<<
>>

§ 65 Предоставление имения в собственность под условием ожидаемого события. – Может ли имение оставаться в неизвестности о лице собственника? – Предоставление имения неродившемуся лицу.

Назначение полного наследника может быть поставлено в зависи- мость от события, предполагаемого или ожидаемого не только при самой смерти завещателя, но и в известный, указанный завещателем срок.

В этом случае, хотя воля завещателя выражена со всей ясностью, определе- ние личности наследника поставляется еще им в зависимости от будущих событий с тем, что до наступления возможного события имеется в виду несколько лиц, из коих каждое при сочетании известных условий может быть наследником, но при наступлении события наследником объявится одно лицо, подходящее под условия, указанные завещателем. В таком распоряжении едва ли следует видеть что-либо противное нашим зако- нам. Завещателю не запрещается вообще постановлять о назначении сво- его имения или об употреблении его и образе пользования условия, лишь бы сии условия не были законам противны (1010, 1011, 1067, 1029 ст.); условия эти, по принятому разделению, имеют для права назначенных лиц двоякое значение. Или определяется такое обстоятельство, с наступ- лением коего право назначенного лица должно прекратиться и уступить место праву другого лица (cond. resolutiva); или определяется такое об- стоятельство, до наступления коего право назначенного лица ограничива- ется, либо в верном ожидании полного осуществления, либо в вероятно- сти осуществления (cond. suspensiva); в иных завещаниях бывает сочета- ние тех и других условий1. Распоряжение, о коем речь идет в примечании к 1011 ст., совмещает в себе то и другое условие: назначается одно лицо полным наследником в имении, с условием первого рода (c. resolutiva), что смертью прекращается решительно всякое его право со всяким дейст- вием воли: указывается по воле завещателя конец его полной собственно- сти; в то же время назначается и другое лицо тоже полным наследником в

1 Руденко отказал свое имение в пользование жене с тем, чтобы в случае смерти ее или выхода в новое замужество имение поступило в собственность церкви.

Это распоряже- ние Сенат признал законным (Касс. реш. 1873 г., № 1074).

542

том же имении, с условием второго рода (c. suspensiva), что право его удерживается в действии до смерти другого, прежде поставленного на- следника. Но право собственности, как безусловное право, не подчиняет- ся таким условиям, и потому в подобном случае закон объявляет такое условие недействительным. Надлежит заключить, что незаконно и всякое условие, имеющее в виду возможность, по воле завещателя, прекращения права собственности в лице, которое уже назначено в сем праве преемни- ком имения. По началу, выраженному в прим. к ст. 1011 Зак. Гр., право собственности в лице первоназначенного преемника хотя может быть ограничено на время его жизни, но не может быть прекращаемо по воле завещателя. Этот вывод совершенно согласен как с началом, принятым в нашем законе, так и с правилом, принятым в иностранных законодатель- ствах, о недействительности прекратительных условий при назначении наследника. Наоборот, где нет подобного ограничения права собственно- сти в самом существе его, там условие возможно и непротивозаконно.

Итак, возможно завещателю назначить свое имение во временное владение известному лицу, до срока, с тем, чтобы по наступлении его имение перешло в полную собственность тому лицу, которое в ту пору окажется соответствующим условиям, при коих завещатель избирает себе наследника. Многие против сего возражают, что лицо наследника остава- лось бы после смерти завещателя на некоторое время в неизвестности.

Без сомнения, невозможно допустить такое юридическое состояние имения, в коем оно могло бы бессрочно и безусловно оставаться без соб- ственника; но такое состояние, – если оно срочное и условное, и по само- му учреждению своему имеет в виду преемника и полного собственни- ка, – не заключает в себе юридического противоречия (напр., состояние наследственного имения, к которому наследники до истечения сроков еще не явились). В завещании, подобном вышеприведенному, несомни- тельно указано время, когда временное владение одного лица должно смениться вступлением наследника в собственность, и указано также, кто в эту минуту должен объявиться наследником после завещателя; следова- тельно, нет неизвестности о праве и о преемстве имения.

Существующий закон не запрещает дарить и завещать имение на условиях об образе пользования, лишь бы условия не были противозаконны, а в условии, подобном вышеуказанному, нет нарушения прямого законного правила. Между смертью завещателя и объявлением наследника к имению при условии, постановленном по завещанию, нет пустого промежутка, в тече- ние коего имение представлялось бы ничьим: оно состоит во временном владении по воле завещателя, и нет нужды входить в разыскание о том, кому до указанного события или срока принадлежит полное, безусловное

543

право на завещанное имущество, потому что до этой поры сам завеща- тель сделал это право неполным и условным, следовательно, имение со- ставляет покуда часть наследственной массы после завещателя.

В законах наших нет прямой статьи, которая воспрещала бы подоб- ные распоряжения. Приводят 1026 ст., о точном означении имуществ и лиц, но сия статья соблюдена, когда нет сомнения о том, кто, по воле за- вещателя, должен быть наследником имения, хотя бы имя сего лица и не было выставлено, ибо эта статья по прямому своему смыслу есть правило о написании и изложении завещания, а не о сущности распоряжения, и прямая цель ее – устранить неточность и неясность в изложении воли завещателя, в чем бы сия воля ни состояла. Приводят еще 406 ст. Зак. Гражд., выводя из нее, что всякое имущество должно принадлежать кому- либо в особенности – в противном случае принадлежит оно государству; но и эта статья нисколько не относится к обсуждаемому предмету, во-1-х, потому, что в ней нет вовсе предписания или запрещения, ограничиваю- щего частную волю в распоряжениях об имуществе; во-2-х, потому, что, как изъяснено выше, имение, завещанное под выжидательным условием, не может быть признано никому не принадлежащим: числясь во владении у того, кому непосредственно предоставлено во владение, оно не считает- ся ничьим, ибо наследник к нему непременно должен обозначиться по наступлении положительного срока или предвиденного события. Говорят еще, что устанавливаемая подобными назначениями неопределитель- ность в ответственном лице собственника вредит законным интересам сторонних лиц, имеющих иски и притязания к лицу умершего вотчинни- ка.

Может быть, для сторонних лиц и происходит от сего некоторое за- труднение в осуществлении прав своих и заявлении требований; но это затруднение не безусловное, не отнимающее возможности найти ответст- венное лицо. Распоряжение завещателя об имении, какое бы ни было, ни в каком случае не может нарушать права сторонних лиц на это имение или законные их требования, простираемые к этому имению. Положение это бесспорно, и есть возможность, применительно к правилу 215 ст. Уст. Гражд. Судопр., предъявлять иски к лицу умершего собственника даже тогда, когда нет в виду признанных или вступивших во владение наслед- ников. Во всяком случае, если бы осуществление упомянутых прав в на- стоящем случае и сопряжено было с затруднениями, это недостаток про- цессуального права, требующий дополнения и исправления, но из-за сего недостатка и затруднения еще нет основания отрицать законную возмож- ность такого состояния наследства, с коим затруднения сопряжены; по- добные же затруднения возникают и в том случае, когда к оставшемуся наследству несколько лет не являются наследники, или длится несколько

544

лет спор о наследстве, а между тем возникают претензии к лицу или име- нию умершего вотчинника; однако же из этих затруднений никто не от- рицает возможности такого состояния, в коем лицо ответственного на- следника еще не определилось.

Безхозяйное состояние собственности в сем случае есть мнимое, ибо хозяином имущества, т.е. распорядителем, кто-нибудь да имеется, до той минуты, когда определено будет несомнительно лицо наследни- ка: или тот, кому предоставлено временное владение и пользование, по воле завещателя, или законный его наследник, коему, в отсутствии ино- го распоряжения, должно принадлежать временное владение и пользо- вание сим имуществом. Как бы то ни было, нет у нас закона, ни общего, ни особливо относящегося до завещаний, в коем выражено было бы правило о незаконности и юридической ничтожности всякого состоя- ния, в коем лицо собственника или преемника остается еще хотя бы во временной неизвестности.

Наконец возражают, что в наследственном преемстве не допуска- ется перерыва, а в этом случае перерыв был бы допущен, ибо с минуты смерти завещателя остается на некоторое время открытым вопрос о том, кто будет ему преемником. Неосновательно и это возражение. Действи- тельно, в наследственном преемстве нельзя себе представить перерыва, т.е. такого состояния, в коем имение юридически и безусловно пред- ставлялось бы ничьим, состояния бесправного, безличного, не опреде- ленного ни волей умершего, ни законом, не входящего ни в какую кате- горию прав. Но такого перерыва, подлинно немыслимого, не следует никак смешивать с состоянием неизвестности о наследстве: такое со- стояние есть юридическое – оно по необходимости наступает во многих случаях и потому допускается и даже определяется законом. Выше ука- зано, что вслед за открытием наследства может наступить на многие годы состояние неизвестности о наследнике, покуда он объявится. Эта неизвестность не только не ведет к отрицанию подобного состояния, но закон определяет, кто, в отсутствии наследника или душеприказчика, должен заведовать и управлять открывшимся наследством. Стало быть, в сущности, такое состояние возможно с законной точки зрения. Воз- можное относительно законного наследства, оно не менее возможно и в преемстве завещательном, когда волей завещателя установлено состоя- ние временной и имеющей прекратиться неизвестности об окончатель- ном его преемнике. Закон наш не говорит об этом состоянии прямо и не определяет его; но это еще не резон признать такое состояние незакон- ным, если оно не противоречит прямо высказанному в законе положе- нию, несовместному с таковым состоянием. Для отрицания такого со-

545

стояния ничего не значит ссылка на вред, происходящий будто бы от предполагаемого «бесхозяйного состояния имуществ». Это аргумент – может быть для законодателя, но для суда не имеющий юридического значения, доколе нельзя сослаться на прямой закон, из коего следовало бы отрицание подобного состояния. Еще более утверждает в вышеиз- ложенном мнении аналогия, взятая от других законодательств. В запад- ных законодательствах, начиная с римского, такое состояние признается законным и не предполагает никакого перерыва в преемстве, ибо пре- емство после известного лица во всяком случае возводится к этому лицу и к минуте открытия после него наследства, сколько времени ни про- должался бы промежуток неизвестности о наследнике и временного владения другого лица. Германские законодательства допускают такое состояние, французский закон тоже (см. о сем Repertoire Dalloz Testa- ments. № 3527, 3617 и мн. др.) допускает до такой степени, что назнача- ет от правительства куратора к наследству до наступления отлагатель- ного условия, если нет в виду законного наследника и некому, по воле завещателя, отдать имение во временное владение. Это допускается за- конодательствами, в коих со всей логической строгостью выразилось и проводится понятие об установлении наследника или общего преемника по завещанию и о непрерывности наследственного перехода, – понятие, которое в нашем законе относительно завещаний и вовсе не выраже- но, – и в коих еще крепче и последовательнее, чем у нас, охраняется определительность вотчинных прав. На каком же основании стали бы мы у себя отрицать законность вышеизъясненного назначения? Конеч- но, для юриста не послужит к сему достаточным основанием неопреде- ленное соображение с общими интересами собственности.

Здесь подходим к следующему важному вопросу: возможно ли на- значить наследником к имению лицо, еще несуществующее, но только могущее произойти на свет, на случай, если оно родится? Заметим преж- де всего, что по правилу, выше изъясненному, способность лиц к воспри- ятию завещанного определяется не минутой составления завещания, но минутой открытия наследства по завещанию, т.е. смерти завещателя и окончательного завершения завета, им оставленного. Стало быть, по от- ношению к минуте составления завещания означенный вопрос устраняет- ся. Вообще положительные законодательства признают, что распоряже- ние действительно, если избранное лицо оказывается рожденным в мину- ту его смерти или, по крайней мере, оказывается в зачатии, утробным младенцем (по римскому правилу: nasciturus pro nato habetur, quoties de commodis ejus agitur); напротив того, если его нет в эту минуту ни в рож- дении, ни в зачатии, то завещательное распоряжение, не находя лица в

546

минуту открытия наследства, упадает и признается недействительным, т.е. нельзя завещать лицу, которое, не быв рождено или зачато в минуту смерти завещателя, предполагается после того в неизвестный срок воз- можным к рождению, хотя бы от известных родителей. Хотя в нашем законодательстве прямо и не высказано подобное правило, но и у нас возможно его вывести из аналогии наследственного преемства с завеща- тельным, ибо о наследовании по закону сказано (ст. 1106 Гражд. Зак.), что от него не устраняются дети, хотя бы оные не были рождены, но токмо зачаты при жизни отца. Отсюда на практике заключают, что завещатель- ные распоряжения в пользу лиц, не бывших ни рожденными, ни зачатыми при смерти завещателя, не действительны. Однако в 1873 г. решением Касс. Сен. № 1530 признано, что завещатель вправе обязать своего на- следника по завещанию ежегодными выдачами в пользу детей, как уже родившихся, так и могущих родиться от указанного в завещании лица.

Вследствие скудости нашего права мы принуждены иногда прибе- гать к аналогии для вывода косвенным путем правил, которые в нашем законе прямо не высказаны, но выражены прямо в других законодатель-

ствах. Но нередко случается, что в других законодательствах правило

выразилось в органическом развитии целого учреждения и в связи с дру- гими положениями, составляющими исключение из него и умеряющими строгое, безусловное его значение, а у нас правило это, извлеченное по аналогии, не быв высказано прямо, является уже в безусловной силе. Так выходит и в настоящем случае. Напр., французский закон, запрещая во- обще субституцию, разрешает ее в двух случаях: дозволяется родителям завещать детям имение с тем, чтобы они после себя передали его своим детям, имеющим родиться; дозволяется и бездетным завещать имение на том же основании своим братьям и сестрам (Code N. 1048, 1049). Италь- янский кодекс запрещает субституцию безусловно, но дозволяет (764 ст.) завещать имение детям известного лица, находящегося в живых при смерти завещателя, хотя бы во время смерти его эти дети не были еще ни в рождении, ни в зачатии. У нас, поелику нет прямого запрещения заве- щать имение лицу, имеющему родиться, нет и подобных ограничений запрещения, и потому действие запретительного правила, не умеряясь ничем, предоставляется во многих случаях противоречием и несправед- ливостью. Иногда подобное назначение объясняется желанием завещате- ля удержать имение в своем роде, напр. – в пользу внуков, племянников и пр., если они родятся, и в этом случае он хочет поворотить к ним имение из владения чужеродца или дальнего родственника, а в противном случае оставить имение у него. Отец, оставляя по себе бездетного сына и не на- деясь, что сын-расточитель сохранит имение, желал бы сохранить имение

547

для детей своего сына (коих нет еще при смерти завещателя), на случай, если они будут. Желания законные, и в первом из приведенных примеров

– желание, даже соответствующее цели нашего закона удержать имение по возможности в роде у владельца. Тем не менее подобные распоряже- ния могут быть признаваемы недействительными, если принять, по на-

шему закону, во всей строгости запрещение завещать имение на имя не-

существующих лиц, и затем могут быть оставлены в безусловной силе прочие назначения, сделанные завещателем в связи с незаконным услови- ем. Таков, напр., следующий случай. Имение завещано во временное вла- дение сыну с тем, что по смерти его, если у него будут дети, имение пере- ходит к ним, а если не будет детей, то к чужеродцам. Оказалось, что у сына были дети, но родились уже через несколько лет по смерти завеща- тельницы; если по сему уничтожено будет первое условное назначение в пользу детей, то может быть оставлено в силе второе, т.е. подставное на- значение в пользу чужеродцев, – результат явно несправедливый, вовсе несоответственный тому, чего желала завещательница: внуки ее, коим она явно желала передать наследство, лишатся оного.

Во избежание подобных недоумений надлежало бы и у нас, выра- зив явственно в законе запрещение завещать на имя лиц, не сущест- вующих в минуту смерти завещателя, допустить вместе с тем и исклю-

чение в пользу потомков завещателя или того лица, кому имение пере-

дается непосредственно во временное владение.

Примеры. Завещатель, имея племянника Петра, без вести пропавшего в

дальнем походе, и сохраняя еще надежду, что он когда-нибудь явится, поста- новляет: имению быть у Ивана, в пожизненном владении или дотоле, пока объ- явится Петр; в последнем случае, или буде при смерти Ивана, будет налицо Петр, наследником быть Петру; если же не Петра, ни сведений об нем не будет, то имение следует Федору.

Завещатель, имея трех малолетних племянников, да трех малолетних вну- ков, отдает имение всем шестерым во владение и пользование дотоле, пока млад-

шему из них изо всех не исполнится совершеннолетие; а в этот срок постановляет

все это имение разделить поровну между теми из них, кто в это время в живых будет. Такое распоряжение правильно, ибо до положенного завещателем срока упомянутые малолетние не могут поименно и раздельно считаться наследниками и владельцами имения на праве собственности, и лишь в этот срок совершается, по воле завещателя, на предположенных условиях, переход к ним права собствен- ности. Напротив, подобное же распоряжение было бы незаконно, если бы завеща- тель постановил, что прямо после смерти своей отдает всем поименованным ли- цам имение в собственность, и удержал бы то же условие. В этом случае право собственности немедленно по смерти завещателя перешло бы на малолетних, и уже на случай смерти кого-либо из них завещатель не имел бы права определить, кому после него должен следовать удел его в завещательном имении.

548

Незаконно было бы распоряжение и тогда, когда бы завещатель постано- вил: завещаю имение трем племянникам, детям сестры, и трем внукам, детям сына, с тем, чтобы, когда последнему из них исполнится совершеннолетие, име- ние то разделено было поровну между ним и другими детьми как сестры моей, так и сына, какие еще впредь родиться могут к тому времени.

Вот еще распоряжение. Завещаю имение в пожизненное владение Ивану с тем, что если он умрет бездетен, имение то должно перейти в полную собствен- ность воспитаннице моей Марье. В этих выражениях можно видеть три назна- чения: 1. Ивана пожизненным владельцем; 2. Детей его, если будут, наследни- ками; 3. Если детей у него не будет, то Марью наследницей. Второе распоряже- ние, в пользу несуществующих лиц, незаконно. Но положим, что завещание писано так: завещаю имение Ивану в пожизненное владение; если он женится и будут у него дети, то это имение предоставляю ему в собственность – распоря- жение будет законное.

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. 2003

Еще по теме § 65 Предоставление имения в собственность под условием ожидаемого события. – Может ли имение оставаться в неизвестности о лице собственника? – Предоставление имения неродившемуся лицу.:

  1. § 64 Завещание о благоприобретенном имении. – Толкование правила, содержащегося в примечании к 1011 ст. Зак. Гр. – Ограничения собственности. – Предоставление имения в пожизненное владение. – Простая субституция.
  2. Статья 414. Права и обязанности собственника земельного участка, предоставленного для застройки
  3. Статья 78. Предоставление дееспособному физическому лицу помощи в осуществлении его прав и выполнении обязанностей
  4. Статья 409. Права и обязанности собственника земельного участка, предоставленного в пользование для сельскохозяйственных потребностей
  5. § 61 Узуфрукт и пожизненное владение. – Общие черты сего права. – Содержание оного. – Хозяйственная целость имения. – Обеспечение верности в пользовании. – Способы установления сего права. – Законные отношения между собственником и пользователем. – Передача и прекращение узуфрукта
  6. § 62 Пожизненное или срочное владение по русскому закону. – Может ли оно соединяться с правом распоряжения. – Пожизненное владение супругов по завещанию. – Пожизненное владение по силе закона и по должностям. – Бывшие посессионные имения, ленные и поиезуитские
  7. § 58 Ограничения права собственности по русским законам: хозяйственные, по свойству и положению имения. – Право участия общего. – Бечевник. – Специальные ограничения по роду и взаимному отношению имуществ. – Водяное право. – Право соседства. – Право прохода и проезда
  8. § 21 Ответственность владельца добросовестного и недобросовестного при возвращении имения законному хозяину. – Владение подложное, насильственное и самовольное
  9. § 69 В каких случаях завещательное распоряжение теряет свою силу и действие? – Право приращения между многими преемниками одного имения
  10. § 33 Распоряжения имуществом во время незаконного владения. – Последствия оных при переходе имения к законному владельцу для сторонних лиц, которые могли приобрести право на оное
  11. Предоставление информации
  12. Статья 35. Предоставление полной гражданской дееспособности
  13. Статья 901. Договор о предоставлении услуг
  14. Порядок предоставления академических отпусков
  15. Статья 907. Разрыв договора о предоставлении услуг