<<
>>

§ 32 Общие понятия о наследстве и о наследственном преемстве. – Отношение завещания к законному наследованию. – Римское господство завещательного начала и отрицание его в германском праве. – Историческое развитие наследственного порядка в римском праве. – Допущение к наследованию кровных родственников.

Наследование есть переход имущества со всеми правами и обязан- ностями от одного лица к другому по случаю смерти.

Имущество в идеальном значении (см. 1-ю часть § 2) есть совокуп- ность всех прав и обязанностей, принадлежащих лицу относительно всех

предметов, которые входят в круг юридической его личности, юридиче-

ской власти.

Из этих прав и обязанностей иные, – впрочем, немногие, – столь тесно связаны с его личностью, что исчезают с ней совершенно. Сюда относятся: личные сервитуты, узуфрукт, пожизненное владение (у нас, напр., право вдовы просить об указанной части), право на содержа- ние (alimenta), пожизненная рента, – при некоторых условиях право иска за личную обиду. Но большей частью эти права и обязанности не исчеза- ют и не могут исчезнуть со смертью лица, по своему объективному свой- ству, либо коренятся в юридических отношениях, продолжающихся неза- висимо от воли и случая: твердость гражданского союза не дозволяет им исчезнуть. Понятие о вещи, как о предмете внешнего мира, еще может держаться без понятия о лице, к кому она приурочена; но как скоро пред- мет стал имуществом, нельзя уже вообразить его без лица и держателя.

240

Поэтому со смертью лица, бывшего держателем прав и обязанностей по имуществу, возникает в гражданском обществе вопрос о том, кто затем будет держателем этих прав и обязанностей. Кто-нибудь должен быть преемником умершего, если только осталось после него что-нибудь, с чем связано понятие о праве и обязанности гражданской, юридической. Этот преемник есть наследник. Совокупность прав и обязанностей по имуще- ству, в коей совершается преемство, называется наследством; а вступле- ние преемника в права и обязанности называется наследованием.

Итак, понятие о наследстве указывает, с одной стороны, на приоб- ретение имущества наследником, и в этом смысле наследование есть один из законных способов приобретения; с другой стороны, указывает

на продолжение гражданской личности умершего в лице его наследника.

В этом последнем смысле, казалось бы, в наследнике должно существо- вать такое же единство личности, какое видим в умершем, но, как обна- ружится далее, историческое развитие наследственного права приводит к понятию о нескольких наследниках после одного лица, к раздроблению наследства между многими. Это происходит от того, что наследование тесно связано с семейственным правом и с развитием отдельной личности посреди семейства. Вопрос о том, кто должен быть наследником, зависит от соображений семейственного права, от существующих в данную эпоху понятий: во-1-х, об имуществе и собственности по отношению к семейст- ву и о власти главы семейства над его членами; во-2-х, о взаимном отно- шении членов семейства между собой и к общему главе семейства. От- дельные лица призываются к наследству, во-1-х, на основании избрания личной волей умершего вотчинника; во-2-х, на основании ближайшей кровной связи между ними и умершим вотчинником. По этим предметам понятия, обычаи и законы разных народов представляют величайшее раз- нообразие. Они так тесно связаны с внутренними условиями местного воззрения и развития, что нет возможности определить общими чертами порядок наследства. В этом отношении особенно любопытно изыскание:

1) об отношении завещательного права к наследственному; 2) о развитии того порядка, в котором родственники призываются к наследству.

Завещательное распоряжение, как право хозяина располагать сво- им имением на случай смерти, по своей воле, в пользу кого бы то ни

было, не согласуется с первоначальным состоянием общественного бы-

та, в коем семейство, основанное на религиозной идее, господствует над отдельными лицами. В этом состоянии имение, коего целость нераз- рывно связана с целостью семейной религии, считается принадлежно- стью семейства, и по смерти хозяина переходит в пределах семейства под власть того, кому следует по обычаю и по праву. Новейшими ис-

241

следованиями доказано, что древние, в первую эпоху общественного быта, не знали завещания (см.

F. de Coulanges – la cite antique). Судя по всем признакам, и древний быт римского народа не представлял исклю- чения в этом отношении; но в законе XII таблиц, в числе самых отличи- тельных и бесспорных прав римского гражданина полагается право де- лать завещания о своем имуществе (paterfamilias uti legassit ita jus esto). С того времени власть завещателя является в римском праве самой оп- ределительной принадлежностью того права собственности, коего стро- гий образ римляне первые внесли в круг юридических понятий. В Риме главным законом наследования стала воля завещателя, и только тогда, когда после умершего не осталось завещания, допускалось, как необхо- димость, наследование по правилу закона. Оттого у римлян завещатель- ное наследство представлялось положительной стороной учреждения, а наследство по закону – отрицательной стороной, и называлось successio ab intestato. В случае столкновения этих двух начал в имуществе и в случае сомнения первое брало решительный перевес над последним.

По римскому понятию завещательное право несовместимо с закон- нонаследственным, в имуществе одного и того же умершего вотчинника (nemo pro parte testatus, pro parte intestatus decedere potest. Farum rerum naturaliter inter se pugna est, testatus et intestatus). Кто объявил последнюю волю свою об имуществе, о том нельзя сказать, что воли его не было, или воля его была иная, нельзя вместо его собственной воли подставить волю законную. В силу этого правила, законное наследство у римлян не могло простираться даже на ту долю имущества, о коей умолчано в завещании – доля эта следовала во всяком случае наследникам, названным в завеща- нии, и когда из числа их кто-либо оказывался выбывшим или неспособ- ным, его удел присоединялся к уделу прочих наследников по завещанию (исключений из этого правила допускалось немного – напр., в солдатских завещаниях, при quеrela inofficiosi test. и проч.).

Совершенно иное воззрение открывается в новом европейском об- ществе у германских народов – и оно совершенно согласно с тем харак- тером германского семейства, на который указано было выше, и с тем состоянием общественного быта, в коем застали римлян германцы при первом столкновении с ними. Завещание вовсе не было в обычае.

На- следственное право основывалось исключительно на естественной кровной связи членов семейства между собой, так что по смерти лица, в наследство вступали непосредственно ближайшие родственники его по крови (у Тацита: heredes successoresque sui cuique liberi et nullum testa- mentum. Si liberi non sunt, proximus gradus in successione fratres, patrui avunculi). То есть в законном наследовании выражалось у германцев

242

положительное начало этого учреждения, не так как в Риме, и завеща- тельное право развилось у них уже впоследствии. Но и завещание в германском праве лишь мало-помалу распространилось на недвижимые имущества. Вначале имело силу такое мнение, что человек, готовясь умирать, не вправе лишить имения, даже движимого, своих родичей, в пользу посторонних. Если и допускалась возможность человеку при жизни или перед смертью разделить или урядить свое имение между членами семьи, то этот ряд ограничивался тесным кругом ближних лю- дей – прямых наследников и не имел ничего общего с римским теста- ментом, т.е. с автоматическим правом римского гражданина сотворить себе наследника. Потом это представление смягчилось, в особенности под влиянием той мысли, что умирающему человеку надобно устраи- вать душу свою (vermachen), и потому может он делать распоряжения о движимости – для души, ради Бога. Оттого первые завещательные рас- поряжения имели свойство религиозное, церковное (Seelgerathe, Seeld- inge). Затем уже начал расширяться мало-помалу круг завещательных распоряжений, под влиянием церковного и римского права.

Итак, в германском понятии о наследстве было коренное отличие от римского. По римскому понятию, наследство служило главнейшим про- должением личности умершего по имуществу; по германскому – оно выте-

кало из семейственного, из кровного права. Римский собственник сам уста-

навливал своей частной волей наследственный закон для своего имущест- ва, и мимо этой воли никто не мог иметь к оному притязаний, ни ожидания. По германскому понятию, у всякого был свой кровный наследник по при- роде (Deus, non homo, facit heredes), так что при жизни владельца можно указать, кто его наследники по крови, в имуществе, которое считалось само по себе наследственным.

Даже при живом владельце наследники его имели право ожидания, так называемое Wartrecht, в силу коего могли воспроти- виться распоряжениям его в пользу чужеродцев.

Здесь не у места рассматривать подробности исторического разви- тия наследственного права у разных народов, но необходимо указать на главные начала, под влиянием коих оно развилось, и на главные видо- изменения сих начал.

По естественному порядку наследство идет в семью, т.е. тем родст- венникам, кто всего ближе к умершему. Спрашивается: кто ближе? В Ри- ме, где семья имела строго юридический характер, наследственные права первоначально истекали из родительской власти, и круг наследования ограничивался членами гражданской семьи, т.е. лицами, кои состояли в родительской власти умершего или состояли бы, когда бы жив был глава семейства. Эти лица носили название агнатов; напротив того, одно род-

243

ство по крови, или когнатство (cognatio), не считалось основанием к на- следованию, и даже лица, выбывшие из гражданской семьи и из-под ро- дительской власти (посредством эмансипации), не имели наследственных прав. По мере того как разлагалась семья гражданская, обозначалось яв- ственнее естественное значение кровной или природной семьи, и кровное родство заявляло справедливые основания к наследству. Отсюда проис- ходят постепенные преобразования римского наследственного права, за- вершившиеся при Юстиане знаменитой 118 новеллой, в коей решительно уже признано главным основанием наследственного права – кровное род- ство, или когнатство. По первоначальному закону наследники призывае- мы были к наследству в трех порядках или классах (ordines), обнимавших исключительно круг лиц, составлявших под родительской властью дом умершего вотчинника. В первом классе являлся дом или семья в самом тесном объеме: так называемые sui, не исключая женщин с правом пред- ставления (succ. in caput praedefuncti parentis). Во втором классе являлся второй, обширнейший круг дома, т.е. агнаты, или все те, кои вместе со- стояли бы под одной властью, если бы жив был общий родитель.

Здесь в наследстве участвовали только ближайшие степени, и право представле- ния не допускалось, так что, напр., при братьях и сестрах племянники не могли наследовать. Третий класс составляли gentiles, все члены родового союза, связанные общим происхождением от известного или неизвестно- го родоначальника. В течение столетий, предшествовавших Юстинианову преобразованию, старая гражданская семья распалась, и агнатство утра- тило свое политическое и юридическое значение; место его заняла семья кровная. В ней, по естественному порядку, к наследству ближе тот, кто ближе к умершему по крови; но так как для определения близости родст- ва принято было в римском праве одно неизменное механическое мери- ло – счисление рождений или степеней, то надлежало, для пропорцио- нального разделения наследственных прав, умножить разряды родствен- ников, которые, один за другим, призываются к наследству. Так образо- вано четыре наследственных разряда. В первом поставлены старинные sui, т.е. дети умершего, дети детей его и дальнейшие нисходящие, без различия степеней, поколику имеет место право представления. Во вто- ром классе совокуплены общим правом восходящие, полнородные братья и сестры и дети их – племянники и племянницы, но далее их право пред- ставления не допускается. В третьем классе – братья и сестры единокров- ные и единоутробные, также с правом представления только для детей умерших братьев и сестер. В четвертом классе все прочие боковые родст- венники, кто ближе по степени без различия полнородных от неполно- родных, и уже без права представления.

244

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. 2003

Еще по теме § 32 Общие понятия о наследстве и о наследственном преемстве. – Отношение завещания к законному наследованию. – Римское господство завещательного начала и отрицание его в германском праве. – Историческое развитие наследственного порядка в римском праве. – Допущение к наследованию кровных родственников.:

  1. § 37 Исторический очерк русского наследственного права. – Первые начала наследования по договорам с греками, по Русской Правде и судебникам. – Влияние родового начала и политической борьбы с боярством на постановления о наследстве. – Отличия в наследовании между поместьями и вотчинами. – Образование вдовьей и дочерней части. – Право женщин-родственниц при мужчинах. – Недоумения о праве представления. – Соединение поместий с вотчинами и указ о единонаследии. – Отмена его. – Причины затруднений и
  2. § 38 Когда открывается наследство по русскому закону. – Ограничения наследственного права. – Имущество, составляющее предмет наследования. – Отношение наследования по закону к завещанию. – Кто может быть наследником?
  3. § 12 Личные отношения супругов. – Необходимость единства вла- сти в семье. – Римское и германское понятие о власти мужа. – Подчиненность жены по западным законодательствам, особливо по французскому праву. – Неровный брак в германском праве.
  4. § 54 Исполнители завещания. – Общие и отдельные отказы. – Законная мера отказа. – Вступление в силу отдельного отказа. – Отмена завещания. – Открытие, оглашение и явка. – Истолкование завещания. – Законная доля. – Лишение наследства. – Завещательное наследство в прибалтийских губерниях. – Мусульманское завещание.
  5. 2. Расширение круга наследников по закону в российском наследственном праве
  6. § 76 Историческое развитие идеи об авторском праве. – Значение его в новейшее время. – Сущность сего права. – Пределы его в русском законе. – Сроки и исчисления их для посмертных сочинений. – Удостоверение литературной собственности
  7. § 34 Смешанные системы в новейших законодательствах. – Происходящее от различия сих систем различие в порядке раздела и в допущении права представления. – Ограничение наследственного права пределами родства. – Ограничение женщин. – Разделение наследства между родами. – Возвращение подаренного родителями. – Наследование супругов и незаконных детей и родителей. – Закон наследования в Англии.
  8. § 36 С какой минуты совершается приобретение вотчинного права. – Римская традиция. – Германская форма публичного объявления. – Происхождение форм вотчинной записки. Основные начала и формы новой германской системы. – История французской транскрипции до закона 1855 года. Регистрация недвижимой собственности в Англии
  9. § 2. ЮРИДИЧЕСКИЕ НОРМЫ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРАВА В РИМСКОМ ПРАВЕ
  10. § 2. Наследство (наследственная масса) как объект наследственного права (п. 1791—1794)
  11. § 39 Общие положения наследственного порядка. – Наследование в нисходящей линии. – Указная доля дочери. – Уравнение дочерних частей с сыновними. – Преимущество мужчин пе- ред женщинами. – Право представления. – Право сводных детей. – Отличия в Литовском статуте.