<<
>>

§ 17 Изменение в существующих обязательствах. – Общие причины изменения прав и обязанностей по договору. – Отступление от права и уступка. – Нарушение обязанности, вина. – Понятие о внимании и радении и ответственность. – Умедление и признаки его. – Ответственность за умедление.

Может случиться, что возникшее, установленное обязательство, не уничтожаясь, подвергается изменению, так что бывшее прежде обяза- тельство принимает новое направление, новое содержание, новый смысл, – отличные от тех, которые имело при своем начальном проис- хождении. Происходит это прежде всего по воле самих лиц, участвую- щих в обязательстве: им может заблагорассудиться сделать в обязатель- стве изменение, прибавку, так что выходит из этого не новое, особенное обязательство, а только расширяется, стесняется, иначе определяется содержание прежнего.

В самом обязательстве могут быть помещены такие условия, по коим стороне предоставляется, сообразно случайному событию, давать тот или другой смысл обязательству или освобождать себя от той или другой обязанности.

Сторона, имеющая право требования по договору, может умень- шить меру или способ своего требования, либо вовсе от него отступить- ся: это зависит от одностороннего изъявления воли, буде вместе с уменьшением требования не изменяются права другой стороны. Такое изъявление воли может выразиться или на письме, с целью определить дальнейшее отношение по договору, или в действии, по поводу испол- нения совершаемого повинной стороной. В последнем случае от суда зависит по смыслу и значению действия определить, может ли оно иметь силу, как определение дальнейшего отношения между сторонами. В нашем законе 1547 ст. Зак. Гражд. говорит: если сторона, имеющая право требовать исполнения, отступится добровольно от своего права в целом договоре или в части, тогда действие договора в целом составе

139

или в части прекращается. Но уступка сия недействительна, если учи- нена во вред третьему лицу.

Одностороннее или обоюдное отречение от прав, истекающих из договора,

облеченного в форму письменного акта, должно быть также письменное; про- стое же молчание о праве, непредъявление о нем требования получает силу, уничтожающую право, лишь по закону о давности (Касс. реш. 1867 г., № 440). На сем основании, незаявление наемщиком квартиры в течение пяти лет о недо- даче ему одной комнаты по контракту не признано отречением от права.

Отказ контрагента, при наступлении предвиденного договором случая

(напр., при просрочке платежа) от права своего уничтожить договор до истече- ния срока, есть в сущности не что иное, как согласие на продолжение того же непрекратившегося еще договора. Посему, и коль скоро подобное согласие не сопряжено с изменением договора, не требуется для удостоверения его особого письменного акта (Касс. реш. 1878 г., № 45).

Отречением от права по обязательству считается предъявление иска в раз- мере меньше того, что по праву следовало бы. Отречение это покрывается без-

возвратно законной силой решения по такому иску (Касс. реш. 1875 г., № 857).

Когда договор заключен с выдачей задатка, то добровольное возвращение его не служит еще признаком уничтожения договора, и получение его обратно не означает само по себе отречения от прав по договору (Касс. реш. 1870 г.,

№ 223). – Неучинение протеста или оглашения неисправности обязанного лица по договору не служит само по себе признаком отречения от права и не стесняет

права на иск об удовлетворении за неисправность (Касс. реш. 1875 г., № 156). –

Принятие уплаты после срока не означает отречения от права требовать ее в срок и удовлетворения за неисправность (Касс. реш. 1872 г., № 588; 1875 г.,

№ 254).

– Неисполнившему в срок периодического платежа по обязательству не служит оправданием, что в прежние сроки платежи принимались от него после

срока, без возражения и протеста: это неосуществление противной стороной прав за прежнее время не составляет ни видоизменения договора, ни отречения

от права (реш. Сар. Пал. в Касс. реш. 1878 г., № 170, 183).

Из существующего обязательства и возникших по оному отноше- ний могут возникнуть новые обязательства и отношения, вследствие свободных действий той или другой стороны, коими нарушается обяза- тельство или нормальное положение, на которое сторона имеет право по силе обязательства. Нарушение права, противозаконное действие могут быть причиной происхождения обязательства, прежде не существовав- шего. Каждый имеет свою юридическую сферу, в которой он может требовать неприкосновенности своей личности и своего имущества. Кто самовольно коснулся этой сферы или действием нарушил законное гос- подство в ней хозяина, тот виноват, несет на себе ответственность за свое действие и посредством этого действия вступает в обязательное отношение к тому, чье право было им нарушено. Так образуются обяза-

140

тельства из действий, составляющие предмет особого изложения (см. в конце книги). Но независимо от сего каждый существующий договор предполагает совокупность специальных прав и специальных обязанно- стей по сему договору. Вступая в договор с другим лицом, я создаю се- бе особливое юридическое положение в отношении к известному пред- мету договора; связывая свою волю с чужой, получаю право требовать известного предмета, известного действия в известном направлении, и соответственно с тем принимаю на себя обязанность. Как скоро с дру- гой стороны, связанной со мной договором, происходит действие не по договору, не сообразное с существом его, не сообразное с правом моим, возникающим из договора, – это будет нарушение, недозволенное дей- ствие. Отсюда может возникать для виновной стороны новое обязатель- ство. Например, я нанял дом и обязуюсь возвратить его, очистить по окончании найма, платить наемные деньги и пр.; но я его испортил, ра- зорвал обои, пробил стену, завел сырость и т.п. Отсюда – обязанность вознаградить убыток, исправить порчу.

Нарушением возбуждается вопрос, о вменении, которое в граждан- ском смысле ведет к вознаграждению за вред и убыток, по мере вины. Вина происходит от недостатка должного внимания к своей обязанности и к чужому праву. Внимание получает здесь юридический смысл, и по- тому юристы с давнего времени обращались к анализу этого понятия и старались определить, в юридическом смысле, оттенки как внимания или заботливости, так и вины, от невнимания происходящей. Внимание определяется обыкновенно двоякою мерой. Одно внимание то, которое можно по опыту предположить у всякого разумного человека относи- тельно дел своих и имущества (diligentia in abstracto, quasi diligens pater familias); другое – то, которое оказывается относительно своих дел, сво- его имущества у того, кто в данном случае должен отвечать относи- тельно чужого (diligentia in concreto, quam quis suis rebus adhibere solet). Первая мера нормальная, объективная; последняя – мера колеблющаяся, личная и требует от данного лица, по крайней мере, той же заботливо- сти о чужом, какую он прилагал к своему. В связи с этим разделением установлялась и мера вины. Из рассеянных в источниках римского пра- ва мнений и положений прежние юристы выводили обыкновенно три категории вины: вину тяжкую, легкую или малую и самую легкую (culpa lata, levis, levissima).

Ответственность за вину определялась, по правилу Ульпиана, так. Где договор клонится к выгоде кредитора, должник обязан радеть об его праве и имуществе не более того, как ра- деют о своем, и потому отвечает лишь за тяжкую вину. Где договор клонится к выгоде обеих сторон (продажа, наем и пр.), там должник

141

обязан радеть о предмете исполнения великим хозяйственным радени- ем, и потому отвечает и за малую вину. Где договор клонится к выгоде должника (напр., ссуда), там он обязан радеть об имуществе со всевоз- можным попечением, даже больше чем хозяйским радением, и потому повинен отвечать даже за самую малую вину. Эта формальная теория вела на практике ко множеству затруднений: на практике невозможно отделить ясной чертой признаки одной вины от признаков другой. От- того в последнее время отвергается она как наукой, так и законодатель- ством. Троякое разделение вины удержалось еще в прусском уложении; австрийский кодекс (ст. 1294), не установляя категорий вины, говорит просто о вине, происходящей или от неизвинительного незнания, или от недостатка внимания, или от недостатка в радении (Fleisses). Француз- ский кодекс тоже не принял римского деления вины, хотя упоминает иногда о важной вине (fautre grave), впрочем в простом, а не формаль- ном смысле. Французский закон ставит всем в обязанность добросове- стное отношение к предмету договора, т.е. никак не меньшую заботу о чужом, как о своем (разумеет вообще и радение, и вину in concreto); затем общее правило о договорах (1137 ст.) гласит: каков бы ни был договор, т.е. клонится ли он к выгоде одной стороны или обеих сторон, всякий, на ком лежит попечение о сохранении вещи, обязан радеть о ней, как доброму хозяину свойственно (tous les soins d’un bon pere famille, стало быть, diligentia и culpa in abstracto). Эта обязанность – прибавлено в статье – более или менее обширна, смотря по роду неко- торых договоров: действительно, в иных требуется радение о вещи больше, чем хозяйское (какова, напр., обязанность принявшего заказ или специальное поручение за деньги).

Но кроме недозволенного действия нарушением, дающим новый вид обязательству, может быть и бездействие, и уклонение от действия, от исполнения. Это так называемая Saumnis, Verzug, mora, demeure, – умедление, уклонение, удержание.

Всякое обязательство должно быть исполнено в известное время, определяемое или предметом и свойством исполнения, или волей сто- рон. Тот, в чью пользу положено исполнение, вправе рассчитывать, что оно последует вовремя, ибо в противном случае он терпит ущерб в сво- ем интересе. Но и обязанное к исполнению лицо, освобождаясь испол- нением от обязанности, вправе ожидать, что с другой стороны не после- дует проволочки в принятии и признании исполнения: в противном слу- чае и обязанное лицо подвергается ущербу. Таково значение умедления: с одной стороны в исполнении (mora solvendi), с другой стороны – в принятии (m. accipiendi). Не всякое запоздалое исполнение соединяется

142

с умедлением в смысле юридическом. Можно запоздать без вины, а умедление без вины не бывает. Умедление соединяется всегда с виною, со стороны того, от кого оно последовало, ибо в нем предполагается сознание и притом обоюдное, – обязанности учинить исполнение в из- вестное время. Умедление относится к положительному действию, и потому, когда исполнение договора состоит не в действии, а в попуще- нии или в умолчании (in patiendo), то умедления в неисполнении быть не может. Умедление относится исключительно ко времени, а не к предмету или образу исполнения: когда в обязательстве образ исполне- ния отождествляется с временем, так что исполнение получает смысл в один только известный момент (напр., обязательство доставить пасса- жира на железную дорогу прямо к отходу такого-то поезда), то умедле- ние в исполнении сливается с неисполнением обязательства и не имеет отдельного значения.

Умедление исполнения в обоюдных договорах может последо- вать с той и с другой стороны. Необходимые признаки умедления сле- дующие:

Должен наступить срок обязательного действия.

В удержании исполнения должно быть виновно именно обязан- ное лицо, и оно одно исключительно.

Должно быть несомнительно сознание обязанного лица, что обя- занность его наступила к исполнению. Для сего, со стороны требующе-

го лица, кредитора должно быть совершено личное действие, которым

должник явственно поставляется в такое сознание, т.е. должно последо- вать требование исполнения, приглашение к исполнению (interpellatio, Mahnung, sommation). Оно должно быть заявлено в надлежащее время, в надлежащем месте, надлежащему лицу. Предполагается, что в ту мину- ту, когда наступает исполнение, не должник ходит за кредитором, а кредитор за должником. Таково общее предположение (mora fieri intelligitur non ex re, sed ex persona). Однако несправедливо было бы применять его к тем случаям, в коих, или по особливому соглашению сторон, или по свойству обязательного исполнения, наступление срока, само по себе, должно побуждать обязанное лицо к немедленному и не- сомнительному исполнению (dies interpellat pro homine; mora fit ex re). Первое из этих двух положений имело вид общего правила в классиче- ском римском праве; последнее в германском праве. В обязательствах бессрочных основательность римского правила несомненна; но вопрос о том, что должно быть общим признаком умедления в срочных обяза- тельствах, принадлежит до сих пор к числу спорных.

143

Новейшие германские законодательства вообще допускают, что когда время исполнения с точностью означено в договоре, то должник, не дожидаясь требования, сам должен исполнить, а если не исполнит в срок, то подвергает себя последствиям умедления. Напротив того, французский закон, удержав старинное воззрение французских романи- стов, признает, что умедление со стороны обязанного лица начинается только с тех пор, как лицо, имеющее право требовать, пригласило его к исполнению посредством гласного акта, т.е. или формальным somma- tion через пристава, нотариуса, или посредством иного соответственно- го акта (demande en justice, assignation, citation en conciliation. Code civ. 1139). Исключений из этого правила допускается немного – для обяза- тельств строго действия (1145, 1302, 1153, 1378, 1379, 1653, 1657, 1846 ст. Code civ.). Напротив, итальянский кодекс отступает от римского воззре- ния, постановляя (ст. 1223), что в обязательствах – дать или исполнить, dies interpellat pro homine; но когда срок истекает уже по смерти долж- ника, умедление для наследников начинается лишь по заявлении требо- вания.

Умедление соединено с виною, но могут быть и случаи безвинного и потому невменяемого умедления. Таковы случаи, когда после умедле- ния требующее лицо вступило с повинным лицом в сделку, которой

покрыты последствия умедления; когда умедление одной стороны урав-

новешивается в предмете исполнения умеделением другой (напр., в принятии проданной вещи); когда была безусловная, зависевшая от внешней непреодолимой силы невозможность исполнения. К этому по- следнему разряду можно отнести отсрочки и оправдания, предостав- ляемые законом или правительством в исключительных случаях (напр., в военных обстоятельствах) некоторым лицам и сословиям (военно- служащим во время похода и т.п. Термин: moratorium).

Главное действие умедления состоит в том, что с ним связана от- ветственность за все материальные его последствия.

Если предмет действия составляет вещь, которую следовало при- нять или отдать, то эта вещь остается на ответственности, на руках у

того, с чьей стороны умедление. Страх за случай и его последствия ос- тается на виновном (periculum in mora, peril en la demeure). Напр., если

вещь уничтожилась, погибла, сгорела и т.п. после назначенного време-

ни, когда лицо, имеющее право, должно было принять ее, но не приня- ло, то эту потерю несет виновный в умедлении, буде не может доказать, что лицо, у коего на руках оставалась вещь, виновно в ее потере или уничтожении, или что вещь погибла бы во всяком случае независимо от умедления. Если вещь оставалась в руках у обязанного лица и это лицо

144

виновно в умедлении, то оно обязано вознаградить потерю. Обязатель- ство, во всей своей ценностью, несмотря на погибель предмета, остается в целости (perpetuatur obligatio). Вообще, когда с вещью что случилось: изменение, порча, и на сохранение ее или на исправление нужны из- держки, за все то отвечает сторона, виновная в умедлении.

Виновный в умедлении обязан отвечать за все его последствия, т.е. возместить другой стороне всю потерю интереса или ценность убытка, от умедления происшедшего. Он отвечает во всех приращениях вещи и

в ценности ее употребления, за все время удержания после срока. От-

сюда происходят так наз. проценты умедления, представляющие цен- ность употребления денежных капиталов (см. о сих процентах выше). При определении ценности вознаграждения виновный отвечает обык- новенно и за возвышение цены со времени умедления. По римскому праву виновный в умедлении лишался права на выбор вещи, когда оно по договору было ему представлено; в двусторонних договорах, тому, против кого учинено умедление, представлялось, если хочет, отступить- ся от договора; но в новейших законодательствах оба эти правила или не приняты вовсе, или смягчены значительно.

Для того, чтоб определить заранее, круглой суммой, убытки от умедления, стороны прибегают к особому соглашению о неустойке. Об этом виде договора сказано будет особо, в своем месте.

Умедление в принятии причитается в вину тому, кто имеет право на исполнение. Для признания этой вины требуется также, со стороны обязанного лица, предложение исполнения или приглашение к дейст- вию, необходимому для исполнения (напр., к явке, к расчету, к обмену, к принятию), и уклонение с другой стороны. Вообще, когда можно об- винить сторону в уклонении, это зависит в каждом данном случае от соображения обстоятельств. Последствия умедления в этом смысле сходны с прежде означенными: страх, ответственность за убытки и из- держки.

Наше законодательство не говорит вообще о значении, признаках и действии умедления; оно говорит об этом предмете лишь по поводу некоторых обязательств, как-то: заемных, в коих умедление соединяется с просрочкой, не требуя других признаков, и по поводу задержания имущества в руках незаконного владельца. Здесь умедление для вла- дельца добросовестного начинается с того времени, как предъявлено требование о возвращении имущества, или с тех пор, как он узнал о не- правильности своего владения, а для владельца недобросовестного с той минуты, как началось владение (см. I том курса, § 21). По простым век- селям умедление соединяется с просрочкой (Уст. Вексельн. 106), по

145

переводным с протестом, относительно %, и с предъявлением ко взы- сканию, относительно прочих издержек (Уст. Вексельн. 73, 118).

Кредитор, ищущий договорной неустойки, не искав о понуждении к ис-

полнению обязательства, должен доказать, что он требовал от должника испол- нения, и затем исполнения не последовало (Касс. реш. 1871 г., № 854). В данном случае наемщик дома искал с хозяина неустойки за несдачу ему в срок нанятого помещения.

Нет основания отказывать во взыскании законной неустойки по бессроч- ным заемным письмам, так как и в них сроком исполнения признается предъяв- ление требования к исполнению, следовательно просрочку составляет уклоне- ние от исполнения по сему требованию (Касс. реш. 1873 г., № 299).

Пользование правом по договору и требование с другой стороны исполне- ния лежащей на ней обязанности зависит от воли того, кто обладает правом и требованием, разве бы в договоре именно было поставлено, что обязавшаяся сторона понуждается к действию одним наступлением срока. Посему вообще нет основания обвинять повинную сторону в неустойке умедлением с ее сторо- ны надлежащего исполнения, буде другая сторона не заявляла ей требования об исполнении (Касс. реш. 1873 г., № 887). В данном случае по мировой сделке одно лицо обязалось уплатить другому 10 тыс. руб. долга, через два месяца, с неустойкой, и не было положительно выражено, что неустойка наступает сама собой по истечении срока.

В реш. 1879 г. № 40 Сенат сводит свои взгляды на вопрос о том, необхо- димо ли для взыскания неустойки удостоверения того, что кредитор, независи- мо от просрочки обязательства, обращался еще к должнику с требованием ис- полнения. В решении по д. Лейкина это признавалось необходимым; но в позд- нейших решениях Сенат пришел к заключению, что упущение протеста или оглашение неисправности должника, кроме случаев прямого указания в законе, не почитается за отказ кредитора от прав своих. В решении 1875 г., № 872 пря- мо выражено, что право требовать неустойку возникает с просрочки исполне- ния, независимо от права требовать самого исполнения по договору.

Когда должнику сделана судьей рассрочка, и о том ему объявлено, то си- лою сего объявления должник обязывается платить в назначенный срок, не

ожидая еще исполнительного извещения или требования от судебного пристава

(Касс. реш. 1874 г., № 655).

Приемщик денежной поклажи умер прежде предъявления сохранной рас- писки. Требование отдатчика заявлено к наследникам, но они отказались от

исполнения прежде предъявления им сохранной расписки. Впоследствии истец требовал с них процентов на сумму поклажи со времени требования; но ему

отказано потому, что самого приемщика налицо не было, а наследникам нельзя поставить в вину, что они до предъявления не платили, без вины же нет повода

возлагать на них проценты, ибо для взыскания процентов по поклажам недоста- точно одного протечения времени, а, сверх того, требуется и личная вина или

незаконное уклонение обязанного лица (реш. Моск. Общ. Собр. 1864 г. по д. Валуевых).

146

В Касс. реш. 1876 г. № 394 изъяснено: нельзя признать, чтобы лицо, имеющее право требовать исполнения по договору, должно было, при наступ- лении условленного срока, оглашать свою готовность к выполнению тех дейст- вий, которые могут потребоваться для предоставления другой стороне возмож- ности приступить к выполнению договора. Готовность эта, пока противное не будет доказано, предполагается сама собой, и неведение лица, обязавшегося по договору, о готовности другой стороны, не может считаться законным оправда- нием невыполнения с другой стороны. В данном случае суд (решение коего пересматривалось), оправдывая сторону в невыдаче купчей к назначенному сроку, рассуждал, что другая сторона, для сохранения своего права на неустой- ку, должна была потребовать, чтобы противник явился к нотариусу для состав- ления купчей крепости.

Предъявление должнику заемного обязательства для платежа закон не свя- зывает с определенной формой, и потому предъявление это может быть доказы-

ваемо всякими событиями и документами (Касс. реш. 1874 г., № 621).

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. 2003

Еще по теме § 17 Изменение в существующих обязательствах. – Общие причины изменения прав и обязанностей по договору. – Отступление от права и уступка. – Нарушение обязанности, вина. – Понятие о внимании и радении и ответственность. – Умедление и признаки его. – Ответственность за умедление.:

  1. 4. Изменение и расторжение договора энергоснабжения и ответственность за его нарушение
  2. 1. Понятие недействительности сделок Недействительными сделками являются действия субъектов гражданского права, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, но не порождающие желаемых сторонами юридических результатов вследствие несоответствия совершенных действий требованиям закона.
  3. 7. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ КАК ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, ИЗМЕНЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ
  4. § 45 Договор о найме имуществ. – Предмет его. – Плата. – Отношение сторон. – Обязанность хозяина. – Передача. – Поддержание имущества. – Обязанности наемщика и права его. – Сублокация. – Эмфитевтическое пользование и бессрочный наем. – Право отказа. – Значение владения в найме и отношение его к праву собственности. – Действие давности. – Возобновление найма. – Ограждение наемщика и хозяина особым процессом. – Отношение найма к узуфрукту. – Наем земельный. – Правила арендных договоров. – Наем изп
  5. Статья 614. Вина как основание ответственности за нарушение обязательства
  6. 1. Понятие и способы осуществления гражданских прав и гражданской обязанности исполнения обязанностей
  7. § 2. Права и обязанности, ответственность участников договора перевозки грузов
  8. 3. Обязанность заключения договора об уступке патента
  9. Статья 652. Изменение или расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств
  10. 2. Изменение учредительного договора вследствие изменения состава участников юридического лица
  11. 7. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств
  12. § 1 Общее понятие о договорах и обязательствах. – Сущность прав по обязательствам и отличие от вещных прав. – Значение обязательств в составе имущества. – Разделение учения об обязательствах на общую и особенную часть.
  13. Статья 404. Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушения служебных обязанностей
  14. Глава 2 - Гражданского кодекса Основания возникновения гражданских прав и обязанностей, осуществление гражданских прав и выполнение обязанностей
  15. 2. Заключение договора перевозки пассажира и его право на изменение или отказ от договора
  16. § 55 Общие понятия о поклаже. – Поклажа свободная и необходи- мая, по русскому закону. – Кто может вступать в договор о поклаже. – Доказательство поклажи. – Сохранная расписка. – Когда не требуется письменное доказательство. – Обязанности приемщика. – Поклажа в запертом помещении. – Растрата. – Ответственность приемщика. – Возвращение поклажи при несостоятельности. – Вызов наследников приемщика и отдатчика. – Поклажа в гостиницах.