<<
>>

§ 67 Чересполосное владение. – Сущность его. – Происхождение его. – Прекращение его специальным размежеванием. – Юридические его особенности

Особого внимания заслуживает, по своему хозяйственному и госу- дарственному значению, так называемое чересполосное владение в раз- нопоместных дачах. Чересполосное владение есть необходимая принад- лежность такого хозяйственного быта, в котором, при неопределитель- ности юридических отношений, люди привыкли жить и владеть друг возле друга в одном месте, не заботясь о материальном разграничении своих владений. Это состояние произошло от неопределительности гра- ниц частного поземельного владения, с одной стороны, с другой сторо- ны – от неопределительности способов приобретения этого владения и первоначальных оснований поземельной собственности.

В старину, при действии поместной системы, в одной даче, которой границы не были определены в точности, могло быть несколько владельцев, получивших отвод земли по своему окладу; с течением времени поместные дачи, возвращаясь в казну, обращаясь снова в раздачу, переходя от одних владельцев к другим в уменьшенном или увеличенном размере, дробясь по участкам между наследниками первых помещиков, доходили неред- ко до пестрого смешения отдельных владений, размещавшихся в общих пределах, которых никто не мог определить с точностью. Когда поме- стья соединились с вотчинами, и владение, прежде бывшее временным и поворотным, сделалось бесповоротным и постоянным, это смешение еще увеличилось. На казенных землях образовалось, рядом с дворян- скими разнопоместными владениями, общественное владение одно- дворцев землями, розданными как на целое общество, так и на отдель- ные лица; некоторые из них по праву, другие по злоупотреблению рас- поряжались на праве собственности землями служебной дачи, продавая и уступая ее дробными участками сторонним лицам безъявочно. На ка- зенных дачах многие, поселяясь самовольно, основали и держали за собой по старине новое владение, не зная ему меры и пределов. В част- ных дачах совершались переходы владений, гадательно обозначаемые без меры и без урочищ в крепостях и домашних записях, либо вовсе без

616

документов. Когда при Екатерине II государственная власть приступила к исполнению одной из важнейших мер своих – к генеральному разме- жеванию дач окружными межами, внутри дач оказывалось по нескольку отдельных владений, нередко без меры и пределов, без крепостных ос- нований вотчинного права. Государственная власть ограничилась на первый раз главнейшей частью своей задачи – приведением в извест- ность каждой дачи со всеми принадлежащими к ней владениями, пре- доставляя будущности разграничение отдельных владений внутри дачи. Это последнее дело не совершено еще и доныне, хотя во многих мест- ностях генеральное межевание по новым уставам соединилось со спе- циальным размежеванием, а в других разграничены внутренние владе- ния особливо, по правилам специального межевания.

Для прекращения чересполосности владений постановлено: все да- чи общего владения размежевывать специально, если хотя один из вла- дельцев того пожелает; но когда владельцы все вместе совокупно поже- лают оставаться в общем чересполосном владении без размежевания, то им дозволяется оставаться в общем владении, пока общее соглашение не нарушено будет вновь желанием хотя бы одного из участвующих владельцев. Только дачи, в коих участвуют казна и государственные крестьяне, должны быть размежеваны во всяком случае судебно- межевым порядком. Когда в дачах частного владения предстоит разме- жевание, то закон, начиная с 1836 года, указывал для того первоначаль- ным средством полюбовное соглашение при участии посредника, и для окончания назначены были сроки, по истечении коих правительство предоставило себе приступить к понудительному размежеванию.

Сроки эти отлагались впоследствии от одного периода до другого, пока нако- нец не были изданы в 1850 году правила о понудительном размежева- нии, производимом через судебные места, по рассмотрении представ- ляемых участниками крепостей и других доказательств (Х т. ч. 2, Меж. Зак., изд. 1893 г., ст. 616–625 и 933–944)1.

1 В видах предупреждения чересполосного владения в 1845 году постановлено было, что при всяком раздроблении дачи, состоявшей в единственном владении, посредством раз- дела, наследства, продажи, или иным случаем, после выдачи крепостного акта, надлежит в течение трех лет делать полюбовные сказки и разделы, с означением качества и коли- чества отделяемой земли и с нарезками на плане. Но это правило оставлено безо всякой санкции, а на практике редко соблюдается. 557 ст. Меж. Зак., изд. 1893 г., обязывает со- ставлять планы и межевые книги на все участки, образовавшиеся при специальном раз- межевании дач чересполосного владения. Сверх того, в той же статье постановлено: ес- ли владелец обмежеванной дачи, по получении плана, передаст часть оной в посторон- нее владение, то, сверх выдачи особого плана на ту часть преемнику владения, у преж-

617

Свойство совместного чересполосного владения состоит в том, что каждый из владельцев, хотя имеет более или менее ясное хозяйственное сознание о местности и пределах своего владения, не имеет, однако же, явственного юридического сознания, которым мог бы в потребном слу- чае оправдать материальное владение свое, или, – выражаясь техниче- ским языком философии, – сознание каждого владельца есть личное, субъективное и не имеет объективности, свойственной сознанию юри- дическому. Субъективное сознание шатко и неверно, ибо связано со всеми случайностями личного воззрения, со всеми изменениями лично- сти и со всеми событиями, постигающими лицо. У одного лица в одну минуту оно может быть одно, у другого или в другую минуту – другое, и в одном и том же предмете. Иногда личное сознание может состоять в согласии с представлениями других лиц, имеющих общий интерес в одном и том же предмете; но от случайных и личных причин это согла- сие во всякую минуту может расстроиться, и тогда поднимаются прере- кания между совместными владельцами, которые заключаются большей частью разрешением или соглашением столь же случайным и непосто- янным, каково было пререкание; так что по предмету, в котором наибо- лее требуется определительности и постоянства, по вопросу о простран- стве и принадлежностях права на поземельную собственность, – никто не может сказать с полной определительностью, где оканчивается мое и где твое начинается.

Неопределительность чересполосного владения касается, во- первых, пределов самого вотчинного права, принадлежащего каждому владельцу. Не всякий из них владеет по крепостям с известной мерой;

есть крепости, в которых без известной меры владение показано в жи-

вых или искусственных урочищах, т.е. отграничено признаками, взяты- ми из внешней природы в том виде, в котором представлялось оно в пору написания крепости; но эти признаки, не всегда твердые и ясные, подвергаются еще непрестанным изменениям, вместе с изменениями урочищ, – и во всяком случае признаки эти не могут заменить границы, математически определенной линией. Есть крепости, в которых переда- ется без всяких признаков местности все владение передатчика, по лич- ному его сознанию, которое в большей части случаев или вовсе невоз- можно восстановить, или в высшей степени затруднительно восстанов- лять с помощью отрывочных и противоречивых крепостей старого, и свидетельских показаний нового времени.

Есть владения, основанные

него владельца, на плане его и на копии должны быть нанесены границы вымежеванных новому владельцу частей. Зак. Меж. ст. 705, дополн., по Прод. 1890 г.

618

вовсе не на крепостях, а на правиле закона государственного, предос- тавлявшем в известном случае поземельные наделы лицам, поселив- шимся в известном месте, и подвластным крепостным людям. Наконец, есть владения, которые вовсе ничем не могут оправдать и объяснить себя, – разве самими собой, т.е. своим существованием, наличным бы- тием своим в течение более или менее продолжительного времени; но и такое владение не всегда бывает спокойное, не всегда пользуется при- знанием со стороны совместных владельцев, и границы оного ни в ка- ком случае не могут иметь определительности.

Кроме того, вопрос об определении меры каждого владения ус- ложняется еще более, когда приходится подводить итог всем владениям и сравнивать его с пространством земли, заключающимся в целой даче. В таком случае оказывается нередко, что за отводом каждому из владе- ний известного количества земли, следующего ему по принятым в ис- числение данным, остается еще в даче излишек земли, который должен составлять принадлежность законных владельцев дачи; и тогда возбуж- дается новый вопрос о том, как эту, так называемую примерную землю, распределить между ними, ибо не все из владельцев в одинаковой мере оправдали свое право и не все могут последовательно вывести оное из права тех лиц, которым первоначально отведена была во владение цель- ная дача или известная доля ее.

Из вышеизложенного можно судить о том состоянии неопредели- тельности, в котором находятся самые вотчинные права отдельных вла- дельцев в чересполосном владении. Но независимо от определения пра- ва на землю в его отвлеченной сущности, надлежит еще, во-вторых, отвести каждому праву в натуре местность, ему принадлежащую, разо- браться в местности владения, дабы каждый подлинно знал, где он си- дит законно и чем по праву владеет. Эта неопределительность местно- стей составляет также свойство чересполосного владения. Разграниче- ние местностей представляло бы менее затруднений, когда бы все вла- дения примыкали сплошным участком к местным центрам поселения и хозяйства, т.е. к усадьбам владельцев; но это не всегда бывает. Одно и то же лицо, имея поселение в одном краю дачи, может простирать свое владение или хозяйственный труд свой на участки, в других концах или в середине дачи лежащие, и соседние с землей, состоящей в разработке у других владельцев, так что между тем и другим владением смежная черта колеблется в неясности. В чересполосном владении встречаются местности, так сказать, насиженные трудом известных владельцев, ко- торые не могут притом объяснить, почему они именно в этом месте владеют, а не другие, и сколь давно владеют. Встречаются местности,

619

которые прежде разрабатываемы были одними владельцами, а потом оставлены и заняты другими, и при взаимной ликвидации прав одно владение – прежнее, опираясь на прежнем фактическом состоянии, сталкивается с другим, наличным фактическим состоянием, в пререка- нии о праве владеть именно в известной местности, причем стороны ничего не могут выставить в оправдание свое, кроме «старины» или труда, потраченного в том или другом участке дачи, и оставившего на нем следы свои. Владение, соединенное с непрерывным и явным поль- зованием в известной местности, встречается наряду с владением без наличного пользования со стороны владельца отсутствующего и не имеющего в даче поселения и усадьбы.

Наконец, в-третьих, в каждой даче общего владения, где существу- ет несколько поселений, есть, кроме предметов отдельного владения и пользования, угодья и принадлежности, которые по хозяйственному

своему значению составляют предмет общего владения и пользования

для всех владельцев дачи, или для той или для другой группы владель- цев, соединяемых положением местности владения, а вместе с тем и общий интерес, в котором могут встречаться и сталкиваться частные удобства и частные интересы. Сюда относятся: общий выгон, общие сенокосы и рыбные ловли, общие доходные статьи (например, базары), общие водопои и общее право прохода и проезда из одного участка в другой или к водопоям и выгонам.

Подворное владение тесно связано с чересполосностью. По различию ка-

чества земли, каждый надел дробится на множество шнуров, полос или клиньев. Покуда собственником всей земли считается общество, дробление это подверга- ется переделу. Но закрепить каждое отдельное пользование во владение и соб- ственность – значит закрепить последний передел со всеми его дроблениями. У нас чересполосность соединяется всегда с отдельным владением: вот почему наибольшее чересполосие встречается в Малороссии, где общинное владение неупотребительно. Чересполосие это – великое зло для хозяйства и для общест- венного быта; но для уничтожения его встречаются крайние затруднения, ибо приходится действовать путем соглашения единичных владельцев, там, где нет места коллективному выражению воли.

При подворном владении каждый крестьянин связан со своими односель- цами; ибо хотя каждый хозяйничает сам по себе, но хозяйство его связано со всеми прочими, по местности и по мелкости отдельных участков. Крупного хозяйства нет, угодья разбросаны, или в пользовании ими предстоят беспрерыв- ные столкновения с другими (потравы и пр.); отсюда невозможность или край- няя затруднительность в улучшениях хозяйства.

Чересполосность владения гибельна, ибо закреплена к личности каждого владельца. Но чересполосность пользования (когда владельцем предполагается община) не вредит.

620

Таковы общие условия чересполосного или совместного владения. Естественно, что самая неопределенность этого состояния не дозволяла юридическому сознанию коснуться большей части его принадлежностей и обнять хозяйственное его содержание, дотоле, пока не обнята еще и не выражена объективно самая сущность прав, соединенных с общим владе- нием, т.е. дотоле, пока не прекратилась самая чересполосность, посредст- вом размежевания всех владельцев к одним местам. Состояние череспо- лосности таково, что к нему вовсе не могли иметь применения некоторые правила общего закона вотчинных отношений, ибо в применении оказы- валось совершенное отсутствие существенных принадлежностей каждого юридического отношения. Так, например, во многих случаях немыслимо было применение давности к отдельным владениям внутри чересполос- ной дачи, ибо самый предмет владения в своих материальных границах не имел определительности, следовательно в редких случаях можно было с полной достоверностью признать первое условие для действия давно- сти – индивидуальное тождество того предмета, к которому относится предположение о давности непрерывного владения. Вотчинное право отдельных владельцев могло подвергаться оспариванию в их отношениях между собой и со сторонними лицами, доказывавшими свое право на земли; могли быть и бывали нередко взаимные иски совладельцев о за- владениях и захватах. Судебные места были наполнены тяжбами по этим предметам, но судебные решения, ограничиваясь только определением вотчинного права, принадлежащего тому или другому из отдельных вла- дельцев дачи, не вели к установлению новых, более определительных отношений, по владению между участниками его внутри дачи: для этого требовалось еще произвести сначала общую ликвидацию вотчинных прав и владений между всеми соучастниками.

Между тем вопросов о праве совместного владения и об условиях его и принадлежностях возникало множество, особенно по делам об от- делении казенных и однодворческих земель от помещичьих, делам, кото- рые, возникнув с 1799 года, доныне во множестве остаются еще неокон- ченными, и представляли для судебных мест затруднения, почти непобе- димые. Главную причину медленности в производстве сих дел надлежит полагать именно в том, что судебные места, при рассмотрении их, почти вовсе лишены были руководящих правил для определения юридических отношений между совладельцами и правил о доказательствах вотчинных прав между соучастниками общего владения. Только при помощи строго- го историко-юридического анализа существующих хозяйственных отно- шений и при опытном знакомстве с характером и отдельными положе- ниями межевой инструкции, – мало кому из судебных практиков знако-

621

мой, – можно было почти ощупью опознаться в сфере разнопоместных отношений поземельного владения. Лишь в последнее время, когда с из- данием правил 1850 года указан был этим делам новый путь и исход в порядке судебно-межевого разбирательства, законодательство наше представило несколько указаний на права совместного владения.

Право на участие во владении известной дачей отличается от вот- чинного права на землю, основанного на укреплении, хотя и право на участие доказывается тоже крепостями. В вотчинном деле разрешается

вопрос о праве собственности на землю, оспариваемом другим лицом,

предъявляющим исключительное право свое на тот же самый предмет, – и форма его есть иск вотчинный (action reelle). Напротив того, в делах о разборе общего владения возбуждается вопрос о праве на владение, причем дело касается не до одного только лица, предъявляющего свое исключительное право, но до всех соучастников владения, так что фор- ма такого производства есть иск так называемый смешанный (act. mixte, actio mixta, communi dividundo), и доказательства в том и другом случае, хотя могут быть одни и те же, но рассматриваются не в одинаковом от- ношении, и в делах о разборе общего владения решается обыкновенно предварительный вопрос (quaest. prejudicialis) о праве собственности, который может еще впоследствии составить предмет особого спора и отдельного решения (945 ст. Меж. Зак., изд. 1893 г.).

В течение совместного владения могут возникать между отдель- ными владельцами споры о пространстве прав, каждому принадлежа- щих, иски и тяжбы о захвате и завладении, и эти тяжбы имеют свойство спора о вотчинном праве, хотя в редких случаях возможно положить им определительное и окончательное решение, покуда не совершилось от- деление к одним местам всех в общей даче существующих владений: ибо с помощью одной техники судебного вотчинного производства возможно только отвлеченное решение спора о моем и твоем, возмож- но определить исключительность вотчинного права, известному лицу принадлежащего, и меру сего права, но разрешение сего спора в кон- кретном виде невозможно, так как местность владения и материальная граница в натуре между моим и твоим остается еще в неизвестности, по отношению ко владению всех соучастников в даче, доколе она не раз- межевана между всеми соучастниками.

Но общее владение имеет свои интересы отдельно от вотчинного права, и эти-то интересы составляют предмет особого спора между сов- ладельцами, по поводу отделения их к одним местам. Между различными владениями, глядя по основаниям их, по давности, по расположению в даче, по местному очертанию, возможна, как увидим ниже, конкуренция,

622

и вопросы о том, признать или не признать, допустить или не допустить известное лицо действительным владельцем и соучастником, в каком ви- де признать его владение, на каких основаниях произвести надел земли тому или другому владению, – вопросы эти имеют интерес для всех со- участников, ибо от разрешения сих вопросов зависит преимущество од- ного владения перед другим в количестве и местности надела, право на участие в примерной земле, разверстание угодий и т.п.

Право на владение в даче подчиняется давности независимо от вот- чинного права на землю и может быть утрачено, если лицо, значущееся дачником, не имея действительного владения или утратив оное, более 10 лет оставалось в молчании (944 ст. Меж. Зак., изд. 1893 г.). С другой стороны, бесспорным владением в течение десяти лет утверждается пра- во, но в даче неразверстанной и при неопределенности границ между владениями, такое владение уступает владениям, утвержденным на кре- постях и представляющим твердые основания для измерения (Зак. Меж., изд. 1893 г., прим. 1 ст. 950, 954).

При совместном владении вообще невозможно предположить, что каждый из владельцев имеет право удерживать за собой местность, в которой оказалось наличное его владение, ибо очертания владений, со- стоя в зависимости от случайных причин и от личных хозяйственных побуждений либо от временного хозяйственного соглашения между владельцами, могут измениться, и сверх того, в минуту разверстания земель и угодий, т.е. при превращении чересполосного владения в от- рубное, оказывается необходимость, в видах общего интереса, уравнять угодья между соучастниками, и границы владений каждого располо- жить так, чтобы каждый мог пользоваться спокойно и удобно общими угодьями, как-то: выгонами, водопоями, рыбными ловлями, правом проезда и прогона (ст. 969–973); у некоторых владельцев могут быть в общей даче отдельные хозяйственные или промышленные заведения (мельницы, фабрики, заводы, сады и пр.), требующие для своего под- держания, чтобы к ним прирезан был особый участок (ст. 966, 967).

Однако же нельзя не признать, что в некоторых случаях и в черес- полосной даче владение может быть по местности своей столь опреде- лительное, что приобретает свойство исключительности, – именно, ко-

гда оно основывается на крепостях, в коих означены, при известной ме-

ре, и живые урочища, в которых бесспорно заключается отдельное вла- дение по крепостному праву, или предметом отдельного владения мо- жет быть отдельная пустошь, имеющая определенную индивидуаль- ность (ст. 947, 954 и прим.).

623

Сверх того, когда один из владельцев, заняв тот или другой уча- сток в даче, употребил на него труд хозяйственной разработки или хо- зяйственного ухода с целью придать ему новое и специальное хозяйст- венное значение, например, развел, вырастил лес там, где леса не было, либо очистил и сберег лесной участок своим старанием, либо расчистил лес под пашню и поселение, справедливо признать в подобных случаях преимущественное право на местность за тем, кто ее так разработал и устроил (1163–1165).

Наконец, в сущности, вся окружная дача составляет собственность всех соучастников, имеющих в ней владение, следовательно все количе- ство земли, которое, за окончательным наделением участников, мерой,

по праву им принадлежащей, может оказаться излишним, принадлежит

им же, и должно быть распределено и разверстано между ними по про- порции крепостных прав каждого. Но с другой стороны, когда бы во всей даче недостало земли на полное удовлетворение всех владельцев всем тем количеством, какое каждому следует по вотчинному праву или владению, – то для уравнения всех, дабы никому обиды не было, и не- достаток земли между всеми разверстывается, ибо все владение у них общее, и чего недостает одному, то и всем недоставать должно, так как, с другой стороны, излишек у одного должен и другому служить к при- ращению. Только владения крепостные мерные, обведенные живыми урочищами, исключаются из этой разверстки примерных земель, ибо эти владения сами в себе содержат положительное указание границ сво- их, составляя как бы остров посреди совместного владения всех прочих владельцев в той же даче.

Правила о разделе башкирских вотчинников с припущенниками. Т. IX,

особ. прил., XVI, ст. 15, прим., прил.

О выкупе крестьянских наделов в неразмежеванных дачах общего не- скольких лиц владения. Полн. Собр. Зак. 1878 г., № 60322.

<< | >>
Источник: Победоносцев К.П.. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права.. 2002

Еще по теме § 67 Чересполосное владение. – Сущность его. – Происхождение его. – Прекращение его специальным размежеванием. – Юридические его особенности:

  1. § 61 Компания на акциях. – Сущность учреждения. – Цель его и историческое развитие. – Нынешнее ее значение. – Понятие об акции. – Образование компании. – Учредители. – Устав, утверждение его и регистрация. – Подписка на акции. – Органы управления. – Общее собрание акционеров. – Состав его, созыв и деятельность. – Правление. – Наблюдательный совет. – Понятие о дивиденде. – Выпуск новых акций. – Прекращение компании и ликвидация.
  2. § 32 Право распоряжения. – Двоякое его значение. – Отделение его от права собственности. – Добровольное и недобровольное. – Запрещение. – Действие его и форма. – Арест движимости. – Опека
  3. § 76 Историческое развитие идеи об авторском праве. – Значение его в новейшее время. – Сущность сего права. – Пределы его в русском законе. – Сроки и исчисления их для посмертных сочинений. – Удостоверение литературной собственности
  4. Уличающий вопрос необходим, когда собеседник искажает или скрывает информацию, когда возникает противоречие между его словами и ранее установленными вами фактами. Его надо использовать с осторожностью, лучше не в прямой форме и ближе к концу разговора, чтобы не оборвать его ход.
  5. Специально-юридическая обученность юриста, его знания.
  6. Сущность управления и его связь с юридической психологией.
  7. Похвальная речь в память моему дедушке, говоренная его другом, в присутствии его приятелей, за чашею пунша
  8. § 45 Договор о найме имуществ. – Предмет его. – Плата. – Отношение сторон. – Обязанность хозяина. – Передача. – Поддержание имущества. – Обязанности наемщика и права его. – Сублокация. – Эмфитевтическое пользование и бессрочный наем. – Право отказа. – Значение владения в найме и отношение его к праву собственности. – Действие давности. – Возобновление найма. – Ограждение наемщика и хозяина особым процессом. – Отношение найма к узуфрукту. – Наем земельный. – Правила арендных договоров. – Наем изп
  9. § 26 Идея усыновления и римское его учреждение. – Значение и формы его в новейших законодательствах. – Отношение воспитателя к воспитаннику во Франции. – Присоединение детей в Германии.
  10. § 85 Значение бесспорного владения. – Отличие бесспорного владения от давности владения. – Установление земской давности и применение оной к делам межевым. – Может ли давность применяться к совместному и к чересполосному владению по предметам вотчинного права. – Применение давности к делам специального размежевания
  11. 2. Ребенок мыслит образами. Его самосознание предметно и образно. Он видит себя в среде других таким, каким сложился его «Я-образ»
  12. § 51 Понятие о выделе и юридические его свойства. – Сходство его с наследованием и с даром. – Ограничения выдела. – Безвозвратность выдела и возможность поворота. – Учет выделенного при открытии наследства. – Отказ от наследства при выделе. – Приданое и рядная запись. – Выдел и приданое по Литовскому статуту. – Примеры и судебная практика.
  13. § 1. Владение и цели его изучения (п. 1284-1287)
  14. § 67 Договор страхования. – Предмет его. – Акт страхования. – Страхуемый интерес и отношение его к действительной ценности. – Исполнение договора. – Условия вознаграждения. – Право полиса. – Страхование жизни.
  15. ХАРАКТЕР «11». ЕГО ОСОБЕННОСТИ
  16. 18. Наименование юридического лица и его представительства
  17. ХАРАКТЕР «И 111». ЕГО ОСОБЕННОСТИ
  18. ХАРАКТЕР «1111». ЕГО ОСОБЕННОСТИ
  19. ХАРАКТЕР «111» И ЕГО ОСОБЕННОСТИ
  20. 9. Оформление прав на товарный знак и прекращение его правовой охраны