<<
>>

§ 5 Действительное и недействительное обязательство. – Натуральные обязательства. – Ничтожные и опровержимые обязательства. – От чего зависит действительность обязательства?

Обязательство тогда только может быть названо вполне действи- тельным, когда с ним соединено право иска. Только при этом условии обязательство имеет значение, ибо допускает требование юридическое, соединено с правом требовать исполнения посредством общественной власти.

В противном случае, как бы то ни было достоверно соглашение сторон с целью установить обязательство, – соглашение это не имеет обязательной силы, не производит действительного обязательства.

Есть такие обязательства, которые закон по соображениям госу- дарственного или нравственного интереса объявляет недействительны- ми, т.е. неподлежащими исполнению посредством общественной вла- сти. Таково, напр. обязательство малолетнего без согласия попечителя; такова закладная, писанная дома на недвижимое имущество; таким ста- новится всякое обязательство по истечении давности.

С другой стороны, некоторым видам обязательств закон присвои- вает особенно строгую силу.

Здесь возникает вопрос: могут ли и в какой степени иметь значение между частными лицами такие обязательства, которые не имеют силы

пред общественной властью, т.е.

с коими не сопряжено право иска?

Очевидно, что в этом вопросе не будет нужды, если нет нужды опреде-

32

лять юридическое значение действий, совершаемых частными лицами. Так, напр. по заемному письму, по коему прошла давность, должник может по совести уплатить займодавцу, зная, что пред законом не обя- зан к этому. Что за дело до этого закона, если к содействию обществен- ной власти не обращаются? Но если бы уплатившее лицо не захотело впоследствии потребовать обратно уплаченные деньги на том основа- нии, что не было обязано платить их, и стало бы доказывать, что упла- тило их, не ведая о пропуске срока, считая акт действительным? Спра- шивается: в каком смысле будет закон разуметь уплату? Если он велит возвратить уплаченные деньги, стало быть, не признает действия упла- той по обязательству и не признает никакого обязательства.

Если же закон оставляет деньги у кредитора, стало быть, присваивает какую- либо силу обязательству, которое по закону недействительно.

К этому вопросу относится римское разделение обязательств на гражданские и натуральные – obl. civilis et naturalis. Первое, вытекавшее ex jure civil, имело полную силу, т.е. пользовалось правом иска. Послед- нее, хотя и не пользовалось этим правом, но не вовсе было лишено вся- кой силы. Не давая своему владельцу права иска, оно давало ему осно- вание возражать против требования противной стороны, когда эта сто- рона желала уничтожить собственное, добровольное действие, имевшее целью исполнение такого обязательства.

Такое различие в римском праве основывалось на отличии между строгим jus civile и jus gentium и на соответствовавшем ему старинном отличии строгой гражданской формы обязательства с правом иска. В новейшем праве это различие исчезло, потому что и неформальный до- говор может быть сопряжен с правом иска вообще. Но и в новейших законодательствах для некоторых видов договора установлена положи- тельная форма, напр. письменная, так что возникает иногда необходи- мость определить в точности, какие последствия влечет за собой упу- щение в соблюдении этой формы. Между тем исчезнувшее различие obl. naturalis et civil лишает возможности на практике определить эти последствия с той точностью, какую видим в римском праве, а признать обязательства неформальные вполне недействительными препятствует естественное чувство справедливости1.

1 По действовавшему прежде закону обязательство колониста, данное без разрешения начальства, было недействительно. Однако Сенат (Касс. реш. 1874 г., № 522) не призна- ет его ничтожным безусловно, когда по делу представляются данные, ведущие к несо- мненному убеждению в том, что заем действительно последовал и занятая сумма состо- ит еще в долгу.

33

При всем том, для тех случаев, когда обязательство, бывшее внача- ле вполне действительным, теряет впоследствии право иска, некоторые законодательства удерживают название и качество обязательства есте- ственного (Сode civ.

1235), – obl. naturelle, или морального, нравствен- ного (Allg. Landrecht), и в случае добровольного удовлетворения по та- кому обязательству не допускают обратного требования. Прусский за- кон в том же смысле говорит о нравственном обязательстве и о несо- вершенном долге (Savigny. Obligat. R. I. С. 129 и сл.).

Наш закон вовсе не знает подобного различия (вообще у нас не из- вестно особливое юридическое понятие о повороте уплаченного, repe- titio soluti и condictio indebiti). Итак, если бы у нас возник серьезно во-

прос о том, можно ли требовать обратно уплаченное добровольно по

такому обязательству, которое лишено права на иск, напр. по обязатель- ству несовершеннолетнего или по обязательству, погашенному давно- стью, то этот вопрос следовало бы разрешить отрицательно. По нашему естественно было бы предположить, что уплативший тем самым сознал свое обязательство, и этим сознанием по общему правилу заградил себе путь к повороту.

То же следует сказать, напр. о неформальных актах, представляе- мых у нас ко взысканию. Полиция (или суд) обязана предъявить такой акт должнику. Если он не воспользовался правом эксцепции и заплатил, то не может уже впоследствии требовать обратно уплаченного.

Материальное содержание обязательства, т.е. то, что одна сторона обязы-

вается дать или исполнить, имеет весьма важное значение. И наш закон (1528 ст.) говорит, что предметом договора могут быть действия или имущест- ва. Этим указывается общее, всюду принятое разделение (obl. de faire ou de donner): то же указывается в выражении 1539 ст.: отдать или исполнить. Пер- вое, без сомнения, определительнее последнего. Когда цель договора – передать известное, прямо означенное имущество, предмет его более или менее опреде- лителен, и всего более определителен, когда означается количеством или де- нежной единицей, но когда целью договора – исполнение действий, зависящих от множества местных и временных обстоятельств, предполагающих ряд опера- ций, приготовлений или соответственное содействие другой стороны, тогда исполнение договора лишено количественной определительности и недоступно точному учету при самом заключении договора, следовательно само по себе не представляет определительной ценности.

Впрочем и передача имущества может быть обставлена такими условиями, которые лишают ее определительности, и действия могут иметь по свойству своему такую определительность, которая сразу позволяет установить ценность договора. От того и требования, соединен- ные с договором, могут быть ясные и точные, а с другой стороны – неясные (liquides et non liquides), т.е. те, которые предоставляют уже в самом начале точ- ную ценность, и те, которые могут быть приведены в цену только по исследова-

34

нии и по соображении с обстоятельствами дела и с противоречивыми объясне- ниями сторон. Наибольшую в сем смысле определительность имеют обязатель- ства, писанные на деньги, или долговые обязательства: к этому разряду отно- сятся различаемые нашим законом «ясные и разбору неподлежащие требова- ния». Зак. Суд. Гражд. 432.

Понятие о долге в обширном смысле, т.е. обязанности исполнить, соеди- нено со всяким обязательством; но в особливом, тесном смысле долг означает обязанность уплатить известное заранее количество, сумму известному лицу, в известное время или срок: для сего нужно иметь уверенность в том, что извест- ная сумма, означенная в обязательстве, значится действительно в долгу, т.е. образовалась из кредитной валюты переданной или зачисленной в долг между сторонами. Когда этой уверенности нет, то нет и прямого долга в особливом его значении, а есть известное обязательное отношение, которое само по себе не составляет определительной ценности, но может быть разрешено в определи- тельную ценность лишь после взаимного расчета отношений или после процес- са и судебного приговора. Итак, в одном случае обязательство разрешается пла- тежом долговой суммы, в другом случае – удовлетворением за неисправность, за ущерб или убыток от неисполения обязательства.

Для примера можно указать на дело Молво и Задлера (2 Общ. Собр. Сен., 15 сентября 1878 г.). Купец Задлер, приняв по контракту оптовую постройку железной дороги, принял к себе в товарищи купца Молво на особых условиях, по коим Молво согласился принять на общий счет весь баланс предприятия, а могущие возникнуть разногласия предоставлены разбору посредника Марка: прибыль и убыток делятся между товарищами в положенной соразмерности.

На сем условии надпись: «Мы, Молво и Марк, отвечаем всем своим состоянием за полный расчет по всем векселям, условиям и обязательствам строителя железной дороги Задлера и обязуемся очистить его пред всеми его кредиторами в 6-ме- сячный срок. Весь недочет будет нами уплачен сполна, причем однако Задлер останется нам в долгу 60% всей потери». Количество долгов Задлера при сем не означено. На основании сей надписи Задлер, оказавшийся несостоятельным, стал требовать с Молво и Марка всю сумму своих долгов, показывая ее в 4 мил- лиона. Очевидно, что это требование не может быть причислено к долговым и может быть заявлено не иначе как в виде требования вознаграждения за убыток от неисполнения договора.

Действительность договора зависит от действительности, налично- сти тех юридических событий, которые служат непременным ему осно- ванием, непременно в нем предполагаются. Когда их нет в действитель- ности, то и договор не может быть действительным. Некоторые из этих событий столь существенны и имеют такое решительное значение (напр. свободная воля, сознание сторон), что где их нет, там решительно нет никакого договора. Другие события могут иметь существенное зна- чение, смотря по обстоятельствам и отношениям.

35

На этом соображении основано признанное в римском праве и принятое во всех западных законодательствах различие между актами и договорами ничтожными и опровержимыми (negot. nullum, rescissibile; acte nul, a. annullable, nichtig, anfechtbar).

Это различие имеет и практическое значение. Что само по себе ни- чтожно, то ничтожно с самого начала, в какую бы минуту ни было при- знано ничтожным. Акт ничтожный сам в себе может быть прямо от- вергнут как ничтожный всяким, к кому обращено требование по такому акту, и вопрос о ничтожности его возникает по поводу прямого опро- вержения. Но когда акт только опровержим, недействительность его может быть признана судом только по иску, и недействительность эта не всегда бывает безусловная, не всегда получает обратную силу, и акт может быть уничтожен не со всеми своими последствиями, как относи- тельно сторон, так и относительно третьих лиц.

Теория различает в самой ничтожности ничтожность безусловную и относительную, смотря по тому, всякому ли интересованному лицу или только некоторым лицам предоставляется указывать на эту ни-

чтожность, смотря по тому еще, на целый ли акт или на некоторые час-

ти его и принадлежности простирается действие ничтожности.

Для действительности договора существенно:

чтобы он основан был на непринужденном соглашении сторон; чтобы каждая из сторон была свободна и способна сама по себе

входить в соглашение с другой стороной;

чтобы предмет соглашения имел известную определенность;

чтобы предмет и цель договора не были запрещенные, так как за- прещенные цели не могут пользоваться в осуществлении своем покро- вительством закона.

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. 2003

Еще по теме § 5 Действительное и недействительное обязательство. – Натуральные обязательства. – Ничтожные и опровержимые обязательства. – От чего зависит действительность обязательства?:

  1. § 3 Содержание обязательства. – Положительное и отрицательное. – Обязательство дать или исполнить. – Взаимное обязательство. – Нераздельные и делимые обязательства. – Действие возможное и невозможное; известное и неизвестное. – Разделительное обязательство и значение выбора. – Определение предмета родом, видом и особью. – Значение денег.
  2. § 1 Общее понятие о договорах и обязательствах. – Сущность прав по обязательствам и отличие от вещных прав. – Значение обязательств в составе имущества. – Разделение учения об обязательствах на общую и особенную часть.
  3. 2. Виды натуральных обязательств
  4. 1. Понятие натуральных обязательств
  5. Раздел XVII. Натуральные обязательства
  6. § 1. Понятие и виды натуральных обязательств
  7. Глава 47 - Гражданского кодекса Понятие обязательства. Стороны в обязательстве
  8. § 3. Стороны обязательства и лица, участвующие в обязательстве (п. 1876-1881)
  9. 1. Основные признаки внедоговорных обязательств и их отличие от договорных обязательств
  10. § 2. Виды обязательств по оказанию услуг и их место в системе обязательств (п. 2154-2157)
  11. Глава XLI. Обязательства по передаче вещей и иные, подобные им обязательства
  12. § 1. Понятие обязательств по производству работ и их место в системе гражданско-правовых обязательств (п. 2111-2114)