<<
>>

§ 16 Понятие о законном рождении и законных детях. – Удостоверение законности рождения. – Римское предположение о законности детей, рожденных в браке. – Постановление русского закона о сем предмете. – Право отца и родных оспаривать законность. – Отличия в иностранных законодательствах.

Союз родителей с детьми устанавливается посредством рождения. Рождение в юридическом смысле есть не только происхождение на свет

1 Сведения о мусульманском праве как по сему, так и по другим предметам заимствованы из сочинений Барона Торнау: Изложение начал мусульманского законодательства.

Спб. 1850 и его же: Мусульманское право. Спб. 1866; Baillie. Diqest of Moohumeddan Law. London. 1865.

137

живого человеческого существа, но и происхождение от известных ро- дителей, от отца и матери; следовательно, рождением определяется за- конное значение человека как члена семьи и рода, принадлежность к сословию, пользование соединенными с ним правами, право имени, чес- ти и имущества – по наследству. Всякие права и принадлежности чело- века, предполагающие известное имя, состоят в зависимости от опреде- лительности и законности этого имени, а имя удостоверяется достовер- ностью рождения от известных лиц. Отсюда необходимость определить законность рождения человека от известных отца и матери, в законном их браке: в таком случае рождение его законное. В противном случае, т.е. если человек происходит от известной матери, но от неизвестного отца, или от родителей вне законного брака, – рождение его будет неза- конное. Многие законодательства в самой незаконности различают не- сколько степеней, признавая и за незаконными детьми юридическую связь с известными их родителями по крови, более или менее неполную: так различаются дети узаконенные (legitimes), дети внебрачные (enf. naturels), дети греха (adulterins, incestueux). Наш закон небогат опреде- лениями и в сем отношении, ибо признает только детей прямо законных, а всем незаконным отказывает вовсе в признании юридической связи с родителями и родом1. Отношение человека к матери определяется са- мым событием рождения. Напротив, весьма затруднительно определить отношение человека к отцу, когда неизвестно или подвержено сомне- нию, кто законный отец его. По общему естественному представлению, ребенка можно признать законным в том случае, когда в минуту его за- чатия оба виновника сего зачатия – отец и мать – состояли в законном браке. Итак, когда бы, в случае сомнения и спора по сему предмету, по- требовалось удостоверить законность рождения, недостаточно было бы доказать, что ребенок родился у известных матери и отца, состоявших в законном браке, но, сверх того, надлежало бы еще доказать: 1) что муж- чина, именуемый родителем, а не иной кто участвовал в зачатии ребен- ка; 2) что минута сего зачатия принадлежала к законному браку. Но та-

1 Понятие о законности рождения и о признании исключительно законными детей, рож- денных в законном браке, не принадлежит к числу древних положений в западных зако- нодательствах. Новейшими исследованиями доказано, что старые памятники германско- го и скандинавского права не знают строгого отличия между законными детьми и рож- денными вне брака (явственно отличаются в правах лишь дети, от рабы рожденные). По всей вероятности, римское понятие о законном отношении незаконнорожденного к од- ной матери, а не к отцу – вошло в законодательства путем церковного учения и канони- ческого права (см. Wilde – von den unechten Kindern. Tubingen. 1855). Нелишне заметить, что у нас различие между законными и незаконными детьми гражданский закон выска- зал явственно не ранее как в Уложении.

138

кое доказательство решительно невозможно, ибо зачатие ребенка при- надлежит к тайнам природы, есть действие, которое не может быть уловлено во времени со всей своей обстановкой. Итак, вместо положи- тельного доказательства на подобные случаи, необходимость вынудила прибегнуть к предположению. Предоставить это предположение усмот- рению судьи было бы небезопасно и неудобно во многих отношениях, и потому у римлян, для прекращения неизвестности, допущено было по сему предмету твердое законное предположение, принятое и всеми но- выми законодательствами. Предполагается вообще, что супруг матери есть отец ребенка, доколе противное не будет доказано (pater est, quem justae nuptiae demonstrant). Но и полная свобода доказывать противное повела бы к умножению процессов и производств, соединенных с со- блазном и нарушением мира в семейной и общественной жизни, но в сущности безнадежных по крайней неопределительности событий, слу- жащих предметом доказательства; с другой стороны, эти самые процес- сы оставляли бы надолго в неизвестности и сомнении такие предметы, коих определительность и достоверность имеют важное значение для государства. Поэтому все законодательства ограничивают более или менее иски о незаконности рождения – в сроках, в предметах доказа- тельства и в самых лицах, имеющих право на иск.

Вышеозначенное предположение принято и нашим законом, хотя также не безусловно, но с ограничениями. Закон наш приурочивает это

предположение к следующим случаям. Со времен Гиппократа утверди-

лось в науке на опыте основанное мнение, что для правильного развития утробного младенца к рождению в свет требуется период беременности от 9 до 10 месяцев или около 5/6 частей года. Это наибольший, принятый и положительным законом, период беременности. Днями этот период определяется не одинаково в разных законодательствах – от 300 до 310 дней; в нашем законе принято 306 дней. Но вообще, дабы ребенок мог родиться на свет живым и способным к жизни, необходимо, чтобы до минуты рождения прошло не менее 6 месяцев или полугода. Это – наименьший, принятый в законе, период беременности. Днями опреде- ляется он в 180 и до 182 дней; в нашем законе принято число 180.

Ребенок может родиться в законном браке так, что беременность ма- тери продолжалась не менее 306 дней в течение брака, так что и зачатие и рождение неоспоримо сходятся в период брачного сожития; но может ребенок родиться и вскоре после брака, прежде чем истекло со времени брака 180 дней – наименьший период беременности, производящий живо- го ребенка: по естеству следует в этом случае заключить, что зачатие ре- бенка было ранее брака. Однако закон наш признает ребенка законным

139

как в том, так и в этом случае, если только отец не отрицал законности его рождения. Покуда жив отец, он только один имеет право отрицать эту законность; но и личное его право ограничено условиями. Во-1-х, чтобы разрушить предположение о законности, отец должен доказать, что он во все время, к коему относится зачатие младенца, т.е. в течение 306 дней перед рождением был в непрерывном отсутствии, следовательно, не мог иметь со своей женой супружеского сожития (доказательство во всяком случае затруднительное, особливо с тех пор, как заведены повсюду же- лезные дороги). Приметим еще, что закон ограничивает причину невоз- можности одним только предметом – отсутствием, следовательно, исклю- чается всякое доказательство той же невозможности на ином основании, напр., по случаю неспособности постоянной или временной тяжкой бо- лезни и т.п. В противном случае закон выразился бы: по отсутствию или иной причине1. Во-2-х, спор самого отца не допускается, если младенец был уже записан в метрической книге законнорожденным и при сей запи- си расписался предполагаемый отец или кто другой по его поручению. В-3-х, право самого отца ограничивается годовым сроком (двухгодовой для находившегося за границей во время рождения ребенка) с того време- ни, как он узнал о рождении ребенка (Зак. Гр. 119; Зак. Суд. Гражд., ст. 463, 465). Право отца переходит к его наследникам в таком только случае, когда он умер прежде истечения сего срока и если не объявлял при жизни своей, что признает ребенка законным. Но и наследники со- храняют таковое право иска лишь в течение 3 месяцев со дня смерти отца или со дня рождения младенца, когда отец прежде рождения его умер, и притом наследники обязаны доказать, что мужу матери вовсе не было известно существование младенца, или по крайней мере, что он узнал о том лишь незадолго и не успел объявить спор против законности его рож- дения (Зак. Суд. Гражд., ст. 466).

Ребенок может родиться по прекращении или расторжении брака, в течение 306 дней со времени этого прекращения или расторжения. В таком случае закон (Зак. Гр., 119 ст.) объявляет ребенка законным; при-

том не упоминает особо о праве бывшего супруга, по расторжении бра-

ка, доказывать, что он не был в течение всего этого периода в супруже- ском сожитии с бывшей своей женой; но едва ли правильно будет отри- цать вовсе возможность такового иска (ст. 119).

1 В 1348 ст. Уст. Суд. Гр. повторяется это правило в новой редакции со следующим изме- нением: «Муж обязан доказать, что находился в разлуке со своей женой в течение всего того времени, к которому можно отнести зачатие младенца». Нельзя не заметить, что прежняя редакция была гораздо определительнее.

140

Ребенок может родиться, по прекращении или по расторжении бра- ка, позже самого обширного периода беременности, т.е. позже 306 дней со дня смерти супруга матери, или со дня расторжения брака. В этом случае все те, коих права личные или по имуществу были бы нарушены через признание ребенка законнорожденным, могут оспаривать закон- ность его рождения; но право их на иск ограничивается 6-месячным сроком со времени рождения (ст. 131).

Таким образом, во всех тех случаях, в коих существует законное предположение, что отцом ребенка считается законный муж его матери, закон поддерживает это предположение, предоставляя право спора лишь некоторым лицам – именно мужу, и по нем, при особых условиях, его наследникам, но не сторонним лицам, заинтересованным в деле. Притом надлежит заметить, что в лице мужа иск сей имеет не одно только иму- щественное, но и нравственное значение; следовательно, муж вправе оспаривать законность рождения ребенка единственно ради законности, хотя бы с сим не были вовсе связаны интересы по имуществу. То же следует, кажется, разуметь и о праве наследников мужа. Наследниками в сем случае надлежит считать тех, кто исключительно признан наследни- ками после умершего.

В том случае, когда законное предположение устраняется (именно когда ребенок родился позже 306 дней по прекращении брака), закон допускает к спору всякое стороннее лицо, имеющее в деле веществен- ный интерес1.

Не должно думать, однако, что приведенными статьями Законов Гражданских и Законов Судопроизводства Гражданского исчерпывают- ся все возможные по закону случаи споров о законности рождения. Во всех сих статьях разумеются споры о законности рождения при несо- мненном существовании законного брака. Но, кроме того, споры о за- конности рождения могут быть возбуждаемы и на иных основаниях. Законность рождения и связанных с оным прав может быть отрицаема, напр., на том основании, что самый брак родителей не должен почитать- ся законным; что отрицается само рождение от известной матери, отри- цается тождество лица и т.п. На эти случаи, конечно, не простираются и строгие правила о сроках и условиях спора, постановленные в указан- ных статьях.

1 Вообще в указах неоднократно выражаемо было правило: «Не подавать силы опасному примеру опровергать законное рождение детей по смерти их родителей». См. Указы 1778 г. июля 21, по делу Костюрина; 1786 г. ноября 4, по делу Арсеньева; 1802 г. июля 12 и 1831 г.

мая 13.

141

В Выс. рескр. на имя Генерал-Прокурора 14 февр. 1796 г. изъяснено, что

«развод умершего от живой или мертвой жены существовать не может». На сем основывались и последующие решения о признании законными детей, кои при существовании брака в качестве законного, почитаясь законными, оспорены ни от кого не были. Муж отпустил жену по увольнительному письму, на основании коего в 1792 г. она была обвенчана с другим. От сего брака родились дети. Вто- рой муж умер в 1805 г., и родственники его возбудили спор о незаконности сих детей и брака, от коего они родились. Брак сей признан был от Синода незакон- ным, а детей Гос. Совет оставил законными, так как они записаны таковыми в актах, признаваемы были от родителей, и никем в течение 13 лет не оспорены (1817 г. д. Щепочкиных).

Может возникнуть вопрос: имеет ли право мать доказывать неза- конность рождения ребенка, который значится за ней? Надобно думать, что не имеет она сего права, при существовании законного брака, в коем родился ребенок, ибо в 464 ст. Зак. Суд. Гражд. сказано, что таковой ма- тери дозволяется объявлять о незаконности рождения ребенка лишь в том случае, когда при производстве начатого уже о том дела от нее будет тре- буемо судом, в подкрепление доказательств, признание в вине ее1.

Ныне действующие постановления о спорах противу законности рождения вошли в силу с изданием 6 февр. 1850 г. нового закона о судопроизводстве по

делам брачным. Тогда же постановлено, что эти новые правила не распростра-

няются на браки, прежде того совершенные, во всем, что правила эти изменили или дополнили в прежних законах, ни на детей, прижитых от прежних браков (прим. к ст. 797 ст. 2. Х т., изд. 1857 г.). Прежде действовавшими законами (122 ст. Св. Зак. Гр. Х т., изд. 1842 г.) было постановлено, что законными почи- таются все дети, законность коих не была оспорена: 1) при жизни родителей,

2) в течение 10 лет от рождения. Вместе с тем было постановлено, что закон- ность рождения считается бесспорной, когда признание детей законными огла- шено было надлежащими актами или другими событиями при жизни обоих ро- дителей, и потом в продолжение 10 лет не было никем оспорено. Из состояв- шихся при действии сего закона решений (напр., мнение Госуд. Совета 11 дек. 1839 г. по д. Касаткиной-Ростовской, 20 июня 1841 г. по д. Ландбергов) видно, что вышеозначенное правило применяемо было не только к детям, рожденным в течение брака, но и к таким, кои рождены были до брака, если только рождение их было оглашено законным (ср. решения по д.д. Батуриной и Селенской в Журн. Мин. Юст., окт. 1861 г. и февр. 1864 г.).

По нашим законам, главное условие законности есть незачатие ребенка в законном браке, но рождение его при существовании законного брака; в этом случае оставляются в стороне обстоятельства, предшествовавшие браку, если со стороны родителей не был возбужден вопрос о сих обстоятельствах в отрицание

1 Будет требуемо признание – таково выражение 464 ст. Зак. Суд. Гражд. не совсем точ- ное, ибо, по общему закону, суд не может требовать или вынуждать признание.

142

законности ребенка, или признанием со стороны родителей заграждено исследо- вание сих обстоятельств. Следуя сим началам, Государственный Совет разрешил в 1856 году дело Аксакова. Случилось, что вдова Васильева, умершего 26 сен- тября 1836 года, вступила 5 февраля 1837 года, т.е. через 4 месяца и 10 дней по смерти мужа, во второй брак с Аксаковым, и через 98 дней после второго брака, или через 7 месяцев и 18 дней по смерти первого мужа, родила 14 мая 1837 года сына Николая, который записан в метрической книге рожденным от Аксаковых, и в формулярном списке у мужа матери своей назван его сыном. По смерти отца Аксакова, вдова его предъявила право своего сына на наследование после Акса- ковых. Это послужило поводом к спору, в коем Аксаковы доказывали, что мало- летний Николай, по естественному закону рождения, должен почитаться сыном первого мужа вдовы Аксаковой, Васильева, ибо зачатие его относилось к пе- риоду брачной ее жизни с Васильевым. Однако Государственный Совет признал его Аксаковым, приняв на вид, что он родился в законном браке матери его с Аксаковым, и сам отец Аксаков вытребовал на имя его метрическое свидетель- ство из консистории и никогда не оспаривал законности его рождения, а спор родных предъявлен уже по прошествии двух лет со смерти отца.

Отречение отца от ребенка, рожденного в законном браке, не может быть произвольное, голословное и негласное: отец должен объявить свой спор и дока-

зать его, т.е. доказать, что по обстоятельствам дела, рожденный под именем его

ребенок не мог от него произойти. В этом случае закон не дает юридического значения одному подозрению или сомнению, доколе оно не перешло в положи- тельное убеждение и не выразилось в юридической форме. Младенец, рожден- ный в законном браке, вступает, помимо воли родителей, в известное законное состояние, которое можно изменить и нарушить только прямым заявлением и доказательством. Несправедливо было бы думать, что от непосредственного, основанного нередко на одном подозрении, происходящего от страсти и от гнева на жену, усмотрения отца зависит признание одних детей, рожденных женой его в законном браке, законными, а других – незаконными. Если отец молчал, это молчание должно быть истолковано в смысле признания законности; если он изъявлял в чем-либо свое сомнение о законности ребенка, но не спорил в тече- ние положенных сроков или в течение всей жизни, – его сомнение, как бы дос- товерно ни было оно выражено в круге семейных и частных отношений, не слу- жит доказательством незаконности ребенка (см. по сему предмету соображения Сената по делу Ширая и Заботина, Сб. Сен. реш. т. I, № 387).

Укажем еще на следующее дело. По спору о наследстве после дворянки Ма- рьи Киселевой претендатели явились из разных родов, к которым принадлежала

умершая. В том числе некоторые лица доказывали родство свое с Киселевой через

Марфу Чемесову, давно умершую, а противники, опровергая права сих лиц, спо- рили, что Марфа Чемесова не может почитаться законной дочерью предполагае- мых родителей и законным членом рода, так как метрической записи о ее рожде- нии не оказалось, а в метрике о смерти ее в 1834 году показано ей 93 года, следо- вательно, рождена она, по соображению чисел, раньше брака своих родителей. Этот спор решительно отвергнут окончательным решением в Государственном

143

Совете, ибо из дела обнаружилось, что Марфа Киселева при жизни родителя сво- его показана в прошлом столетии три раза по исповедным росписям его дочерью, хотя и с разнообразием в годах, и что законность ее рождения не была никем ос- порена ни при жизни ее родителей, ни после того, в продолжение последовавшего за тем столетия; напротив того, есть акты (справка с отказом, дарственные, купчие, закладные, ревизские сказки, протоколы депутатского собрания), в коих она себя показывала и показываема была матерью и родственниками дочерью отца своего Адриана Киселева (см. Журн. Мин. Юст. 1861 г., № 6).

Солдатка Дмитриева, по взятии в военную службу мужа, осталась в деревне, и через 4 года, по ошибочному известию о смерти мужа, вступила во второй брак,

в коем жила еще 4 года и прижила сына; но когда вернулся находившийся в жи-

вых первый муж ее, первый брак был восстановлен, а второй признан по реше- нию духовного суда недействительным. Однако же сын ее от второго брака при- знан законным, по решению Сената, на том основании, что в течение брака, при- знанного противозаконным, родители его, находясь в сожитии, сознавали оное вполне законным – супружеским (Сб. Сен. реш. Т. I, № 482).

Отличия в иностранных законодательствах. Вышеобъясненное предпо- ложение о законности рождения возникло в римском законе; но у Римлян значе- ние его было теснее, нежели у нас допускается. Римское правило: pater est, quem justae nuptiae demonstrant – означало: законным почитается ребенок, зачатый в законном браке; а по нашему толкованию оно значит: законнозачатым почитает- ся ребенок, рожденный в законном браке. И так, когда надлежало определить законность рождения, Римляне, следуя физиологическому закону, поступали следующим образом: взяв известный день рождения, отсчитывали самый мень- ший период беременности, т.е. 182 дня; затем от того же дня отсчитывали самый длинный период, т.е. 10 месяцев. Разница между тем и другим оказывалась в промежутке, обнимающем 4 месяца. Рассуждение было следующее: зачатие ребенка не могло быть ни дальше 300 дней от его рождения; ибо беременность дальше 300 дней не допускается; ни раньше 180 дней от его рождения, ибо меньше этого срока плодоносная беременность продолжаться не может. Итак, зачатие ребенка непременно должно быть полагаемо в промежуточном периоде между этими крайними терминами. Это будет законный период зачатия; в каж- дую минуту этого периода зачатие возможно, и может быть полагаемо в интере- се ребенка. Итак, если хотя в один из дней, принадлежащих к этому промежу- точному периоду, мать ребенка жила в законном браке с предполагаемым отцом, ребенка признавали законным сыном его; в противном случае – ребенок оста- вался без отца (ср. Savigny System. II. Beilage 3). Того же порядка держится французский гражданский кодекс (ст. 312–315), включая свое предположение в период между 180 и 300 днями. Одинакового начала с нашим держится прус- ский закон. Законным почитается ребенок, зачатый или рожденный в законном браке; минута рождения, а не зачатия служит пунктом, с коим связано предпо- ложение о законности и о принадлежности к роду. Должно заметить, что наше

144

толкование, обширнейшее, оказывается и справедливее в рассуждении того, что положение детей незаконных у нас вовсе не определено законом1.

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. 2003 {original}

Еще по теме § 16 Понятие о законном рождении и законных детях. – Удостоверение законности рождения. – Римское предположение о законности детей, рожденных в браке. – Постановление русского закона о сем предмете. – Право отца и родных оспаривать законность. – Отличия в иностранных законодательствах.:

  1. § 19 Узаконение незаконных детей в России. – Узаконение раскольничьих детей. – Когда признаются незаконными дети, рожденные в браке? – Состояние незаконных детей. – Законность рождения и состояние незаконных по закону прибалтийских губерний.
  2. § 17 Спор о незаконности и иск о законности рождения. – Доказательства законности. – Подсудность дел сего рода. – Иски о принадлежности к роду.
  3. § 18 Отношение законных детей к родителям. – Узаконение и способы его. – Внебрачные дети по французскому закону. – Право незаконных детей требовать содержания от отца. – Юридическое состояние незаконных детей.
  4. § 23 Замена одного исполнения другим. – Замена вещи ее ценой. – Определение цены при возвращении. – Русский закон по поводу возвращения имения законному владельцу. – Случаи сей замены в русском законе.
  5. § 23 Отношение родителей к детям по имуществу в русском законе. – Раздельность. – Родительское управление детским имением. – Обязанность родителей содержать детей и право родителей требовать от детей содержания. – Дети отделенные и неотде- ленные. – Родительская власть по закону прибалтийских губерний.
  6. § 74 Законное право залога и его значение. – Привилегированные требования и взыскания. – Административное и судебное обеспечение. – Право на самовольное удержание движимых вещей по русскому закону
  7. § 4 Законные условия для вступления в брак. – Первое условие – свободное сознание сторон. – Понятие о принуждении. – Обычай женить и выдавать замуж в семье и в отношениях вотчинной власти. – Право государства принуждать к браку. – Историческое значение авторизации к браку. – Требование родительского согласия по иностранным законодательствам. – Ограничение свободы в браке со стороны государства и общины. – Постановления русского закона. – Хозяйственное значение брака в крестьянском быту и его пос
  8. § 48 Личный наем. – Различные его виды. – Виды наемной платы. – Ограждение личной свободы сроками служения. – Наем прислуги и прусский закон о сем предмете. – Французский закон.
  9. § 38 Когда открывается наследство по русскому закону. – Ограничения наследственного права. – Имущество, составляющее предмет наследования. – Отношение наследования по закону к завещанию. – Кто может быть наследником?
  10. § 49 Общие правила личного найма по русскому закону. – История и происхождение нынешних законов. – Место личного найма в системе договоров. – Вступление в договор. – Личные ограничения. – Сроки найма. – Рядная плата. – Задатки. – Законные таксы. – Форма. – Обязанности хозяина и служащих. – Прекращение договора. – Аттестация.
  11. § 69 Русское право залога. – Историческое его происхождение и первоначальные виды. – Значение закладной. – Нынешние законы о залоге. – Что может быть предметом залога. – Залог чужого имущества. – Свобода залога от запрещений. – Цель- ность залога. – Закон 1862 года о залоге из-под запрещения. – Качества личности. – Форма залога между частными лицами
  12. § 3 Сущность и идея брака. – Нравственное его значение. – Таин- ство в браке. – Историческое развитие идеи брака. – Много- женство, многомужие и одноженство. – Идея, семейное, обще- ственное и религиозное значение брака в Древнем мире. – Религиозный обряд брака у древних. – Строгая форма брака. – Освящение брака в христианстве. – Церковное понятие о браке на Западе и Востоке. – Секуляризация брака и подчинение его гражданскому закону и суду после реформации и революции. – Брачный закон и суд в Р
  13. § 15 Русский закон о раздельности имуществ между супругами. – Хозяйственное и юридическое значение приданого. – Сделки между супругами и случаи взаимной их ответственности друг за друга. – Приданое по Литовскому статуту. – Закон прибалтийских губерний.
  14. § 46 Общие правила найма по русскому закону. – Крайний срок найма. – Ограничения личные. – Форма договора. – Цена. – Пространство пользования. – Право владения в найме и его принадлежности. – Передача найма. – Исполнение договора и прекращение. – Ограничение найма в заложенных имениях. – Наем из выстройки. – Общее замечание о законе поземельного найма.
  15. § 52 Охота. – Римское понятие об охоте. – Германская регалия охоты. – Освобождение охоты. – Ограничения охоты по но- вейшим законодательствам. – Постановления русского закона об охоте и промыслах. – Охота в Курляндии