<<
>>

Консервативные особенности цивилистической концепции К.П. Победоносцева

Предлагаемый читателю “Курс гражданского права” К.П. Победо- носцева, почетного члена университетов Московского, С.-Петербургс- кого, Казанского и св. Владимира в Киеве, представляет собой уникаль- ное в дореволюционной юридической литературе сочинение, выдер- жавшее несколько переизданий.

Первая часть “Курса” – “Вотчинные права”, вышедшая впервые в 1868 г., имела четыре переиздания (1873, 1883, 1892, 1896), вторая часть – “Права семейственные, наследствен- ные и завещательные”, увидевшая свет в 1871 г., впоследствии переиз- давалась трижды (1875, 1889, 1896), третья часть “Курса” – “Договоры и обязательства”, впервые опубликованная в 1880 г., выдержала два пере- издания (1890, 1896). Рецензенты, в частности Г.Ф. Шершеневич, отме- чали частоту переизданий “Курса” как “необычное” для русской юри- дической литературы явление, в которой “редкое сочинение дождется второго издания”1. По свидетельству современников, все издания “Кур- са” быстро расходились в продаже и становились библиографическими редкостями, поскольку “курс К.П.
Победоносцева… сделался настоль- ною книгой для всякого русского юриста, будь он теоретик или прак- тик, начинающий изучение гражданского права студент или умудрен- ный опытом законовед”2.

Столь частая повторяемость изданий “Курса”, по мнению Г.Ф. Шер- шеневича, может быть объяснена, в частности, его огромным влиянием на судебную практику того времени. По свидетельству ученого, влия- ние “Курса” “обнаруживалось не только на судьях и адвокатах, но и на практике высшей судебной инстанции” – на решениях Гражданского отделения Кассационных департаментов Правительствующего Сената, в которых можно было “заметить отражение взглядов г. Победоносцева, не редко излагаемых его собственными словами”3.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России.

Казань, 1893. С. 86–87.

Хроника русской юридической литературы за 1889 г. // Юридическая летопись. 1890.

Февраль. С. 133.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 87.

50

“Курс гражданского права” К.П. Победоносцева стал вторым после лекций Д.И. Мейера “капитальным” (как выражались многие рецензен- ты) сочинением, имевшим целью систематическое изложение действо- вавшего русского гражданского права. Однако курс Д.И. Мейера был написан в то время, когда для зарождающейся науки русского граждан- ского права было характерно, по мнению известного цивилиста И. Ор- шанского, “сильное подчинение… иностранной юриспруденции и рим- скому праву, привычка… прилагать к вопросам русского права обыкно- венные приемы европейской юриспруденции, без серьезного исследо- вания особенностей нашего правового быта”. Поэтому лекции Д.И. Мейера, поместившего “в готовые чужие рамки материал русского права”, отличаются “большой ясностью и логичностью изложения”, которой, однако, как отмечал И. Оршанский, “приносится в жертву са- мобытность отечественного права, стирающаяся за общими схемами римского права”. К.П. Победоносцев, напротив, демонстрирует в своем “Курсе” “недоверие к простому пересаживанию иностранных теорий”, как, впрочем, и к “чисто историческим работам по отечественному пра- ву без практических результатов для права действующего”. Сравнивая произведения двух авторов, рецензенты отмечали “великое преимуще- ство” “Курса” К.П. Победоносцева перед сочинением Д.И. Мейера в плане “развития самостоятельной догматической доктрины русского права и стремления к изучению особенностей нашего правового строя”. В своем “Курсе” К.П. Победоносцев предпринял опыт исторической разработки многих институтов русского гражданского права с целью объяснить их значение в современном ему юридическом быте России, и здесь, как отмечал И. Оршанский, из-за отсутствия монографических исследований ему “на каждом шагу приходилось обрабатывать почти девственную почву4. Поэтому “Курс” К.П.

Победоносцева можно счи- тать первым опытом систематизации русского гражданского права в его национально-исторических особенностях.

Основу “Курса” составили лекции К.П. Победоносцева по граж- данскому праву, которые он в начале 60-х годов читал в Московском университете. К этому же времени относятся первые его публикации в периодических изданиях по истории различных институтов русского гражданского права (права собственности, опеки, завещания, залога и

Оршанский И. [Рецензия]: Курс гражданского права. Сочинение К. Победоносцева. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. Второе издание с переменами и дополнениями. СПб., 1875 // Журнал гражданского и уголовного права. СПб., 1876. Кн. 1. Февраль. С. 259–260.

51

др.), опыт изучения которых также был использован К.П. Победоносце- вым при написании “Курса”.

Уже тогда К.П. Победоносцев заявил о себе как о последователе консервативной по своим выводам немецкой исторической школы пра- ва, которая, по мнению Б.Н. Чичерина, “не только указала на потреб-

ность исследования положительных учреждений вместо отвлеченных

начал, но и сама проложила к тому путь, представив замечательнейшие образцы ученой работы”5. Со времен основателя исторического направ- ления в правоведении Ф.К. фон Савиньи в юридической науке получает права гражданства исторический метод, пришедший на смену дедук- тивному методу естественно-правовой школы. Именно исторический способ исследования правовых институтов и стал методологическим фундаментом как историко-юридических работ К.П. Победоносцева, так и его “Курса гражданского права”.

Для К.П. Победоносцева очевидно, что своеобразие исторически сложившихся традиционных институтов русского гражданского права не поддается унифицирующему действию рассудочного анализа, а по-

тому наиболее адекватным способом их исследования должно стать

историческое описание. “Исторический метод, – полагает К.П. Победо- носцев, – давно уже признан необходимым условием при изучении пра- ва”6.

Используя историзм как метод научного исследования, он отверга- ет научную ценность изучения права на основании так называемых об- щих начал, которым придается “безусловное значение”7. С его точки зрения, юридическая наука не может “довольствоваться одним... систе- матическим перечислением разнообразных положений Свода [Зако- нов]”, но прежде всего должна исследовать “идею, выраженную в каж- дом положении и... историческое ее развитие”. Главная цель юридиче- ского исследования, по мнению К.П. Победоносцева, состоит в том, чтобы, проследив историческое развитие учреждения “до положения впервые сознанного и высказанного законодательством... получить яс- ное понятие о том, из каких потребностей общественной жизни оно возникло, какая идея в нем выразилась... сохранился ли в нем первона- чальный дух его и в чем изменился сообразно новым потребностям

Чичерин Б.Н. История политических учений: В 5 ч. М., 1869?1902. Ч. 4. М., 1877. С. 439. 6 Победоносцев К.П. Критика на сочинение М. М. Михайлова о русском гражданском судопроизводстве до издания Свода Законов 1832 г. // Архив исторических и практиче-

ских сведений, относящихся до России, изд. Н. Калачовым. СПб., 1859. Кн. 1. С. 1.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 1. СПб., 1896. С. 65.

52

жизни”8. Такова, в представлении К.П. Победоносцева, идеальная мо- дель исторического метода исследования права, которое отнюдь не яв- ляется археологическим коллекционированием мертвых правовых форм. “Дело историка”, по его мнению, состоит в том, чтобы исследо- вать, “насколько форма соответствовала содержанию в ту или другую эпоху своего развития”, “когда обозначилась и пришла в сознание идея”, и указать на потребность “отменить... или заменить новой” ста- рую правовую форму9.

Изучению истории русского права способствует его “казуистиче- ское... происхождение”, которое К.П. Победоносцев весьма характерно рассматривает как “бесценное достоинство”. Без этого, по мнению уче-

ного, не только “историческое исследование о какой бы то ни было час-

ти гражданского права представляется...

невозможным”, но и “судебная практика потеряла бы путеводную нить, необходимую... для правильно- го разумения законов”10.

В связи с этим исторический метод изучения положительного пра- ва, полагает К.П. Победоносцев, “более чем где-нибудь, необходим у нас в России” не только “для юриста-теоретика”, но и “для юриста практического”. Это связано прежде всего с непрерывностью правовой традиции: в России в отличие, например, от Франции не разорвана “ис- торическая связь между учреждениями старого порядка и новыми уста- вами гражданской жизни”. Соответственно, у нас “ни одного почти уч- реждения... невозможно оторвать от почвы исторической; на этой толь- ко почве и возможно отыскать смысл и объяснение каждому явлению гражданского права, потому что каждое глубоко пустило корни в исто- рию”11. Именно поэтому “у нас, более чем где-нибудь, практическая разработка юридического вопроса тесно связана с историческим его исследованием”12.

Очевидно, К.П. Победоносцев сам проделал тот “продолжитель- ный и тягостный”13 путь, которым он впоследствии советовал идти на- чинающему юристу. Он настоятельно советует “всякому, кто хочет за-

ниматься русским правом серьезно”, приняться за последовательное

Победоносцев К.П. Критика на сочинение М.М. Михайлова о русском гражданском су- допроизводстве до издания Свода Законов 1832 г. С. 1?2.

Там же. С. 4?5.

Там же. С. 6.

Там же. С. 1.

Там же. С. 11.

Победоносцев К.П. Указатели и приложения к “Курсу гражданского права”. СПб., 1896.

С. 89.

53

изучение, “начиная с первого тома”, Полного собрания законов, которое дорого тем, что в нем “каждое явление юридическое… представляется в связи со всею обстановкою быта, со всеми данными историческими и в совокупности с ними объясняется”. Однако “в полном собрании законов необходимо самому пробивать себе дорогу”, не полагаясь на несовер- шенные алфавитные указатели14. Этот труд, сколь бы он ни был тяжел, полагает К.П. Победоносцев, вознаградит будущих правоведов “стори- цею – твердым знанием, не оторванным от родной почвы, и зрелостью мысли, воспитанной наблюдением над действительными событиями и историческим их движением”15.

Как “отрешенное от жизни, следова- тельно, от истины”, характеризует К.П. Победоносцев знание, приобре- тенное “из источников иноземных”, вследствие которого будущие юри- сты “незаметно воспринимают… понятия, возникшие посреди истории чужого народа, усваивают начала и формы, на чужой почве образовав- шиеся и связанные с экономией такого быта, который далеко отстоит от нашего”. Закономерным следствием такого образования становится “ложное понятие о потребностях нашего юридического быта и о средст- вах к их удовлетворению”16.

Отличительной особенностью историко-юридических исследова- ний К.П. Победоносцева было отмечавшееся всеми рецензентами ис- ключительное знание Полного собрания законов и дореформенной су- дебной практики, не только опубликованной, но и хранящейся в сенат- ских архивах, к которой он, работая в Сенате, имел доступ. Благодаря этой предварительной работе “Курс” К.П. Победоносцева, как подчер- кивал Г.Ф. Шершеневич, “отличается необыкновенным богатством ма- териала”. Он представляет собой не только “полную сводку” действо- вавшего гражданского законодательства, отличавшегося тогда чрезвы- чайной разбросанностью, которая была “способна затруднить даже са- мого добросовестного исследователя”17, но и обычного права, народных воззрений на тот или иной институт гражданского права, а также судеб- ной практики. Рецензенты единодушно отмечали, что К.П. Победонос- цев благодаря использованию исторического метода “впервые обратил внимание науки на многие постановления, обходившиеся до сих пор

Победоносцев К.П. Указатели и приложения к “Курсу гражданского права”. С. 87–88.

К.П. [Победоносцев К.П.] По поводу статьи о замещении мест священно- и церковно- служительских // День: Еженедельная газета, издаваемая Ив. Аксаковым. М., 1864. № 22.

С. 7–9.

Победоносцев К.П. Указатели и приложения к “Курсу гражданского права”. С. 87–88.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 93.

54

учеными ввиду несоответствия их с западными образцами”18, и остано- вился “на таких явлениях, которые до него вовсе не были вовлечены в область цивилистических исследований”19. Поэтому, как писали “С.-Пе- тербургские ведомости”, “в отношении к материалу науки курс не ос- тавляет желать ничего лучшего”20.

Однако рецензенты отмечали как “слабую сторону этого замеча- тельного произведения”21 отсутствие строгой системы, в которую укла- дывалось бы богатство и разнообразие привлеченного К.П. Победонос-

цевым материала. Действительно, в “Курсе” отсутствует необходимая,

казалось бы, общая часть, которая была обещана К.П. Победоносцевым в предисловии к первому изданию и которая должна была составить последний, четвертый, том его “Курса гражданского права”. Объясняя такую необычную последовательность изложения системы гражданско- го права, в которой особенная часть предшествует общей, К.П. Победо- носцев указывает на то, что “совершающиеся ныне… в России и еще не вполне завершенные преобразования во многом касаются предметов, входящих в состав общей части”, поэтому “удобнее будет отложить окончательную ее отделку до позднейшего времени”22. Однако обещан- ная К.П. Победоносцевым общая часть так и не была им написана, хотя он нередко ссылается на нее в своем изложении, и к последнему изда- нию “Курса” 1896 г. он присоединил лишь “Указатели и приложения”, призванные облегчить читателю поиск необходимой ему в “Курсе” ин- формации.

Рецензенты ставили в упрек К.П. Победоносцеву то, что отсутст- вие общей части прежде всего затрудняет выяснение его взгляда на предмет и границы гражданского права, вызывая вопрос о том, включа- ет ли он в предмет гражданско-правового регулирования личные не- имущественные отношения23. Поводом для таких вопросов, очевидно, послужили, во-первых, неоднократно повторяемое К.П. Победоносце- вым заявление, что “содержание всякого гражданского права, по суще- ству его – хозяйственное; цель его – экономическая”24, а во-вторых, от-

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 93.

Нольде А. Э. Обзор научной юридической деятельности К.П. Победоносцева: Некро- лог // Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1907. Часть X. Август.

С. 107.

Санкт-Петербургские ведомости. 1876. № 75. С. 8.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 93.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. СПб., 1868. С. I–II.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 95.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. СПб., 1896. С. 109.

55

каз признать исключительно юридическую природу семейных отноше- ний, которые ему представляются “в сущности своей естественными, нравственными”25. Кроме того, по мнению рецензентов, неудобство от- сутствия общей части сказывается и в том, что, например, общее учение об условиях частично излагается в наследственном праве (II, § 53), час- тично – в обязательственном (III, § 2); учение о дееспособности несо- вершеннолетних также изложено в различных частях “Курса”; в вещном праве рассматриваются почти исключительно “поземельные отноше- ния” и т.д.

Однако необходимо учитывать, что “Курс” К.П. Победоносцева явился первым опытом обобщения чрезвычайно несистематизированно- го русского законодательства, которое и после кодификации М.М. Спе- ранского в 30-х годах не отличалось логической стройностью, посколь- ку правовые институты и регулирующие их юридические положения, как отмечал К.П. Победоносцев в своих исследованиях, возникали ис- торически, в соответствии “с потребностями своего времени”26, а не бы- ли произведением отвлеченной теории гражданского права. Сам К.П. Победоносцев указывает в другом своем произведении, что рус- ское гражданское право вследствие исторических особенностей своего возникновения “скудно общими руководственными правилами… стра- дает недостатками системы… много содержит в себе противоречий и неясностей, нередко поставляющих судебную практику в неразреши- мые затруднения”, неизбежные из-за отсутствия “цельного и системати- ческого законодательства по гражданскому праву”27. Вместе с тем необ- ходимо отметить, что К.П. Победоносцев выделяет общую часть в рам- ках каждого тома своего “Курса”. Так, изложение “вотчинных прав”, предваряет общее учение о вещах, праве собственности и способах ее приобретения, “правам семейственным, наследственным и завещатель- ным” предпосланы рассуждения об “общих свойствах семейственных отношений” и “общих началах” наследственного и завещательного пра- ва, в третьем томе выделены общая и особенная части “учения о дого- ворах и обязательствах”.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 2. СПб., 1896. С. 5.

Победоносцев К.П. Приобретение собственности и поземельные книги // Русский вест- ник: Журнал литературный и политический, изд. М. Катковым. М., 1860. Т. 28. Июль. Кн. 2. С. 210.

Победоносцев К.П. Судебное руководство: Сборник правил, положений и примеров, извлеченных из теории и практики гражданского судопроизводства с полным указателем к судебным и распорядительным решениям по сему предмету кассационных департа-

ментов Сената. СПб., 1872. С. II.

56

Многие рецензенты отмечали также “слабость юридической кон- струкции, неразрывно связанной с системою гражданского права”. В “Курсе” К.П. Победоносцева, полагает Г.Ф. Шершеневич, напрасно бы- ло бы искать “точного юридического различия вещного и обязательст- венного права, определения сущности наследства, договора вообще и отдельных видов, в частности”. Отсутствие строгих юридических опре- делений, по его мнению, объясняется “практическим направлением г. Победоносцева”, который “более практик, чем систематик”28. Другой рецензент также обоснованно обращает внимание на то, что “способом разъяснения” основных понятий гражданского права К.П. Победоносцев “избирает не систематическую конструкцию понятий, а различные об- разы, уподобления и описания”29.

Справедливо указанные рецензентами особенности “Курса” К.П. По- бедоносцева – отсутствие масштабных обобщений, строгих логических дефиниций и излишнего теоретизирования, – могут быть объяснены свойствами консервативного типа мышления К.П. Победоносцева, более склонного к историческому описанию правовых институтов, нежели к систематическому развитию правовой теории. С точки зрения К.П. По- бедоносцева логически систематизированное правовое знание в форме научной теории не может претендовать на адекватную интерпретацию юридической реальности, а также на право ее рационального преобра- зования. С этим связано также и присутствующее в “Курсе” неприятие в качестве источника права правовой доктрины, являющейся всего лишь субъективным произведением индивидуального разума. В иерархии источников права К.П. Победоносцев отдает очевидное предпочтение правовому обычаю, представляющему собой произведение коллектив- ного разума народа, запечатлевшего в его положениях свой историче- ский опыт.

К числу формальных особенностей “Курса”, в которых проявились свойства консервативного стиля мышления К.П. Победоносцева, поми- мо уже указанного отсутствия строгой логической системы гражданско-

го права и четкого определения и разграничения юридических понятий,

следует отнести и языковую стилистику “Курса”. Уже современники отмечали, что “склад его речи старинный”30, тем более архаичным мо- жет он показаться современному читателю. К.П. Победоносцев был

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 95, 97.

Кр. М. [Рецензия]: Курс гражданского права. Часть 1: Вотчинные права. 1868; Ч. II: Права семейственные, наследственные и завещательные. 1871. Соч. К. Победоносцева // Судебный вестник: Газета юридическая и политическая. СПб., 1871. № 4. С. 1.

Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 92.

57

убежден, что “ясность, определительность и чистота русской речи, ка- чество, необходимое для юриста, правая рука, без которой обойтись ему невозможно”31. “Курс” К.П. Победоносцева представляет собой опреде- ленный этап в разработке русской юридической терминологии, форми- рование которой происходило во второй половине XIX в. “Известно, – пишет в связи с этим К.П. Победоносцев, – какие затруднения пред- ставляет русская терминология юридическому писателю: для многих понятий невозможно и подыскать русские термины, соответствующие иностранным”. Так, привычное нам сегодня слово “правовой”, оконча- тельно вытеснившее слово “юридический”, в конце 60-х годов, когда вышла первая часть “Курса”, только входило в употребление и пред- ставлялось К.П. Победоносцеву “безобразным”. Для К.П. Победоносцева характерно стремление по возможности русифици- ровать иноязычные юридические и философские термины. Так, вместо слова “субъект” он часто употребляет “владетель, держатель”, вместо “объективный” – “внешний”, вместо “виндицировать” – “добывать”, вместо “индивидуальный” – “особенный” и т.д. При этом сам К.П. Победоносцев признается, что “в этих заменах по местам встреча- ются затруднения”. Однако такие термины, как “объект”, “сукцессия”, “ауктор”, “факт”, по его мнению, несомненно, следует заменять рус- скими синонимами – “предмет”, “преемство”, “передатчик”, “событие”, “явление”32.

Своеобразие используемой автором терминологии, обратившее на себя внимание критиков, требует некоторых пояснений для современ- ного читателя. Уже тогда К.П. Победоносцев предполагал недоумение

читателя по поводу названия первого тома – “Вотчинные права”, в то

время как для описываемой им системы гражданских прав гораздо бо- лее подошло бы слово “вещный”, уже появившееся в юридической тер- минологии того времени. Термин же “вотчинные права” по своему ис- торическому смыслу обозначал исключительно право собственности на недвижимое имущество. Однако К.П. Победоносцев поясняет, что он сознательно отказался от использования термина “вещный”, поскольку он представлялся ему “весьма нерусским по своей конструкции”, по- этому и назвал соответствующие права “чистым и выразительным рус- ским словом: вотчинные”. Он оговаривает, что некоторые из отдельных предметов, составляющих содержание первого тома “Курса”, например, право залога, авторское право, “не совершенно подходят под принимае-

Победоносцев К.П. Указатели и приложения к “Курсу гражданского права”. С. 88.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. СПб., 1868. С. V.

58

мое доныне в словесной и письменной речи значение русского слова: вотчинный, вотчинное право”. Однако К.П. Победоносцев выражает надежду, что, возможно, “со временем и согласятся употреблять это слово в том обширном значении”, в каком его использовал сам автор, обозначивший им все виды вещных прав33.

Консервативные особенности правового мировоззрения К.П. Побе- доносцева нашли свое выражение не только в использовании им исто- рического метода исследования вместо дедуктивного, в особом способе

построения системы курса, сравнительно-описательной манере изложе-

ния материала и несколько архаичной стилистике, но и в самом содер- жании “Курса”, при решении актуальных для того времени проблем гражданского права.

Многие рецензенты ставили в упрек К.П. Победоносцеву неспо- собность ““идти с веком”, т. е. правильно понимать совершающийся… поворот к лучшему в практике новых судов, проявляющийся в стремле- нии усваивать себе более рациональные правовые начала, чем те, кото- рые преобладали в старой практике”34. Действительно, К.П. Победонос- цев отказался послушно идти “в ногу со временем”, в частности, в под- нятом либеральной печатью вопросе о необходимости секуляризации институтов семейного права, в целях достижения которой предполага- лось изъятие из церковной юрисдикции семейно-брачных дел, а также установление обязательной гражданской формы заключения брака и последовательное проведение принципа свободы развода супругов.

В “Курсе” К.П. Победоносцев развивает христианское представле- ние о браке как о “таинстве”, подчеркивая недостаточность юридиче- ского определения природы брачного союза. Как и всякое соглашение двух воль брак можно рассматривать как договор, но “этою идеей дого- вора далеко не исчерпывается содержание брачного союза”35. Отличие брака от “всех прочих договорных союзов” состоит в том, что он есть “великая тайна глубочайшего и полнейшего духовного и телесного со- единения”36. Поэтому, подчеркивая, что обязательная гражданская фор- ма заключения брака на Западе возникла вследствие “издавна сущест- вующего там раздвоения между церковью и государством”, К.П. Побе- доносцев убежден, что в России, “где масса народная принадлежит к единому вероисповеданию, глубоко слившемуся с национальностью,

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. СПб., 1868. С. V–VI.

Оршанский И. [Рецензия]: Курс гражданского права. Сочинение К. Победоносцева… С. 280.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 2. С. 13.

Там же. С. 14.

59

где народ и не слыхивал о политической борьбе между церковью и го- сударством… там нельзя придумать ничего лучше и соответственнее святости брака и практическим потребностям быта народного, как су- ществующая церковная форма”37 заключения брачного союза. Он по- лагает, что признать брак гражданским договором “невозможно, не отрекаясь от церкви, к которой мы себя причисляем, не соблазняя и не нарушая всенародного верования в авторитет вселенского соборного учения”38.

Опасность подхода к брачному союзу исключительно как к одному из видов гражданско-правовых договоров, по мнению К.П. Победонос- цева, заключается в том, что, как и любой договор, он может быть сво-

бодно расторгнут по взаимному согласию сторон, что К.П. Победонос-

цев считает недопустимым.

Настаивая на сохранении церковной формы заключения брака и недопущении последовательного проведения в законодательстве прин- ципа свободы развода, К.П. Победоносцев выступает защитником пат- риархальной структуры традиционного общества, подчеркивая в “Кур- се”, что “семья есть первая опора всякого социального устройства” и “главная опора порядка и благосостояния в государстве”39. Поэтому его принципиальная позиция в данном вопросе определяется не только его религиозным мировоззрением, но и тем, что “с вопросом о браке нераз- рывно связаны самые существенные интересы государства и что госу- дарство ослабляет само себя тем более, чем дальше развязывает узы брачного союза и ослабляет в нем первоначальную духовную его идею”. Для государства, убежден К.П. Победоносцев, “важно, чтобы в нем охранялась высокая идея цельности и неразрывности… семьи – нравственного и культурного питомника граждан”. Стремление же по- следователей коммунистических и либерально-индивидуалистических теорий к провозглашению в законодательстве принципов свободы бра- ка, по его мнению, приведет не только к разрушению патриархальной структуры общества, но и “в силу неотразимой логики” к отрицанию государства, Бога и религии40.

Понимая необходимость сохранения семьи “в ее нравственной свя- зи и хозяйственной целости”41, К.П. Победоносцев обосновывает в “Курсе” необходимость сохранения крупной земельной собственности,

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 2. С. 69–70.

Там же. С. 82.

39 Там же. Т. 1. СПб., 1896. С. 731.

40 Там же. Т. 2. С. 95–96.

41 Там же. Т. 1. СПб., 1896. С. 743.

60

для чего нужны правительственные меры, направленные к недопуще- нию начавшегося после отмены крепостного права процесса раздробле- ния родовых имений. “Поземельное владение считалось всегда самым лучшим обеспечением гражданского порядка”, поскольку всегда было связано “с сословным или общественным значением человека”, поэтому владельцы недвижимости всегда составляли “охранительную, консерва- тивную партию в обществе”42. Он считает также настоятельно необхо- димым законодательный запрет на свободное обращение крестьянских общинных земель, которое может привести к образованию сельского пролетариата, а следовательно, к “истощению” крестьянского сословия, также составляющего “главную охранительную силу в государстве”. Вопрос об общине, ставший чрезвычайно актуальным в связи с отменой крепостного права, К.П. Победоносцев относит к числу таких “государ- ственных вопросов”, которые “опасно решать исключительно на осно- вании отвлеченных начал экономической свободы”: “Земля, – пишет он, – такой товар, который опасно бросить на вольный рынок, подобно всякому иному товару. С землею у нас, больше чем где-либо – связана вся будущность земледельческого сословия, а в России оно имеет такую важность, какой нигде не имеет”. Поэтому в условиях, когда 15/16 всего населения составляют сельские жители, “объявить для них… землю вольным товаром – значило бы… оставить их без всяких средств к удержанию земли, к поддержанию хозяйства, к обеспечению от нищеты и голода”43.

Консервативные особенности цивилистической концепции нашли также свое выражение в неоднократно заявляемом в “Курсе” убеждении К.П. Победоносцева в том, что эффективность действия гражданско- правовых норм зависит от их соответствия нравственным предписани- ям, содержащимся в десяти божественных заповедях. По справедливому замечанию рецензента, “в г. Победоносцеве вмещаются так сказать две персоны”: “Он прежде всего историк-юрист, одаренный верным чутьем при оценке явлений прошедшего, но он порою бывает и богослов”44. По мнению К.П. Победоносцева, гражданский закон ни в коем случае не должен признавать “нравственное начало бессильным и призрачным, и строить свои определения исключительно на мотивах материального интереса”. Это значило бы “отрицать в законе тот самый элемент, кото-

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. СПб., 1896. С. 11.

Там же. С. 554.

Спасович В. Разбор 2-й части “Курса гражданского Права К. Победоносцева”: О правах семейственных // Спасович В. За много лет (1859–1871): Статьи, отрывки, история, кри-

тика, полемика, судебные речи и проч. СПб., 1872. С. 150.

61

рый “составляет высшее оправдание и коренную сущность всякого за- кона, то есть правду нравственную, духовную”. Без сомнения, полагает К.П. Победоносцев, “закон не должен оставлять без внимания матери- альные условия среды и понятия, в ней господствующие… но жертво- вать этим понятиям – высшею целью закона, и нравственною его нор- мой… значило бы унизить самый закон и отнять у него главную его силу”45.

Он отвергает любые попытки соглашения гражданского закона с наличным уровнем общественной нравственности, которая иногда мо- жет “дойти… до крайнего упадка”, проявлением которого для него бы- ли, в частности, требования принизить высокий христианский идеал брака. Однако К.П. Победоносцев полагает безусловно необходимым, “чтобы начало правды стояло высоко, в виду всех, не подвергаясь коле- банию и сомнению… чтобы в виду его не забывалась и не засыпала со- весть в общественном и в частном сознании… чтобы преступник закона в самом преступлении своем не лишился возможности чувствовать, что он совершает неправду”. Если же спустить “высокое знамя правды с закона”, “совесть лишится своего твердого мерила, не будет в законе того жала, которое призвано будить ее”, и таким образом, “грязь и наго- та станут являться на вид без стыда и без сознания”46.

Нравственному значению закона, по мнению К.П. Победоносцева, “принадлежит преимущественная сила” и в отношениях, возникающих

из гражданско-правовых договоров и построенных на принципе взаим-

ного материального интереса. В частности, К.П. Победоносцев высту- пает против требуемой “доктринерами науки” во имя “отвлеченного начала мнимой экономической свободы” снятия ограничений при опре- делении процентов по договору займа. Главным аргументом в пользу своего убеждения он считает то, что “нравственное мнение... возмуща- ется против заемной сделки”, поэтому закон, ограничивающий размер процентов, не “выходит за пределы своего призвания”, поскольку “не отступает от нравственного сознания”47. Тем самым он служит охране- нию “высших интересов, соединяемых в государственном и народном сознании с понятием о законе”, которое состоит в том, что закон не должен “давать своей санкции таким требованиям, которые под видом права скрывают в себе насилие и угнетение”48. Если же беззаконие рос-

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 2. С. 79–80.

Там же. С. 81.

47 Там же. Т. 3. СПб., 1896. С. 81?82.

Там же. С. 83.

62

товщиков узаконить “под лживым знаменем экономической свободы”, то “чудовищная сделка, не смевшая явиться перед лицом закона, явится в виде законного права и повлечет за собою разорительные взыскания, которые будут производиться уже не самовластною рукою притесните- ля, но во имя закона и правительства”. Поэтому, полагает К.П. Победо- носцев, “мнимая свобода” взимания процентов по договору займа “ос- танется лишь в воображении законодателей”, но “вносимая словом за- кона, послужит… лишь к узаконению рабства”49.

В заключение необходимо отметить, что в своем “Курсе граждан- ского права” К.П. Победоносцев часто выступает охранителем многих традиционных институтов русского гражданского права. Демонстрируя

научную верность исторической школе права, он считает глубоко оши-

бочной “поспешную” их критику “на основании односторонних впечат- лений или… так называемых “общих начал””, которым придается “без- условное значение”. Каждый из институтов гражданского права необ- ходимо исследовать “в связи со всею бытовою обстановкой и общест- венною организацией, посреди коей возник он”. “Постановлять реши- тельный приговор о негодности его и осуждать его на отмену” можно только ответив на вопрос: “действительно ли условия быта нашего, на- чала нашей общественной организации и требования государственной идеи… изменились настолько, что осуждаемое нами правило представ- ляется уже излишним и вредным”? В противном случае, “не поставив… и не разрешив этого вопроса, мы рискуем ввести в жизнь правило, ей не соответствующее, вынуть из механизма общественного снасть, прихо- дившуюся ко всему его строю”50.

Как заметил один из рецензентов “Курса” К.П. Победоносцева, В. Спасович, “можно бы написать целую книгу по поводу этого сочине- ния, следя шаг за шагом за мнениями и выводами автора”51. Мы сочли

необходимым остановиться лишь на некоторых основных чертах кон-

сервативного правосознания К.П. Победоносцева, которые определили своеобразие его цивилистической концепции и нашли свое выражение в каждом из трех томов его обширного “Курса”. Таким образом мы на- деялись продемонстрировать необычайную целостность мировоззрения К.П. Победоносцева, рассматривающего даже частные вопросы граж- данского права в полном согласии с “коренными и заветными идеями

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 3. С. 84.

50 Там же. Т. 1. СПб., 1896. С. 65.

Спасович В. Разбор 2-й части “Курса гражданского Права К. Победоносцева”: О правах семейственных… С. 145.

63

веры и разума”52. Вслед за современником К.П. Победоносцева, нам хо- телось бы выразить надежду на то, что если при чтении “Курса граж- данского права” “выводы автора покажутся слишком исключительными и односторонними, то… читатели отнесутся к таким… воззрениям ав- тора с подобающим уважением и отдадут справедливость той искренно- сти и тому прямодушию, с какими такие воззрения высказываются”53.

Е.В. ТИМОШИНА,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права

юридического факультета Санкт-Петербургского

государственного университета

© Е.В. Тимошина, 2002

Письма к С.А. Рачинскому // Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 631 (С. А. Рачинский). 1896. Май-июнь. С. 154 об.

N. [Рецензия]: Курс гражданского права. Соч. К. Победоносцева. Вторая часть, второе

издание // Московские ведомости. 1875. № 277. С. 3.

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права.. 2002

Еще по теме Консервативные особенности цивилистической концепции К.П. Победоносцева:

  1. Консервативная революция.
  2. 2. Понятие и предмет цивилистической (гражданско-правовой) науки
  3. Библиография опубликованных работ К.П. Победоносцева
  4. Переводы и издания К.П. Победоносцева
  5. 29. Концепция символического интеракционизма. Концепция управления впечатлениями
  6. Консервативное мышление, «социально свободно парящая интеллигенция» и проблема поколений
  7. «…Курс [гражданского права] господина] Победоносцева представляет собою капитальное произведение русской юридической литературы»
  8. 52. Аномическая концепция девиации Опираясь на идею аномии, Роберт Мертон разработал аномическую концепцию девиации.
  9. КОНЦЕПЦИЯ САМООРГАНИЗАЦИИ
  10. Я-КОНЦЕПЦИЯ
  11. 2.1. Методологические концепции
  12. КОНЦЕПЦИЯ ДИСПОЗИЦИОННАЯ
  13. 6. СИСТЕМА СМИ. ОСОБЕННОСТИ ИНФРАСТРУКТУРЫ ПЕЧАТНЫХ, ВЕЩАТЕЛЬНЫХ, СЕТЕВЫХ СМИ. ВЛИЯНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ НА ПРОДУКТ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
  14. 2. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОРОДА
  15. КОНЦЕПЦИЯ ОПОСРЕДОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО
  16. КОНЦЕПЦИЯ СТРАТОМЕТРИЧЕСКАЯ
  17. КОНЦЕПЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ СОЦИАЛЬНЫХ