<<
>>

Дополнительная литература

Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность // Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2004.

Маттеи У., Суханов Е.А.

Основные положения права собственности. М., 1999.

Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986.

Синайский В.И. Русское гражданское право (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2002.

Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999.

Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991.

1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 1998. С. 192.

2 Покровский И.А. Указ. соч. С. 207.

1 Подробнее об этом см., например: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность // Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II (Cерия «Классика российской цивилистики»). М., 2004. С. 116–122; Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986. С. 106–110.

2 В результате, например, одновременно двое могут иметь «неограниченное право собственности» (по «общему праву») на один и тот же земельный участок, третий может иметь на него же ограниченное по времени «право собственности», четвертый — «будущее право собственности», а пятый — «право собственности» по «праву справедливости» (см.: Reimann M. Einfuehrung in das US- amerikanische Privatrecht. 2. Aufl. Mьnchen, 2004. S. 131–132).

1 Исключение составляло искусственно созданное для нужд огосударствленной плановой экономики «право оперативного управления», символизировавшее относительную имущественную самостоятельность государственных юридических лиц (ст. 21 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ст. 93-1 ГК РСФСР 1964 г., введенная в него лишь в 1987 г.). Однако в тогдашней литературе оно не рассматривалось как вещное право, поскольку вслед за законом юристы избегали этой терминологии (см., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 400).

2 См., например: Богданов Е.В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 2000. № 11; Савельев В.А. Сложноструктурные модели римской собственности и российское право собственности // Древнее право (Jus Antiquum). 2001. № 1 (8).

1 Попытки собственников использовать для защиты своего права иски о признании недействительными сделок, в которых они не участвовали, были признаны необоснованными Конституционным Судом РФ (подробнее о защите вещных прав см. § 1 гл. 25 настоящего тома учебника). Такая возможность предусмотрена законом лишь для собственников имущества унитарных предприятий, что также свидетельствует об искусственном характере имущественной обособленности последних.

1 В германской литературе это положение обычно характеризуется как действие двух основополагающих принципов вещного права: «принудительная типизация прав» (Typenzwang) и «фиксирование (закрепление) типизации содержания прав» (Typenfixierung) (см.: Baur F., Baur J.F., Stuerner R.

Lehrbuch des Sachenrechts. 16. Aufl. Mьnchen, 1992. S. 3–4; Wolf M. Sachenrecht. 16. Aufl. Mьnchen, 2000. S. 11; Westermann H.P. BGB-Sachenrecht. 10. Aufl. Heidelberg, 2002. S. 4; u.a.). В отечественной литературе значение принципа «numerus clausus» для разграничения вещных и обязательственных прав было отмечено М.М. Агарковым в книге «Обязательство по советскому гражданскому праву» (см.: Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. I. М., 2002. С. 206).

1 Оно оказалось в большей мере присущим англо-американскому праву, поскольку на нем основано деление имущества на «реальное» (real property), к которому относится недвижимость, и «личное» (personal property), т.е. движимое имущество, причем

последнее разделяется на собственно вещи (choses in possession — «вещи во владении») и различные права (choses in action — «вещи в требовании», напоминающие римские res incorporales — «нетелесные вещи»).

1 В американском праве «интеллектуальная собственность» считается особой разновидностью прав собственности. Однако эти последние не являются вещно-правовыми в европейском понимании, поэтому и с данной позиции характеристика «интеллектуальной собственности» как вещного права является ошибочной. Подробнее об этом см. § 3 гл. 29 настоящего тома учебника.

2 Допускаемое отечественным законодательством право собственности на комнату в коммунальной квартире не только является следствием крайней остроты жилищного вопроса, но и не учитывает необходимости постоянной эксплуатации таким собственником «мест общего пользования», принадлежность которых другим лицам препятствует нормальному использованию «основного объекта» и наглядно показывает его фактическую, а не только юридическую непригодность для самостоятельного функционирования в качестве объекта права собственности (см. также § 2 гл. 11 т. I настоящего учебника).

1 См. § 3 гл. 11 т. I настоящего учебника.

1 Подробнее о правовом режиме паевых инвестиционных фондов и других имущественных комплексов как объектов гражданских прав см. § 2 гл. 11 т. I настоящего учебника.

1 Baur F., Baur J.F., Stuerner R. A. a. O. S. 31–32; Koziol H., Welser R. Grundriss des buergerlichen Rechts. Bd. I. 11. Aufl. Wien, 2000. S. 209, 223–225.

2 Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С. 115 и сл.

1 См.: Синайский В.И. Русское гражданское право (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2002. С. 199. Данное обстоятельство, по словам В.И. Синайского, и породило многолетнюю дискуссию о том, есть ли владение факт или право (подробнее о ней см., например: Вороной В.В. Феномен владения в цивилистической науке // Законодательство. 2002. № 10).

Однако этот более чем вековой спор, по сути затеянный крупнейшим германским цивилистом ХIХ в. Р. Иерингом в полемике с другим корифеем европейской цивилистики — Ф.-К. Савиньи (см. подробнее: Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М., 1996. С. 272–276; Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003. С. 219–220), привел лишь к созданию «весьма скудного» по содержанию и «незначительного» по силе (как выразился В.М. Хвостов) права фактического владельца вещи на защиту своего владения от самоуправных посягательств других лиц (ср. § 858–862 Германского гражданского уложения). Теперь такое право известно и нашему законодательству (п. 2 ст. 234 ГК).

1 Предоставляемый в этих целях иск был известен римскому праву под названием Публицианова иска (actio in rem Publiciana). Это понятие можно встретить и в современных работах.

1 В ГК РСФСР 1964 г. такой защитой «законного владельца» стремились усилить защиту интересов самого собственника, который, передавая свою вещь во владение контрагента по договору, «должен быть уверен в том, что в руках этого лица вещь будет защищена законом не хуже, чем в его собственных руках» (Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С. 179), а в ГК 1994 г., как и в законах о собственности, — защитить от возможного произвола государства-собственника самостоятельность государственных предприятий и интересы арендаторов государственного имущества (Суханов Е.А. Российский Закон о собственности. Научно-практический комментарий. М., 1993. С. 143).

2 Покровский И.А. Указ. соч. С. 234.

1 Это различие не учитывают современные сторонники признания владения самостоятельным вещным правом (см., например: Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. 2-е изд. СПб., 2002. С. 17 и сл.).

1 Отмеченное в современной литературе различие вещественной и общественной сторон экономического отношения собственности (см.: Егоров Н.Д. Вопросы правового опосредования отношений собственности // Труды по гражданскому праву. / Под ред. А.А. Иванова. М., 2003. С. 28–31) было известно и дореволюционной русской цивилистике в качестве «новой теории» вещных правоотношений (см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 196–197). Впрочем, теперь его также оспаривают с указанием на то, что «общественная сторона» отношений присвоения в действительности не входит в их содержание, которое следует ограничивать отношением лица к вещи (см.: Иванов А.А. Собственность и товарно-денежные отношения // Труды по гражданскому праву. М., 2003. С. 56–58).

1 См., например: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 9–26. К сожалению, эти глубокие и интересные исследования по необходимости во многом носили идеологизированный характер, а главное — уводили далеко в сторону от проблематики вещного права, которая должна была бы составить один из главных предметов внимания цивилистов.

2 В политэкономическом смысле государственную (публичную) собственность можно рассматривать как сложную структуру отношений присвоения, участниками которых выступают не государственные органы, а общество в целом, его отдельные слои (классы), группы и т.д. (см., например: Мазаев В.Д. Публичная собственность в России: конституционные основы. М., 2004). Однако такой подход выходит далеко за рамки цивилистического анализа.

1 Эту сторону содержания отношений собственности в современной литературе удачно отметил и обосновал Д.Н. Сафиуллин // Право собственности в СССР. М., 1989. С. 43.

1 Подробнее см.: Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 15–16.

<< | >>
Источник: Е.А. Суханов. Гражданское право В 4-х томах Том II Вещное право. 2008

Еще по теме Дополнительная литература:

  1. Дополнительная литература
  2. Дополнительная литература
  3. Дополнительная литература
  4. Дополнительная литература
  5. Дополнительная литература
  6. Дополнительная литература
  7. Дополнительная литература
  8. Дополнительная литература
  9. Список дополнительной литературы
  10. Дополнительная литература
  11. Дополнительная литература
  12. Дополнительная литература
  13. Дополнительная литература
  14. Дополнительная литература
  15. Дополнительная литература
  16. Дополнительная литература
  17. Дополнительная литература
  18. Дополнительная литература