<<
>>

ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СТРУКТУРУ ЭТНОСА

Развитие хозяйственной деятельности, которая привела к производству и накоплению экономического потенциала в виде избыточного продукта, создало все условия для выделения в автономную личность человека, который владеет этими «избытками».

Получая определенную автономию, такие личности стремятся закрепить свое положение - освободить или уменьшить свои усилия в производстве конечного продукта и максимально увеличить свою долю при распределении продукта удовлетворения или его менового эквивалента. С одной стороны, сотрудничество и борьба создают социальную ситуацию, когда антагонистические отношения приводят к формированию структур, участвующих в производстве и требующих проявления совместных организованных усилий для достижения более высокой производительности, а с другой - порождают стремление минимизировать удовлетворение производителя и присвоить излишки продукта как потенциал свободного поведения.

Данный потенциал надо сохранить и закрепить, кроме того, следует защитить право на участие в такого рода перераспределении конечного совместного продукта производства.

Возникающее с этой целью общественное образование является социальной структурой экономически господствующих индивидов - обладателей собственности. Такая структура эволюционирует в институты, обеспечивающие доминирование классовых интересов, которые в процессе автономизации и борьбы за обладание политической власти свои руководящие органы повсеместно формируют из «силовых образований» - «вооруженных дружин», имеющих привилегированный статус и осуществляющих жесткий, непримиримый характер соблюдения установленного порядка функционирования общества как целостной системы.

Таким образом, двойная природа взаимообусловленных совместных отношений, связанная со стремлением увеличить число участников с целью облегчения усилий для получения конечного результата и минимизировать их число при его распределении, порождает объективные условия для возникновения насильственных действий в перераспределении остатка или излишка продукта совместной деятельности и превращении самого производителя в товар.

Сложный труд порождает необходимость координации совместной деятельности с учетом ее структурной сложности.

Не менее сложна и проблема распределения конечного продукта труда, т. е. удовлетворение потребностей участников совместной деятельности.

Однотипная деятельность позволяет оценить долю труда каждого участника и определить, какое дополнительное усилие надо приложить при его отсутствии. Этот критерий и определяет оптимальную численность совместно участвующих лиц в однотипно организованной деятельности. Рост эффективности результата совместных усилий имеет линейную зависимость, а его потребление -геометрическую, что и порождает критический уровень развития интенсивного производства. Любой из участвующих в удовлетворении своих потребностей может настолько предъявлять свое право, насколько значимы его усилия в получении конечного результата. Данного рода процессы не могут носить национального или этнического характера. Следовательно, значимость его притязаний может соответствовать осуществленному вкладу, когда без его участия уменьшается или становится недоступным получение конечного результата. В свою очередь, самостоятельная деятельность с целью достижения удовлетворения своих потребностей невозможна. Этот факт определяет зависимость индивида в совместной жизнедеятельности, которая ставит его в подчинение от общества.

Накопление избытка труда увеличивает потенциальные возможности. Когда этот потенциал достигает величины обеспечения индивида, выбывшего из совместной деятельности на время более напряженной работы, после которого ее интенсивность нельзя сохранить, то он может использовать право получения своей доли результата совместного труда. Фактически накопленный потенциал дает свободу поведения или определенную независимость. На-копление потенциального запаса на более чем допустимое время работы повышенной интенсивности оставшихся индивидов, которые обеспечивают взаимообусловленную деятельность, ставит в зависимость их от поведения выбывшего, и тогда он может прину-дительно присваивать тот объем излишка, который остается после удовлетворения достаточного минимума остальных.

Это снижает общую возможность или свободу, а сам избыточный продукт становится средством удовлетворения привилегий, что порождает социальные условия среды удовлетворения, за которые организуется борьба, т. е. стремление завладеть избытком труда. Следовательно, возникает вопрос об установлении необходимого и достаточного индивидуального потенциала, который обеспечивал бы наиболее эффективные и устойчивые совместные отношения.

В данном случае удовлетворение потребности направлено не на деятельность по созданию того, что может удовлетворить потребность, а на приобретение того, что удовлетворяет эту потребность. В зависимости от того, что требует меньше усилий, реализуется та форма поведения, которая более экономична в своей организации.

Более сложно оценить значимость долевого участия в деятельности, которая строится на объединении разнопрофильного труда. Но и в этом случае оценка идет по конечному результату труда. Зависимость индивида будет определяться настолько, насколько без его участия снижается конечный эффект совместной деятельности. Если взаимозаменяемость позволяет его заменить с определенной напряженностью в работе оставшихся, то это и составляет его свободу. Она эквивалентна степени увеличения напряжения оставшихся. Если же специфика деятельности отдельного индивида (или группы) полностью нарушает возможность получения конечного результата совместного труда, то это определяет его потенциальное право получить весь избыток совместного труда. Это возможно в случае, когда накопленный потенциал достаточен, чтобы обойтись без результатов совместной деятельности. Для упреждения такого рода влияния создается резерв (своего рода депо) звена, однозначно определяющего конечный результат совместной деятельности.

С одной стороны, к этому стремятся те, кто зависит от диктата «узкого места» в организации совместной деятельности. Это проявляется в увеличении числа лиц, способных выполнять необходимую работу, но с учетом возможностей удовлетворить потребности всех. Так проявляется возможность повысить устойчивость и надежность взаимообусловленных отношений, но существует опасность объединения этой группы людей и их совместного диктата условий распределения конечного продукта относительно всех остальных.

На межличностное поведение индивидуумов этой группы распространяются ранее описанные отношения.

С другой стороны, существование господствующего звена -«узкого места» делает его привлекательным для освоения многи-ми. По мере своих,возможностей определенное число лиц достигает необходимого результата и этим снижает значимость «узкого звена», позволяя при предъявлении претензий одними заменить их более сговорчивыми или неприхотливыми. Все это в целом со стороны координирующего совместную деятельность органа требует целенаправленного учета спроса и предложения.

Рассмотренные условия определяют границы вариации прав и обязанностей взаимообусловленных совместных отношений в соответствующей социокультурной общности. В любых случаях координация этих отношений требует установления механизма распределения избыточного продукта; или находящегося у господствующей части лиц, или как общественной собственности. В том или в другом случае это охрана от посягательств на потенциал, определяющий степень свободы, и координация использования этого потенциала. Общественные структуры, обеспечивающие эту деятельность, и составляют суть институтов власти. Появление государства как института власти в соответствующем сообществе и предназначено заниматься перераспределением результатов совместного труда, защитой сложившихся прав и обязанностей и координацией взаимообусловленных отношений.

В зависимости от эффективности совместной производственной деятельности избыток труда или экономический потенциал позволяет при использовании его как общественного достояния уменьшить интенсивность труда всех участников взаимообусловленных отношений либо при сохранении прежней интенсивности освободить или уменьшить усилия отдельных лиц, заняв их непроизводственной деятельностью. Этот резерв или потенциал и определяет уровень организации совместной взаимообусловленной деятельности или культуру соответствующего этнического сообщества.

Появление избыточного производства, распределение этого избытка или потенциала в одинаковой мере определяет структуру социальной организации общественных отношений в любом этническом сообществе. На каждом уровне организации этих отношений существуют определенные диапазоны индивидуальной автономности личности и ее зависимости от общественного труда. На-копление потенциала (избыточного труда) позволяет защитить себя при снижении функциональной деятельности вплоть до ее полного прекращения. Полные возможности отношений определяются суммой потенциально^ запаса и непосредственной функ-циональной деятельности. Накопление потенциальных запасов дает превосходство, но для накопления потенциальной энергии в виде результатов конкретного труда, его эквивалента, либо в связях, обеспечивающих взаимозачетные обмены, существует предел. Этот предел определяет возможности социальной организации общественных отнощений конкретного социального слоя либо всей социокультурной структуры в целом. В пределах каждого социального уровня идет борьба за сохранение господствующего положения, показатель которого можно определить как К = П, / П2, где К -коэффициент значимости стороны, обладающей потенциалом II,, к общественному потенциалу П2. Вариациями таких отношений могут быть: господствующее положение либо «автономных» личностей, либо государства как обладателя общественной собственности, либо промежуточный вариант распределения этого потенциала между всеми членами общества, что увеличивает их взаимонезависимость, а следовательно, и организованность совместной деятельности.

Особенность психологии восприятия «мое» и «наше» заключается в том, что, оценивая свой вклад, индивидуум исходит из той доли труда, которую он вносит для получения конечного результата. При этом возможна определенная ошибка в истинности этой оценки, но в целом среднестатистическая характеристика «мое» остается соответствующей доле внесенного труда. В свою очередь, со стороны оценки «наше», значимость вклада отдельного индивида определяется той средней напряженностью каждого, которая ложится на них в случае выбывания из «целого» отдельного лица. Значимость одного и того же вклада имеет существенную разницу со стороны «мое» и «наше». Фактически, свобода индивида определяется отношением его вклада в общий результат, а значимость этого вклада оценивается каждой стороной различно, порождая объективные противоречия между индивидуальностью и общностью. «Целое» может оставаться при некотором увеличении напряженности совместного труда, а отдельное лицо нет.

Следует отметить, что избыточный индивидуальный потенциальный запас создает свободу поведения личности, а следовательно, меньшую организованность совместной деятельности и приводит к ослаблению общего потенциала социальной структуры в целом. Для сохранения определенной организованности во взаимообусловленных отношениях требуется осуществление контроля за допустимой границей индивидуального потенциала и его свободным поведением, которое не должно нарушать эффективности совместной взаимообусловленной деятельности. В этом состоит одна из функций институтов властной деятельности как координирующих социальных структур.

Построение устойчивых взаимообусловленных отношений из всевозможных вариантов осуществляется по принципу наименьшего расхода усилий. Господствующее звено может осуществлять несправедливое перераспределение конечного продукта, что проявляется в эксплуатации на износ или уничтожении в том случае, если существует депонирующий запас производителя, т.е. возможность компенсации выбывшего лица. Этот путь реализуется путем принудительного подчинении исполнителей, физического насилия, либо создания условий безвыходного выбора своего социального положения.

Истинное устойчивое состояние взаимообусловленных совместных отношений будет характеризоваться удовлетворением возникающих потребностей за счет-соответствующей функциональной активности членов сообщества и частичного использования потенциального запаса в случае временно возросшего неадекватного за-проса. Соотношение удовлетворения за счет функциональной деятельности и депонированного потенциала требует строгого контроля, что должно координироваться соответствующей структурой властного управления.

Практически, рядовой производитель в субординационном подчинении утрачивает индивидуальность в координации общего взаимоотношения и выступает статистической частью в получении итогового результата своей деятельности. Его осведомленность в целенаправленном распределении «избыточной деятельности» стремится к нулю. Фактическая координация может осуществляться тем звеном социальной структуры, которое владеет знаниями о структуре социального запроса в целом и важности удовлетворения конкретных потребностей на текущий и более отдаленный момент времени.

Следовательно, в любом социокультурном сообществе власть выполняет многогранную координирующую деятельность, которая охватывает как принудительное подчинение в совместной дея-тельности, так и добровольную ее организацию. Для обеспечения этих форм организации совместной деятельности требуются соответствующие структуры, которые определяют правовые и идеологические основы поведения, свободу поведения личности.

Фактически, необходимость подобного рода структур, порождающих в конечном счете государство, возникает в результате общественного разделения труда и распределения «избыточного продукта» как собственности. Все это в целом требует развития особой системы органов и учреждений, выполняющих властные функции и определяющих нормы совместных отношений и правил дозволенного поведения, вытекающих из структуры экономических отношений и обусловленных характером производственных отношений и способом производства. Эти права распространяются и охватывают определенную территорию, где и строятся соответствующие взаимообусловленные совместные отношения. Государство, которое может охватывать сотни этносов, сохраняя целостность их социальной структуры и экономических основ, как институт верховной власти определяет внутреннюю и внешнюю политику, исходя из интересов сложившегося общества как единой системы и распространяя действие закона и правила поведения на всех членов общества, охватывая выполнение общих дел, вытекающих из природы их отношений.

При этом аппарат управления не является абстрактной структурой и имеет всегда конкретных лиц, представляющих его дея-тельность. Эффективность управления, определяемая объективными законами экономического развития, во многом зависит от личности, представляющей власть, ее психологии, поведения, интеллекта, направленности идейных убеждений, понимания объективных законов, определяющих взаимоотношения общественных и личных интересов в совместно организованной трудовой деятельности, обеспечивающей наибольшую ее жизнедеятельность.

Именно направленность совместной деятельности и уровень осознанности или понимания целесообразности ее осуществления определяют стиль и форму организации управления на любом уровне организации как отдельных социальных структур, так и всего общества в целом. Фактически везде, где встречается совместная деятельность, можно говорить о ее направленности или цели, осознанности или уровне понимания и вытекающей формы организации, обеспечивающей производство продуктов удовлетворения членов сообщества. Соотношение этих характеристик определяет необходимость использования различных мер принуждения как формы насилия, либо убеждения как формы добровольно осознанного согласия. Важным фактом, определяющим стабильность складывающихся отношений, является степень осознанности того, что необходимо делать. Эта характеристика выступает тем положительным или отрицательным потенциалом, который составляет культуру этноса или нации и который надо учитывать в ответном действии власти (руководства) для сохранения равновесного состояния всей системы в целом.

Движущей силой смены форм управления власти является со-отношение возможностей сторон, составляющих совместные отношения. Особую роль в этом играют скрытые или потенциальные возможности, которые увеличивают независимость взаимообусловленных сторон и позволяют изменить их горизонтальную и вертикальную субординацию. Стремление, с одной стороны, сохранить соотношение исходного положения, а с другой, приобрести потенциальный запас для пересмотра сложившихся отношений, требует рассмотреть, что составляет потенциальные (скрытые) возможности сторон и каким образом изменяются эти возможности.

Возможность присвоить часть общего результата, сохранив удовлетворенность всех, стала достижимой, когда появился избыточный результат труда. Дифференцированный труд создает большую толерантность в количественной оценке его достаточности. Более того, избыточный труд идет на содержание лиц, координирующих взаимообусловленность отношений. Реализуется вариант, когда добытый совместной деятельностью результат труда как потенциал жизнедеятельности остается недоступным для контроля всеми участниками. Возникает возможность его накопленного счет присвоения, увеличивая свой потенциал жизнедеятельности. Такой результат присвоения может быть достигнут как за счет прямого грабежа, так и за счет мошенничества. В массе общественного излишка доля отдельного лица утрачивает свою значимость, но его зависимость от общества становится все большей.

Наличие орудий труда сделало труд более эффективным и увеличило суммарный или общий потенциал жизнеобеспечения. Об единение лиц, выполняющих однотипную деятельность, увеличивает их потенциал. Этот эффект становится еще большим при дифференцировке совместной деятельности, что приводит еще к большему уменьшению вариативности трудовой деятельности, освобождению индивида от других форм труда, получаемых им счет своего. С дифференциацией труда растет зависимость ин вида от совместной деятельности. Результат, полученный отдельным индивидом, является частью конечного продукта. Эту часть надо объединить с другими, чтобы получить целое, т.е. «деталь» целого. Сам процесс дифференциации труда приводит г, необходимости объединения лиц в совместной деятельности снижению значимости отдельной личности в производстве. В этом осуществляется удовлетворение спроса и накопление вирі как потенциального запаса. Чем больше потенциал запаса, тем нее значим потенциал деятельности производителя. Последи может быть прекращена без ущерба для остальных, кто нуждает в ее результатах. Кто владеет этим потенциалом, тот может влиять на взаимообусловленные отношения, определяемые его потребностью. Лишение потенциалу самих производителей ставит в рамки бесполезности для остальных на период расходования потенциала.

Следовательно, заложенная в потенциале свобода поведения переходит к тому, кто им владеет. Именно приобретение «излишков деталей» производства является мотивом для получения свободы, которая является эквивалентом власти. Если собрать излишки различных производств, то все производители попадают в зависимость от владельца этого суммарного потенциала. С одной стороны, они взаимообусловлены и не свободны друг перед другом, с другой, не имея излишков своего труда, они все зависимы от распределителя этих излишков.

В любом этническом сообществе создается излишек труда или потенциала, но свобода в поведении будет принадлежать тому, кому принадлежит этот потенциал. Естественно, существует опти-мальное соотношение в свободе распорядиться результатом своего труда. Скопление излишка у лиц, производящих некоторый продукт, либо полное их лишение этого избытка и накопление его у другого лица нарушает устойчивость совместных взаимообусловленных отношений. Наиболее справедливые отношения могут су-ществовать только в определенной зависимости «производитель -потребитель», либо «свобода - необходимость», либо «права - обязанности». Все эти отношения могут быть описаны моделью «Вольтерра-Лотка», известной под одной из ее разновидностей «запрос-удовлетворение». Анализ этой модели указывает на существование наиболее эффективного отношения «производитель -потребитель» с допустимыми границами прав и обязанностей с каждой стороны для сохранения наиболее устойчивого отношения. Определяющим фактором в данном случае является уровень потенциальных возможностей каждой из сторон. Отклонение от оптимального уровня отношений приводит к накоплению неудовлетворенности, т.е. к скрытому протесту. Стремление выразить протест приводит к объединению недовольных. Достигнув определенного уровня возможностей, протест выражается в адекватной ему форме.

Форма этой борьбы во многом зависит от уровня культуры, от глубины индивидуального понимания взаимообусловленных отношений как целостный процесс, а участвующих в совместной деятельности - как неотъемлемую часть себя. Следовательно, уровень культуры сообщества существенно влияет на взаимообусловленность отношений в этносе, составляя в каждом конкретном случае его индивидуальность.

Существенной особенностью психологии поведения властвующей стороны в любом социокультурном сообществе является понятие свободы как вседозволенности, что в конечном счете обост-ряет антагонизм между предельным обнищанием, с одной стороны, и чрезмерным накоплением излишков труда, с другой. Этот процесс находится, вне зависимости от уровня технического и культурного развития общества, а определяется способом распределения.

Невозможность обеспечить свое существование за счет полезной трудовой деятельности приводит к попытке получения уже готового результата труда путем грабежа, шантажа, мошенничества. Сохранность присвоенного продукта становится все дороже, и на определенном этапе целесообразнее удовлетворить потребности производителя, чем тратить накопленный потенциал на защиту этого накопления.

В рассмотренных случаях любому сообществу вне зависимости от его этнического состава необходимы социальные образования, которые координируют распределение произведенного продукта совместной деятельности и обеспечивают его сохранность от посягательств.

Любые варианты организации общественных отношений требуют обязательного наличия двух форм поддержания общественного порядка. Одна из них заключается в создании структуры идеологического убеждения в целесообразности данной организации общественных отношений, а другая - в создании структуры принудительного подчинения, они и составляют содержание социокультурной основы конкретного сообщества. Эти формы существенно зависят от способа распределения «избыточного продукта» общественной собственности - либо присвоение отдельной группой лиц или отдельным лицом, либо смешанная форма.

Следует еще раз отметить, что под «потенциалом» понимается «излишек» производственного труда, производственные связи, обменный эквивалент труда в виде денег или материальных ценностей, служебное положение, в котором возможно использовать власть, военное, физическое и интеллектуальное превосходство, ложь, объединение долевого участия отдельных лиц, уважение, доверие, признание и многое другое. Однако все многообразие разновидностей потенциальных возможностей имеет свою упорядоченность, что позволяет ввести меру и оценить сложность и уровень потенциальных возможностей. Это представляет самостоятельную проблему этнокультурных исследований и требует рас-смотрения содержания потенциала в каждом конкретном сообществе, что составляет содержание частной этнопсихологии или этнографии. В данном случае используется обобщенное понятие «потенциал», как запас возможностей, которые могут быть реализованы. Единственным разделением «потенциальных» возможностей является деление их на положительные и отрицательные.

Наиболее простой формой увеличения потенциальных возможностей является объединение совместных усилий.

Объединение усилий приводит к расширению возможностей взаимодействия со средой. Но при этом возникает необходимость организации совместной деятельности, подчинения ее определенному мотиву, а тем самым ограничения индивидуального поведения. Совместные отношения формируют соответствующую психологию поведения. С одной стороны - понимание себя как части и своей зависимости от других, а с другой - представление других как своего дополнения, позволяющие увеличить свои возможности. Эти два противоположных восприятия себя во многом зависят от биологической природы индивида и тех условий среды, в которых он формируется, но в целом это и есть выражение воли либо всей нации, либо класса, либо сословия.

Любая совместная деятельность приводит к дифференциации труда. Фактически объединение индивидуумов в совместной деятельности происходит с учетом разновидности трудовой деятельности или ее детализации, таким образом каждый человек или их группа обеспечивает некоторую «деталь» общего, составляя в целом сложную социокультурную общность.

Дифференциация трудовой деятельности требует появления интегрирующей деятельности. Фактически ни одна из разновидностей трудовой деятельности не сможет существовать сама на себе. Для каждой из них выполнение своей «детали» превращается в создание некой меновой стоимости, и для получения конечного продукта надо сделать ее столько, сколько вложено совместной деятельностью в конечный продукт. В данном случае произойдет равный обмен. Основой его оценки является средняя статистическая характеристика вложенного труда. Она имеет три составляющие: индивидуально воспринимаемую, статистическую и реальную оценку. Это создает неточность координации во взаимообусловленных отношениях. В пределах возникающей неточности возможно неконтролируемое присвоение результата совместной деятельности. Конкретно существующая доступность и анонимность удов-летворения потребностей и определяют специфику организации сообщества.

Способность выполнить определенный объем своей «детали» является характеристикой потенциала. Именно стремление увеличить свои возможности приводит к минимизации расходов на свою деятельность, что влечет к объединению производителей. Это, в конечном счете, определяет появление общего специализирован-ного рабочего места и инструмента (орудий труда, а в целом средств производства), которые существенно повышают потенциальные возможности производителей. Выполняемая «деталь» может выпускаться в большем количестве либо с меньшим объемом затраченного усилия. Возникшие объединенные потенциальные возможности в виде средств производства не могут принадлежать какому-либо одному производителю в целом. В то же время они требуют специализированного труда для их сохранения и воспроизводства. Это создает определенную отчужденность производителя от необходимых средств производства и приводит к взаимозависимости с теми, кто их создает, использует и владеет ими.

Взаимозависимость в этих отношениях является новым социальным уровнем организации, которая требует эффективного механизма координации более сложной совместной деятельности. В данном случае производитель сам становится товаром со всеми характерными особенностями для данного понятия. Это и явилось началом эры собственности на человека. Отрыв производителя от средств производства является началом рождения антагонистических отношений внутри сообщества. Представление о значимости общего потенциала у «элементарного производителя» могут иметь самые смутные очертания, но его труд должен иметь достаточную «избыточность» для содержания всей структуры. Такие структуры возникают в каждой сфере разделенного труда, и их интеграция в единую производительную сферу общества требует следующего более высокого уровня координации совместного потенциала. С появлением каждого нового уровня интеграции результатов дифференцированного труда усложняется контроль «элементарного» производителя за значимостью результатов его труда. Сам он, как и его труд, становится статистической характеристикой в сложной социальной иерархии, и значимость осуществляемого вклада становится незаметной и полностью заменимой. Практически, индивидуальная ценность личности в обобществленном труде имеет многоуровневую значимость, и чем более отдаленные уровни и их сложность, тем меньше значимость личности, а в условиях его отчужденности от средств производства он полностью становится товаром, утрачивая какую-либо защищенность себя как личности.

Таким образом, человек в целом приобретает большую свободу в подвластной среде пребывания при обобществлении труда, но утрачивает себя как целостную личность, составляя часть «целого». Это порождает психологическую основу внутреннего противоречия -осознанность увеличения своих возможностей в объединении и усиление зависимости от того целого, в которое вливаешься.

Сложность системы взаимообусловленных отношений порождает увеличение толерантности в распределении результатов труда, что в свою очередь создает достаточную доступность в его бесконтрольном присвоении. С развитием общественных отношений совершенствуется и возможность скрытого присвоения результатов общественного труда. Это латентное паразитирование имеет столько оттенков и уровней, сколько разновидностей дифференцированного труда. Подобная природа построения общения не зависит от социокультурного образования, присущего тому или иному этносу. Это общая картина психологии власти различных уровней социальной организации, которая формируется отношением и целью накопления потенциальных возможностей. Базовые уровни социальной пирамиды являются определяющими в обеспечении жизненных потребностей, и в зависимости от того, насколько они могут удовлетворить запрос общества, определяется появление любых других форм потенциальных возможностей. Практически, средой управления, с целью удовлетворения потребностей, является нижележащий, подчиненный уровень. Оптимальные условия организации «внутренней среды» (социальной структуры) увеличивают ее потенциал и свободу во внешней среде. Эту свободу поведения определяют те, кто владеет общим потенциалом всей социальной структуры. В зависимости от того, насколько правильно расходуется этот потенциал, определяется состояние и целостность всей системы, ее жизнедеятельность и эффективность орга-низации.

Следовательно, правильно организованным будет то социокультурное сообщество, которое наиболее эффективно обеспечивает непротиворечивость всей системы как единого целого. В этом случае важным фактором является установление природы принадлежности власти как частной или общественной собственности, понимая под властью совокупность потенциала, обеспечивающего свободу выбора действий при удовлетворении потребностей. Говоря о потребностях, надо всегда определиться, чьих. Здесь существуют варианты использования общественного потенциала как власти социальной структуры над внешней средой в личных интересах или общественных. Потому, характеризуя какое-либо этническое сообщество, необходимо говорить о власти, рассматривая три ее составляющие: содержание (тот потенциал, которым владеешь), структура (через какие механизмы определяется управление) и действия - формы проявления управляемых действий (дисциплина отношений в широком смысле).

На первом этапе формирования общественных отношений, когда внешняя среда обитания определила необходимость объединения усилий противодействия с целью расширения своей свободы, каждый имел свой потенциал как свою собственность, которая оп-ределяла структуру внутренних отношений. Эта определяющая связь создавала прочность союза. Накопление в соответствующей мере жизнеобеспечивающего потенциала освобождало индивида от этой зависимости на период расходования своего потенциала. Средством сохранения целостности системы отношений с целью расширения возможностей освоения внешней среды являлось ограничение индивидуального потенциала и накопление его в отдельных руках, что давало власть над внутренней средой и свободу совместных действий во внешней среде. Возникала естественная природа дисциплины как диктата общего над частным. Кто владел обобщенным потенциалом, тот в соответствующей мере определял направленность поведения целой системы взаимообусловленных действий. Этот процесс осуществлялся в меру психических возможностей, которые позволяли осознать оптимальные условия отношения социальной структуры и среды ее жизнедеятельности. Цель овладения или объединения потенциала каждого определяла методы и средства достижения власти над целым. В целом эти процессы практически не имеют этнической окраски и характерны на любом уровне социокультурной организации любого сообщества.

Дифферейцирование производственной деятельности, которое привело в конечном счете к обобществлению орудий труда и средств производства, породило внутреннюю среду существования объединенного производства. Фактически, средства производства и орудия труда являются внутренней средой существования произ-водителей. Происходит как бы внутреннее отображение отношений «объект - среда». В данном случае, в самом социальном «объекте» возникает внутренняя среда. Общественный потенциал в виде средств производства не может быть разделен на долевые части при выходе отдельного производителя, так как это уже целостная самостоятельная структура. Функции самой деятельности и средств, обеспечивающих ее осуществление, разделились. Будучи общественной средой, она является их собственностью и потенциалом. Стремление получить господство всегда направлено на владение или ограничение потенциала той стороны, над которой устанавливается власть. Чем больше общественный потенциал, тем меньше прав на него имеет отдельный производитель. Последний может входить и выходить из совместной деятельности и получать частично компенсацию в виде эквивалента труда, что не обеспечивает среды его существования в виде обобществленного потенциала, представленного средствами производства.

Такая ситуация позволяет обменять один потенциал на другой или их эквивалент, завладев последним как средой существования, через которую репродуцируются потребительские ценности и достигается власть над ними. Возникает односторонняя зависимость между владеющим средой существования и существующими в этой среде. Такая зависимость позволяет односторонне влиять на отдельных производителей, так как они составляют сумму участников и при их избыточности могут эксплуатироваться вплоть до уничтожения. Владеющий потенциалом среды существования заинтересован в уменьшении потенциала отдельного производителя и упреждении объединения их возможностей как неотъемлемой части производства в целом. Следовательно, происходит расход потенциала власти на формирование дисциплины повиновения и организацию системы защиты избранной структуры управления взаимообусловленными отношениями. Однако устойчивость совместных отношений как целостная система подчиняется объективным законам, и отступление от них приводит к существенным затратам для сохранения устойчивого состояния избранной организации сообщества.

Возникающая форма принудительного поведения не обеспечивает сознательного согласия с существующей структурой взаимо-обусловленных отношений. Стремление противостоять отрицательным факторам внутренней сферы приводит к объединению отдельных носителей потенциальных возможностей в единую структуру. Это выражается в координации действий потенциала производителя как целого и создании единой структуры, объединяющей производителя и средства производства, которые выступают как единая репродуктивная система удовлетворения потребностей, работающая по принципу «запрос-удовлетворение».

Именно соотношение частной и общественной собственности на всех уровнях социальной организации общества определяет содержание, структуру и действия социокультурных отношений этноса. Частная собственность - это часть собственности от общего или частичная - то, что увеличивает независимость в среде, дает большую свободу, уменьшает степень подчиненности, но уменьшение степени подчиненности «части» снижает возможности целостной системы во внешней среде. В свою очередь полная подчиненность создает осознанное представление достаточности своего труда. Индивидуальное представление этого сознания может существенно отличаться от среднестатистической и текущей потребности как границы вариации средней величины. Это требует со стороны структуры, координирующей общественное поведение, известной степени принуждения. Степень и средства такого принуждения оп-ределяются тем, как и на что используется индивидуальный потенциал и как он достигается, т.е. в чем проявляется свобода и за счет чего достигается.

В любом этническом сообществе для стабильного состояния его частного потенциала позволительно создать продукт обмена своим трудом и в счет его приобрести продукт, удовлетворяющий возникшие потребности. Накопленный потенциал может быть на-правлен на приобретение не только продукта или его эквивалента, но и труда других в форме обмена своего на чужой. Если при этом не происходит неравного обмена в понимании каждой из сторон, то не возникает вопроса о перераспределении сделанного. Но это не означает, что в данном случае не произошло присвоение. Более глубокое понимание значимости выполняемого обмена одной из участвующих сторон позволяет без какого-либо протеста с другой присвоить часть обмениваемого потенциала. Такая форма отношений может быть расценена' как скрытая форма обмана, однако она является начальным звеном воровства или грабежа и выступает в их латентном проявлении. Практически в латентной форме происходит присвоение чужого за счет неправильной оценки обмена результатами труда. Это так называемая толерантность пространства общения. Если уровень знаний и понимания происходящего у одной стороны во взаимообусловленных отношениях выше, т.е. толерантность ее пространства меньше, то такие действия вполне осуществимы. Систематические «ошибки» в отношениях обмена в конце концов приводит к тому, что несправедливое присвоение становиться очевидным, т.е. скрытая форма может быть обнаружена. В свою очередь увеличение толерантности пространства событий взаимообусловленных отношений часто существенно затрудняет контроль и управление совместной деятельностью. В многонациональных государствах, экономика которых основана на частной собственности на средства производства, всегда существует тенденция разобщить этнические сообщества, противопоставляя их интересы друг другу.

Следовательно, формирование потенциальных возможностей совместной деятельности всегда сталкивается со стремлением организации отношений и их оптимизации, возникновением противоречий в общности интересов, стремлением подчинить общий потенциал определенной власти, организацией структуры этой власти в форме государства, которое выступает как система защиты свободы, в понимании этой свободы как дозволенной необходимости во взаимообусловленных отношениях.

Неоднородность возникающих потребностей и их удовлетворения всегда порождает несогласие и скрытое противоречие, что лежит в основе накопления отрицательного потенциала и теневой борьбы за определение целесообразности взаимообусловленных отношений в том видении, которое предполагается более эффек-тивным.

Анализ взаимообусловленных отношений как целостной системы показывает, что накопление потенциальных возможностей увеличивает устойчивость и независимость. Рассматривая социальную структуру как систему, следует всегда иметь в виду наличие общественного потенциала, который увеличивает свободу системы как «целого» во взаимоотношениях с внешней средой, а следовательно, и свободу каждого его члена, гарантируя устойчивость существующих отношений. В свою очередь, увеличение индивидуального потенциала (частного) увеличивает свободу «части» цело-го, что, естественно, снижает сложность организационной структуры целого из-за возникновения взаимонезависимости его частей. Соотношение устойчивости и надежности порождает жизнеспособность системы, которая определяется оптимальным отношением «личный - общественный потенциал». Эти отношения не могут быть определены как статические, застывшие формы. Любое опосредование взаимообусловленных действий непременно приводит к их динамике.

Увеличение свободы «части» непременно приводит к самостоятельности отдельных образований, их конкуренции, развалу целого, но непременному последующему установлению целостного монопольного образования.

Любые по сложности взаимообусловленные отношения могут строиться на определенной структуре общения, именно структура общения и его организация определяют культуру общества, его возможные механизмы управления и организации взаимного влияния на уровне как межличностных, так и групповых отношений. В данном случае в понятие «общение» вкладывается смысл средств, определяющих взаимообусловленные связи. Именно деятельная сторона социокультурного сообщества проявляется в сложной системе общений, которые и составляют специфику этнического образования. Сами принципы, которые лежат в основе формирования этого процесса, носят абсолютный характер и не зависят от кон-кретных условий.

Таким образом, в основе любого поведения отдельной личности или их группы всегда лежит принцип удовлетворения потребностей. Взаимообусловленные отношения строятся как необходимость расширения возможностей, направленных на удовлетворение этих потребностей. Возникновение возможностей создания потенциального запаса порождает неравнозначность в функцио-нальных отношениях, которая приводит к несправедливости перераспределения конечного полезного продукта.

Нарушение соотношения между накоплением потенциального запаса и непосредственной функциональной деятельностью по его воспроизводству порождает антагонистические противоречия. Процесс объединения лиц, лишенных удовлетворения своих потребностей, приводит к объединению их усилий до уровня, достаточного для достижения своей цели.

В процессе поиска взаимопонимания существенную роль играет язык, но ведущим фактором являются экономические интересы, так как они определяют жизненно важные потребности. Это и приводит к расслоению общества на антагонистические социальные группы. Общность интересов уже не носит этнического или национального характера, она формируется единством ущемленных прав и интересов. На этот факт обращали внимание еще революционеры-демократы, подчеркивая общность и схожесть интересов одинаковых социальных слоев и социальных групп в различных государствах, а не в пределах одного государства разных социальных слоев и социальных групп. К этому приводит именно экономическое положение. Такой антагонизм порождает неустойчивость со-циокультурного сообщества, ослабляя его возможности противостоять внешнему воздействию. Если такое сообщество является многонациональным, то у одной стороны наблюдается стремление освобождения от национального неравенства. Это стремление объединяет общие усилия по национальному признаку, но в своей основе оно не снимает антагонистических противоречий. Доведенное до крайнего проявления, такое движение переходит в национализм, затем национальный шовинизм и в конечном счете - фашизм. Тупиковость его развития заключается в том, что против фашизма выступают все остальные нации и этносы, объединяя свои усилия, в то время как внутри нации, поставленной над всеми, остаются неразрешенными внутренние социально-экономические противоречия.

Интернализация интересов антагонистических по характеру отношений социальных групп или социальных объединений не изменяет природы противостояния, а только выводит ее на более высокий уровень. В конечном счете, будучи взаимообусловленным в своих отношениях, это противостояние приводит к необходимости социального выравнивания как единственного фактора, лежащего в основе стабилизации равновесного состояния в обществе. Форма разрешения этого противоречия или социального конфликта может протекать в самых различных проявлениях, что зависит в существенной мере от уровня грамотности населения, правильного понимания истинности сложившейся ситуации, соотношения внешних и внутренних сил.

Стремление достичь цели с каждой стороны приводит к фор-мированию своей идеологии и физических возможностей противостояния. Если последние не позволяют достичь необходимого уровня, часть населения мигрирует в поисках лучших мест, однако это только оттягивает разрешение конфликта. Аналогичные ситуации всегда порождают родственные стереотипы их разрешения. Таковой была ситуация на рубеже XX в., когда обездоленная и доведенная до крайнего отчаяния часть населения покидала свои края в поисках лучшей доли.

А.М. Коллонтай в 1915 г. в работе «Кому нужна война» писала: «...пусть спросят себя те, кто собирается умирать «за отечество», спросят честно, по совести: какое такое отечество есть у рабочего, у всего неимущего люда? Есть ли оно? Кабы было, разве потянулись бы ежегодно из всех стран в чужие края «эмигранты», неимущие, безработные, покидая родное гнездо, веря, надеясь: авось «чужая сторонушка» будет более ласковой мачехой, чем родина-мать? Разве были бы и у нас в России сотни тысяч голодных, разоренных, нищих «переселенцев»?».

Таким является и конец XX в., когда в мире миллионы беженцев ищут лучшую долю на чужбине. Практически обобщенность интересов порождается обобщенностью социального положения и осознанностью этого общего как единого целого. Данное положение еще раз указывает на важность соотношения функциональной взаимообусловленности и потенциальных индивидуальных накоплений, которые порождают функциональную независимость. Именно в определенном диапазоне этих отношений и существует ниша наиболее устойчивого и надежного социокультурного сообщества, обладающего максимальной жизнеспособностью. Естественно, что данное соотношение не может выступать как застывшая, статическая характеристика, но в ее динамике должен наблюдаться некий стационарный процесс.

Само сообщество в своей организации характеризуется объективными законами развития, которые являются инвариантными для любых условий, что и определяет существование теории всеобщего единства образования различных этносов.

Специфичность конкретных условий среды порождает все многообразие культур, как результат различных начальных и краевых условий развития, что и позволяет утверждать исключительную специфичность каждого этноса, его неповторимость.

В силу динамичности процесса этнообразования о конкретном этносе можно говорить, только определив временные границы, так как за их пределами отдельные черты конкретного этноса могут исчезать либо появляться новые, что не позволяет утверждать о незыблемости культур и вечности существования наций, народов, этнических сообществ.

<< | >>
Источник: А.М. Бандурка В.А. Друзь. Этнопсихология Учебное пособие для высших учебных заведений. 2000

Еще по теме ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СТРУКТУРУ ЭТНОСА:

  1. ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ ПСИХОЛОГИИ ЭТНОСА
  2. ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ, КОТОРЫЕ ОКАЗЫВАЮТ ВЛИЯНИЕ НА ОРГАНИЗАЦИЮ ЭТНОСА
  3. Понятие о стиле руководства и определяющих его факторах.
  4. Глава 7 Важные космические факторы, определяющие свойства и потенциал планет в гороскопе (Методика Морена де Вилъфранша (Марина))
  5. Отделение второе. Внутреннее убеждение как начало, определяющее отношение законодательства к уголовным доказательствам.
  6. Глава 3 ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА ОРГАНИЗАЦИИ
  7. МИГРАЦИЯ КАК ФАКТОР ИЗМЕНЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ ОБЩЕСТВА
  8. Асцендент и Середина Неба: важнейшие факторы структуры индивидуальности
  9. Внутренняя структура конституционного права зарубежных стран
  10. Кроме содержания, преступное действие имеет внутреннюю структуру, главными компонентами которой являются:
  11. 38. Понятия нации и этноса
  12. ПРИРОДА ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНОСА
  13. РОЛЬ МИГРАЦИИ И ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ СЛАВЯНСКОГО ЭТНОСА
  14. День определяет год, а год определяет день.