ПРОФЕССОРА США – НАДЕЖДА МИРА И ПРОБЛЕМА ДЛЯ АМЕРИКИ?

Американское общество сегодня находится в статусе явного фаворита начавшегося ХХI века. В том числе и в сфере высшего образования. Одним из свидетельств этому является огромная волна притока иностранного студенчества в высшую школу США со всего мира, включая выходцев практически из всех стран Дальнего Востока, Латинской Америки, Африки и даже Европы. Американские преподаватели очень популярны и стабильно приглашаемы в университеты любой страны мира. Их с удовольствием берут для преподавания в Казахском институте международной экономики и права, до недавнего времени их было немало в Казахско-Американском университете. Педагоги там действительно неплохие. Узковаты вот в своей специализации только.

Если исходить из рейтинга популярности профессий в США, то на первом месте окажутся адвокаты, на втором – врачи. А вот профессора университетов займут третью строчку по престижности обладания этой социальной позицией среди других видов занятости у групп населения социальной структуры Америки. И нельзя при этом сказать, что по зарплате преподаватели – лидеры среди других групп социального индустриально-производительного слоя американского общества. 76,7 тысяч долларов в год (6,4 тыс. в месяц) зарабатывает профессор университета штата Орегон, 84,4 (7,0) – университетов штатов Канзас и Оклахома, 89,7 (7,4) – университета Колорадо, 97,1 (8,0) – университета штата Айова и 103,4 тысячи долларов в год (8,6) получает профессор университета Северной Калифорнии /1/. Деньги для Америка совсем уж не такие большие, особенно для одного из наиболее дорогих штатов США - Калифорнии. Треть зарплаты традиционно уходит на оплату жилья и на питание, вторая треть – на выплату долгов по кредитам, взятого в аренду жилья, машины, полученного образования, туристской поездки и т.д. И только оставшаяся третья треть уходит на текущие нужды или потребности.

Следовательно, дело, лишь только в престижности, в социальном имидже статуса профессора университета в американском обществе? Отчасти это действительно так.

Стать профессором вуза в США совсем не так просто. В стране – бум на образование, на обладание сертификатом об окончании колледжа или университета. Обладание дипломом становится чуть ли нормой при приеме на работу, как впрочем и у нас в последнее время. Популярности стремления к получению высшего образования способствует интенсивная реклама по радио, телевидению, на многочисленных сайтах Интернета, на постерах, развешенных на досках объявлений и просто на заборах. «Образование в Америке, - как обычно говорится в такой рекламе, - это путь к свободе в выборе профессии, стабильному и относительно устойчивому образу жизни». Но это как сказать.

В современной сети образования в США насчитывается более чем 3200 учебных заведений, выдающий сертификат о после школьном образовании.

Индустрия образования в Америке ассоциируется не только с развитой сетью учебных заведений. Это целая социальная инфраструктура университета, его кампуса, университетского городка (типа Лоренса, штата Канзас, где из 80.000 населения 37.000 студентов двух университетов), развитой сетью магазинов, символикой и экипировкой, специализированных магазинов с маркированными товарами, кафе, развлекательных центров. У каждого из вузов обязательно есть сайт в Интернете, где можно найти исчерпывающую информацию о факультетах, качественном составе преподавателей с их фотографиями, сайтами и электронными адресами. Здесь же оговаривается система подачи документов, оплаты за обучение, размещении для жилья, деятельности спортивных, культурно-развлекательных центров для обучающихся и т.д. Но ничего о распределении – работу ищешь себе сам.

Поражает гигантомания американских вузов. Так средний по штатовским размерам университет Канзас (www.ku.edu) набирает в год 7000 студентов, обучение для 28000 студентов проводится в 110 корпусах на почти 100 факультетах и отделениях! Кстати, в мае 2003 года из него выпустилось чуть больше 4000 студентов. То есть, отсев за годы обучения составил, как это очевидно, 43% от поступивших на первый курс. В традициях американских университетов обязателен продолжающийся контакт с их наиболее удачливыми в плане после вузовской карьеры выпускниками (alamni). Целый отдел университета следит за их успехами, отражая это в университетской прессе (как правило, это ежедневные газеты-«тостушки», выпускаемые на базе обязательного факультета журналистики), на сайтах для абитуриентов. Смотрите, это наши выпускники всего этого достигли!

Американские студенты, обучаясь в различных учебных заведениях, обладают различными возможностями и дальнейшими профессиональными и жизненным статусами.

В колледжах студенты обучаются два года и получают диплом, ранга нашего техникума с правом работы в основном в сфере обслуживающего персонала предприятий, фирм или кампаний (медсестры, полицейские, клерки, учителя начальных классов школы и др.). Четырех летний курс университетского образования уже эквивалентен в целом программе нашего бакалавриата с соответствующим статусом его выпускника в обществе. Дальше для желающих (а порой и просто для тех, кто не смог найти работу, поэтому решил рискнуть и взять еще один не дешевый кредит, подождать не появится ли потом по выпуску работа, а пока пересидеть на студенческой скамье и поучиться дальше), идет курс двухгодичной магистратуры. Магистранты уже обязаны вести занятия на младших курсах, ответственны за функционирование многочисленных студенческих клубов по интересам.

С этого момента можно уже говорить о том, что магистранты уже . начинают свой возможно будущий профессиональный путь потенциального профессора штатовского университета. Что еще хотелось бы отметить позитивного в системе подготовки магистрантов в университетах США? Старшекурсники обязаны не только, как уже подчеркивалось, вести занятия, но и принимать участие с докладами на серьезных научно-исследовательских конференциях вместе с уже маститыми профессорами. И речь, и интеллект, и остроту мышления, и умение отбиться от многочисленных, порой язвительных вопросов, помогает. Я слушал такие выступления студентов на конференциях в Новом Орлеане, Лоренсе (Канзас), Чикаго.

Следующим этапом становления и научного, и преподавательского, и исследовательского уровня будущего профессора становится программа получения Ph.D. (доктора философии) по той или иной специальности. Здесь тоже высоко вероятен путь ухода в профессора по той же банальной причине – трудоустройство. Опять-таки магистранту оно может быть и не дано сейчас.

Докторантура же принципиально отличается от нашей аспирантуры практически по всем композиционным вопросам ее реализации. И тут действительно крайне сложно повести параллели между нашей кандидатской, докторской и их Ph.D.- программами. Их курс - практически новый для американского «докторанта» пятилетний срок чуть ли не повторно углубленного изучения теоретических и конкретно-прикладных подходов к избранной дисциплине, теме исследования, по которой он собирается получить свою научную степень. Первые три года Ph.D. американский соискатель исправно посещает наравне с другими студентами бакалавриата и магистратуры курсы лекций и семинаров, сдает контрольные тесты, пишет эссе или рефераты, сдает экзамены.

Четвертый и пятый год докторской – это уже серьезная попытка практической, исследовательской, внедренческой деятельности претендента, которая должна подтвердить связь теории и практики в будущей диссертации докторанта.

Программа Ph.D. заканчивается написанием cоискателем солидного фолианта, страниц в 200 с теоретико-методологическим (исследование по возможности большего числа источников, которые уже вышли по данной теме) и предметно-практическим обоснованием экспериментальной части работы.

Защита докторской диссертации в американском университете проходит много легче защиты нашей и кандидатской, и тем более докторской. Так и хочется заявить: «Халява, сэр!» Комиссия по защите социологической диссертации в университете штата Канзас состояла всего из четырех профессоров местного факультета, включая председательствовавшего заведующего кафедрой. Разумеется, сразу почувствовалось – знакомые для защищающейся все лица. Практически сразу, без зачитывания многочисленных бумаг и представлений состоялась сорокаминутная речь претендентки (социальные проблемы медицинского обслуживания женщин различных социальных групп, преимущественно лезбиянок, штата Канзас). Потом были многочисленные вопросы со стороны членов Совета.

Экземпляр диссертации можно было взять и полистать. Он был весь исчеркан замечаниями, сделанными тут же на полях различными ручками и почерками. На некоторые из замечаний докторантка отвечала устно. Но сама диссертационная работа, судя по всему, не переделывается. По всей видимости потому, чтобы эти замечания и были видны членам диссертационного Совета. После непродолжительного совещания претендентке было объявлено, что ей присваивается искомая ученая степень доктора философии по социологии. ВАКа ни в департаменте образования штате Канзас, ни в федеральном в Вашингтоне нет. Все подобного рода вопросы отданы в компетенцию соответствующей кафедры и деканата университета.

Банкета для уважаемой профессуры не последовало, а вот у четверки уважаемых родственников защитившейся глазки стали прямо на ходу масляными. Из рукава или из чайника что ли?

На майской 2003 года выпускной церемонии в честь оканчивающих университет штата Канзас его канцлер-ректор, доктор американской литературы профессор Роберт Хемингуэй заявил, что по Америке 19% выпускников работы по диплому скорее всего не найдут. А к 2005 году этот процент ожидается выросшим до 24%. В связи с этим он метко отметил и парадокс тенденции формирования американского вузовского преподавательского корпуса на сегодняшний момент, где получение магистерской или докторской степени студентом США происходит чтобы повысить затем свой шанс найти работу по окончанию вуза уже с соответствующей учебной степенью. На стене объявлений социологического факультета штата Канзас действительно стабильно висели объявления о приглашении докторов социологии на преподавательскую работу в колледжи и университеты других штатов США. Зарплата, условия, вайомингские тмутаракани канзасцев, как я понял, в основном не прельщали. Все стремились закрепиться дома.

С получением ученой степени, а вместе с ней и в случае трудоустройства - статуса профессора того или иного вуза, американская профессура подразделяется на associate (что примерно соответствует нашему “доцент”) и full (“действительный”) профессоров.

В целом условия, которые предоставляются американскому профессору для осуществления его профессиональной деятельности университетом, просто не могут даже и близко быть сопоставимы с нашими. Примерно треть своей занятости у штатовского профессора идет на преподавание. У нас – 95%, если не больше. Остальное время – на научную деятельность. У наших это – как получается. Чаще – никак. Чем больше ими опубликовано в научных журналах статей (а их публикация по неимоверной для нас сложности, также не идет ни в какое сравнение с простотой наших), выпущено книг, учебников – тем выше рейтинг такого профессора и в студенческих, и в университетских, и в научных кругах. Именно в результате такой деятельности профессора и становятся «full» - «действительными». Обладающих таким статусом в рядовом вузе США всего процентов 10%-30% на кафедру. Есть и отдельная категория профессоров, которые, числясь на кафедре, занятий практически не ведут. Их занятость – разработка и выпуск учебников по дисциплинам, монографий, носящих фундаментальный характер. «Действительные» профессора – пахари, авторитеты, умницы в большинстве случаев, что и гарантирует их от конкуренции по прохождению по конкурсу на должность. А вот «ассоциативную» пузатую молодежь могут сократить или уволить на ходу в связи, например, с сокращением числа студентов, а следовательно, и штатов. А может быть и потому, что работают они даже по американским меркам спустя рукава.

Особого разговора заслуживают те великолепные условия, которые университет создает для своих профессоров. Это отдельный офис в одну-две комнаты (в зависимости от статуса профессора), с книжными полками вместо стен, обязательным компьютером с бесплатным Интернетом. Даже каждому студенту-магистранту, не говоря уже о докторантах и профессорах, выдается по два ключа: один - от их собственного офиса (для магистрантов – офис рассчитан на 3-4 обучающихся с одним компьютером на эту группу), второй ключ – от корпуса университета. Следовательно, в любой момент любого часа любого дня или ночи любой преподаватель может прийти к себе в офис и поработать в тишине.

Вольностей в нашем понимании среди преподов американской высшей школы хватает. Сами посудите, американский профессор запросто может пригласить к себе домой группу студентов для неформальной презентации своего курса. Что бы у нас о нем и о них подумали? Только пожилые профессора носят на занятия пиджаки и галстуки. Остальные одеты в основном в свитера, джинсы, шорты, майки в зависимости от сезона. Видел одну профессоршу, бодро шагающую на лекцию с дыркой на майке. Некоторые экземпляры их одежды «слегка» поизносились. Для профессора/профессорши не проблема сесть прямо на пол в фойе конференц-холла или даже зала заседания, если там нет свободных мест или просто стульев. Он может провести занятия для студентов прямо на лужайке перед корпусом или возле университетского пруда, если ему понравилась погода.

В целом, демократизм и в то же время элитарность американского образования – это действительно облегченный путь к тому, как адаптироваться к эпохе глобализации. Время интенсивного стирания границ, информативного бума и экстренной необходимости в узкой специализации к тому подталкивает. Хотя здесь же просматриваются и его минусы: излишний субъективизм и рационализм концептуального материала, та же узко направленность, отсекающая информативность и интеллектуальность как побочные качества для исследователя, который должен стремиться к конкретному результату, а не к философствованию о его возможных вариантах.

Цитируемые источники:

Kansan. Daily newspaper the University of Kansas. 2002, 2th of December.

<< | >>
Источник: Сергей Золотухин. УНИВЕРСИТЕТСКАЯ АМЕРИКА И НЕ ТОЛЬКО… записки социолога из Казахстана об образовании и жизни в США. 2005

Еще по теме ПРОФЕССОРА США – НАДЕЖДА МИРА И ПРОБЛЕМА ДЛЯ АМЕРИКИ?:

  1. Сергей Золотухин. УНИВЕРСИТЕТСКАЯ АМЕРИКА И НЕ ТОЛЬКО… записки социолога из Казахстана об образовании и жизни в США, 2005
  2. У. Бронфенбреннер. Ури Бронфенбреннер Два мира детства: Дети в США и СССР, 1976
  3. Санкт-Петербургский Региональный Просветительский Общественный Фонд "Вахта Мира" ШКОЛА МИРА Владимира Жикаренцева СЕМИНАРЫ:
  4. Доктор психологических наук, профессор Л. И. Божович
  5. Доктор философских наук, профессор И. С. Кон
  6. Новый век – новые проблемы для цензуры
  7. Надежда
  8. Надежда
  9. 4.5. Дети как проблема для взрослого человека перед лицом закона
  10. Надежда
  11. Надежда
  12. МЫ - ЗАЛОЖНИКИ НАДЕЖДЫ
  13. ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ УТОЧНИТЬ ПРИЧИНУ ФИЗИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ, ЗАДАЙ СЕБЕ СЛЕДУЮЩИЕ ВОПРОСЫ:
  14. НАДЕЖДА
  15. Кризис возрождающихся надежд
  16. 1. Тайные надежды