Шестой сеанс Песочные часы

На рисунке — человек 20—21 года (рис. 9). Изображение головы усложнено: помимо круглых ушей, еще и “кирпич” с водруженным на него треугольником. Туловище — дутое. Руки и ноги расположены звездой (состояние растраты сил на борьбу).

Ощущения, связанные с этим возрастом, — в голове. Пациентка комментирует их так:

— Песочные часы — в одной части светлые, в другой темные, пересыпаются. Части то смешиваются, то разъединяются. Сдавливает голову... Вот сдавливавшее стекло разлетелось, и все смешалось — черный и белый песочек. Белое пошло от головы вниз теплом в руки, в грудь. До ног дошло: ступни стали горячие. Черное — в голове, даже боль вызывает.

— Остаток переживаний?

— Песочные часы — колебания плохого и хорошего. Очень болит в правой стороне головы, — сморщившись от боли, показывает рукой на теменно-височно-затылочную зону. — Расплылось, растянулось черное, — говорит с тревогой в голосе, — крутится. Когда проходит перед глазами, темнеет в глазах, как будто темную повязку надевают. И вверх поднимается. Вытягивает кожу, стягивает... Там, где оно прошло, мозг становится голубоватым, приятной голубизны... Оно еще на себя собирает: сначала было серое, а теперь толще слой черного. Смола. Стягивает — вытягивает. Болит — выше...

Обошло все и кверху направилось, стало скручиваться в трубочку. Жар. Загорелось сверху, как свечка. Мне жарко становится. Горит — копоть идет. У пламени — темно-серый кончик, черный. Странно даже: я чувствую неприятный запах гари. Неприятно горит, как резина. И когда горит, мне прямо жарко становится. Гарь. Как будто на потолке черная копоть оседает. Подсознательно я знаю, что горит. Когда оно потихоньку тает, я каждое событие знаю. Уже догорело, и в темени — больно...

На месте бывшей смолы образовался белый шарик. Откуда он? — удивляется Е. — Извне на ее месте образовался. И внутри светится. Он как бы воздушный. Состоит из маленьких атомов, частичек. В этих частичках — как будто хорошие моменты будущего. Заглядываю в каждый, и в каждом пузырьке — своя картинка. Очень приятно, — подчеркивает Е., улыбаясь.

На будущее: сначала что “на поверхности” (в скором времени должно произойти), хорошо это вижу. Шарик так крутится... Я могу посмотреть, — улыбается пациентка. — Сейчас этот шар как бы расплывается. Сначала верхний слой уменьшается — меня начинает окутывать сверху: лицо, кожу (проходит по коже)... А сейчас он стал как бы цилиндром, прошел вниз. Ось светлую внес... Снизу тоже навстречу ей еще одна ось — вверх. (Они замкнутые). Снизу проходит глубже — по мышцам. Теплом подпитывает все. В голову жар пошел. И опять вниз потекло. В кости пошло вниз, по позвоночнику, ключицам. По рукам — каждую косточку вижу, как на рентгене: белое окутывает позвоночник, косточки... Снизу тоже идет — прямо внутри позвоночника. Жидкость. Омывает. Сейчас в мозг пошло. Сейчас — странно так! — я сижу, а вверх и вниз... Голова моя, я же — только белое отражение и перевернутое — сижу. И внизу такое же, только прямое. Светятся. Они сходятся на мне. Сначала от меня отходили. Все нагнетается тепло — то расходится оно, то опять сходится. В меня обратно возвращаются... Как книги открываются, они опять в меня вошли, и жарко стало. Этот стержень стал... уменьшаться, уменьшаться. В солнечное сплетение ушел.

Открыв глаза, Е. продолжила уточнять некоторые моменты испытанного ею.

— Расходилось — сходилось...

Накачивалась энергия... И кожу, и мышцы, и кости, и мозг — все тело накачивал белый свет... Все отяжелело. И свернулось — в солнечное сплетение опять ушло. Я заглянула в будущее: правда или неправда это... Мне понравилось, что я там увидела. Но глубже не пускало. Года на два, на три показало хорошие моменты. И все это потом вошло в меня. Наполнило и ушло в солнечное сплетение.

А все нехорошее — сгорело. Чувствовала запах жженой резины. Черное пятно копоти на потолке. Пламя нечистое. Зато оно, оборачиваясь по мозгу, очищало его — сначала серое, потом превращалось в бело-голубое. Сознание чище стало. Ярче. Прояснение в голове.

Вместо того, что сгорело, посмотрела приятные моменты. Это было интересно, приятно. Это “компенсировало”... Посмотрела — и это вселяет надежду. Буду ждать приятных моментов: праздники, лето, учеба; удачно пройдет — порадуемся... Наполнилась энергией. Как клейкой лентой, черное мозги почистило. На себя вытягивало... Был момент, когда я испугалась... Шарик — самое сильное впечатление сегодня, — показывает его размеры двумя руками — как колобок. Видела, как кожа наполнилась, потом мышцы... Как внутри позвоночника — как чешется позвоночник внутри... Ясность получила. И радость. Интересно было. В “глазки’” заглянула (в какие только возможно было) и увидела, что будет. Судя по размерам, приятных моментов будет немало. А внутри — вообще что-то светящееся.

— И слава Богу!

— Слава Богу.

Договариваемся о времени следующей встречи. Одеваются. Муж присутствовал на сеансе. Е. делится с ним впечатлениями о том, что увидела. Шутит: “Может, это все шутка была: сегодня первое апреля”. Муж отшучивается: “Первое апреля на шары не распространяется”.

Комментарий. Замечательно, что пациентка уже пронаблюдала перспективу, и она увиделась ей положительной, вдохновляющей. Она уже не упоминала о бытовых проблемах, ощущениях в транспорте. То, что она чувствует себя хорошо, стало уже само собой разумеющимся,.

Процессы “сепарации”, “концентрации”, “очищения”, “распределения” опять наблюдались в достаточно яркой форме. К ним добавилось формирование нового, его “осадка” в теле.

В работе опять был драматический момент: после того как лопнули “песочные часы, “черное” казалось неконтролируемым. Важно было сохранять доверие к процессу, который переживал организм, что Е. с блеском и сделала.

Мои интервенции были практически излишни. Функции мои свелись к тому, чтобы предложить паре пройти, расположиться удобнее. Я лишь напомнил пациентке условия стандартного задания и спросил ее: “Где ощущения, связанные с возрастом 20—21 года?” Все остальное она проделала сама. Мои реплики лишь периодически вплетались в процесс ее переживаний и повествования о нем. К шестому сеансу Е. не нуждалась в дополнительных инструкциях. Начиная со второго, сеансы занимали в среднем не более 30 минут.

Предположительно оставался один сеанс для завершения “исторической” работы. Е. сказала, что остались переживания, связанные с мужем, с учебой. Они, по ее ощущению, были самыми острыми. Мы планировали провести эту работу через два дня с тем, чтобы потом, течение недели, когда я буду занят, она смогла “опро­бовать” свое новое состояние. Однако воспользоваться этой возможностью по ряду причин они не смогли, и вновь мы увиделись только через неделю с лишним.

<< | >>
Источник: Андрей Ермошин. ВЕЩИ В ТЕЛЕ. 1999

Еще по теме Шестой сеанс Песочные часы:

  1. 5.7.1. Часы Дали
  2. ЧАСЫ БИОЛОГИЧЕСКИЕ
  3. Внутренние часы
  4. Индийские часы - в Европе
  5. ПРОВОДИМ СЕАНС РЭЙКИ.
  6. 4.3. Завершение сеанса
  7. 4.1.2. В сеансе
  8. Как проводить сеансы.
  9. Сеанс
  10. СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ ДОЛЖЕН ЗАНИМАТЬ СЕАНС МЕДИТАЦИИ
  11. Раздел шестой СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ
  12. Десятый сеанс Цепочка действий
  13. Шестой резервуар любви: витамин V
  14. Восьмой сеанс Железная пружина
  15. Седьмой сеанс Кошки раздирают паука