Психологическая сущность и структура предмета юридической психологии.
  10. Глава 80 - Гражданского кодекса Украины Спасение здоровья и жизни физического лица, имущества физического или юридического лица