ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО: или ОДНАЖДЫ В ЧИКАГО

Всем известно, что американцы – большие снобы во всех сферах своей жизнедеятельности. Но, как мне это уже известно доподлинно, не по отношению к своим коллегам по работе или специализации. Здесь все в порядке.

Даже в том случае, если...

В чудеса научным работникам верить как-то несерьезно. Нелогичное не вписывается ни в одну последовательную систему или вывод, вносит в нее сумбур и противоречие. И, тем не менее, случайностей в жизни нашнй более чем достаточно. И во всякой такой неожиданности обязательно при тщательном анализе её отыщется та самая, потерявшаяся было, логика.

Стоя в зале ожидания самого большого в мире чикагского аэропорта О’Хара я все никак не мог себе представить, что через некоторое время увижу в дверях выхода своего старинного друга по работе и жизни в Актау и профессонального коллегу-педагога Василия Вачиковича Шахгулари. Как тут не поверить в чудо? Он был ЕДИНСТВЕННЫМ из более чем семисот участников, приглашенных на конференцию Средне-Западного Общества Социологов (Midwest Sociological Society - MSS) США непосредственно из-за границы! Позже я узнал, что «завернули» тезисы выступлений наших из Татарстана. Между тем, председатель форума профессор Пендергаст из Айовы дважды интересовался у меня по электронной почте, не нужно ли еще чего, чтобы объявленный докладчик из Казахстана с фамилией, которую он постоянно путал, приехал в США?

Фонд Сороса в Алматы в ответ на его безнадежно в целом ожидаемый запрос не англоязычного претендента все-таки выделил ему проездной грант: Актау – Алматы – Франкфурт –Чикаго – Франкфурт – Алматы - Актау. Я только лишь подтвердил, что буду здесь в США его переводчиком.

Стоп! Наблюдаете? Человек собрался ехать в Америку... не зная основ английского. И его пропустили... Чудо? Пусть каждый думает, что хочет. Но я скажу так. Чудес опять-таки в науке все же не бывает. Маловато их и в американской жизни. Уж слишком здесь все рационально и продумано. Однако, оценка серьезного отношения к делу, умения в краткой форме изложить суть дела и довести ее идею до получателя – совета MWSS США у моего коллеги это получилось. По блату в США такого не добьешься.

Чикаго. Третий по величине и популярности город Штатов после Нью-Йорка и Лос-Анжелеса. Более пяти миллионов жителей самых невероятных национальностей. В США не принято особо выяснять кто ты и откуда – американец, житель такого-то штата, города! Чикаго – исключение из правил. Во всех больших городах Америки есть «Чайна-тауны», в Нью-Йорке и Сан-Франциско есть уже и русские районы. Здесь же ближе к границе с Канадой целые поселения украинцев, почти в самом центре города – украинская деревня, в университетах штата Иллиной (именно так, без «-с» в конце и произносится он в Америке) преподают польский. В США около десяти миллионов поляков, большинство из которых как раз и проживают в этом регионе Чикаго – город самых смелых даже по сравнению с Нью-Йорком, архитектурных экспериментов. А Sears Tower, 110-ти этажный небоскреб еще при жизни погибших «Близнецов» Всемирного Торгового Центра был выше их. Здесь же находятся и еще два из десятки самых высоких зданий не Америки – мира! Что интересно, и Нью-Йорк, и Лос-Анжелес, находясь практически на берегу океанов, страдают от марева смога. Озерный Чикаго слывет здесь «ветреным» городом. Центральный проспект города Мичиган-авенью (или еще её называют «Магнетическая миля») тоже пролег километров на двадцать вдоль побережья озера. Впрочем, есть и другая версия «ветрености» этого гиганта. Из относительно недалеко располагающегося Нью-Йорка – традиционного центра политики, экономики, культуры Штатов, тамошние политики в Чикаго часто ездят за поддержкой. Здешние много говорят, обещают. Но чаще чувствуется политика слов «на ветер». В Чикаго самая развитая в Америке сеть городского транспорта и, на мой взгляд, самое удобное и чистое метро. Похоже на то. Ошиблись мы только один раз, пройдя лишних 2-3 километра: одна и та же станция Grand оказалась и на красной, и на синей линии. Но с тяжелыми сумками прогулялись неслабо, километра с два.

В Америке научная конференция заметно отличается от нашей. Она обязательно вместо вуза будет проходить в отеле. Здесь же принято останавливаться и самим участникам. Как правило, в шикарном, типа нашего “Marriott Down Town”. Одну такую поездку в год в 700 баксов университет своим преподавателям оплачивает. Но только проживание, не дорогу. Профессора и студенты из ближайших городов или штатов добираются, порой на своих машинах. Тут не бывает больших вводных и заключительных пленарных заседаний. Все сразу расходятся по секциям, где обсуждают свои проблемы. В Чикаго секции состояли из 4-8 человек. Не сбежишь – сразу заметят. В Нью-Орлеанской конференции на секции было по 15-18 человек, а участие принимало в ней более четырех с половиной тысяч (!) ученых.

Каждый участник на секции выступал в Чикаго с докладом ровно (за этим следит председатель секции) 15 минут. Затем другой, третий и т.д. По окончанию начинается обсуждение всех докладов сразу. Мне это показалось не очень рациональным – забываешь о чем говорили ранее, либо мысли перебиваются последующими сообщениями. У нас принято вопросы задавать, дебаты устраивать сразу после окончания доклада. На секциях полная, кроме четкого регламента выступления, демократия.

Кстати, на американских научных конференциях обязательно выступление с докладами старшекурсников, особенно будущих магистров. У нас это не принято, а мне это кажется очень правильным.

Студент должен знать, что на старших курсах уже надо по активнее шевелить мозгами, изобретать собственные, оригинальные идеи и уметь их доложить прилюдно на таком представительном форуме, защитить свои мысли публично. Кстати, старшекурсники в вузах США ведут некоторые занятия на младших курсах. Тоже опыт такой ранней педагогической деятельности более чем любопытен. Никто на конференции не подразделяет искусственно ее участников на студентов и преподов. Более того, на джазовом вечернем концерте, организованном специально для участников тут же в одном из залов отеля (Чикаго – родина стиля «блюз» в джазе), студенты запросто отплясывали с профессурой. Более свободные контакты между педагогами и учащимися в вузах США приняты. Преподаватель может запросто пригласить своих будущих студентов к себе домой на... неформальную презентацию курса. Чем больше студентов – тем выше рейтинг профессора и его зарплата соответственно. Что у нас в Казахстане о таких домашних «зазывах» студентов о преподавателе подумают? Между тем студент в Америке имеет выбор профессуры по одному и тому же курсу. Кто тут лучший? что старшекурсники о ком говорят? - тут очень важно для карьеры педагога.

Чикаго это не только город небоскребов, наземных шумных линий метро, десятками километров тянущихся городских кварталов. Но и город диких уток, белок и кроликов. И увидеть этих животных можно в самых неожиданных по расположению местах города. Я шел прочесть одну из украинских надписей прямо в самом центре мегаполиса. Шахгулари подумал, что я иду ловить кролика, который был у моих ног. Я же серого не заметил. Ну и шарахнулись же мы друг от друга, тот - от страха, а я - от неожиданности. В Вашингтоне, Бостоне и Чикаго без проблем с рук покормить белку. Стоит тебе присесть где-то в 3-4 метрах возле нее, она сама к тебе почти напрямую направится. В Лоренсе, где я жил, белки много более дикие, близко к себе не подпускают. А в больших городах они привыкли к вниманию и к подкормке. И не только белки. Когда мы вышли на набережную Мичигана дикая утка тоже стала к нам открыто приставать на предмет ее кормежки.

Научное творчество на конференции продолжается несколько дней. Твоя секция уже закончилась (ибо шла она часа с два), но можно и принято ходить и слушать другие доклады по секциям. Ты можешь сам выбрать что тебе интересно из примерно 150 секций, даже записаться на содоклад, просто выступить в прениях. И никто тебе не скажет: «а вы вроде не из нашей секции». В Америке на симпозиумах типа чикагского обязательно где-то рядом в соседнем зале будет выставка-продажа книг по теме секций конференции. Их можно только тут купить со скидкой в 15-20%. Все равно в Америке научная литература, особенно недавних изданий, дорогая: $60-80. Там же можно увидеть представителей редакций, узнать о новинках, заказать себе их. Это очень удобно для людей, занимающихся наукой. А для американского профессора – это почти основной вид деятельности. Чем больше ты публикуешься, тем твое имя чаще на слуху, тем более ты популярен и престижен. Некоторые профессора в Штатах числятся при вузах, но занятий не ведут, а только пишут научные труды. Студенты ропщут втихаря, вот, мол, такой профессор, а занятий не ведет, но и гордятся – да, в нашем университете работает такое научное светило!

Чикаго традиционно считается городом N 1 по преступности: мафия, аль-Капоне – всемирно известны именно вследствие их местного происхождения. В пригородах города, населенных преимущественно неграми и латиноамериканцами, скорее всего это так. Не был, не рисковал, не знаю. Но центры американских городов (включая даже нью-йоркский Гарлем) во всякое время суток, включая вечер и ночь, не столь опасны. Они хорошо освещены и охраняемы полицией. Мы с Василием Вачиковичем убедились в этом, гуляя по ночному Чикаго до начала второго ночи. Вообще планировали до утра, но похолодание загнало нас в отель. Никаких проблем не возникло даже близко.

Наши выступления не прошли незамеченными. Казахстан в целом в Штатах, как страна, известен, хотя много менее России. Пришли нас послушать и специалисты из других секций. Были вопросы, обсуждения, визитки. Подавляющее большинство американских профессоров убедились, разглядывая Шахгулари, что принятое в Америке понимание европейца как кавказца (а это понятие есть даже в официальной статистике – «лицо кавказского происхождения» – не путать с национальностью!) не соответствует его оригиналу. Более чем многие с удивлением открывали для себя на месте, что оказывается, европеец и кавказец не одно и то же лицо! Нас даже пригласили на ночную тусовку руководства конференции, о которой обычно оповещены и куда на 45–й этаж (мы, кстати, жили на 37-м) допущено было 20-30 избранных. Приятно было это ощутить. Кстати, очень много было вопросов и о том, а что об Америке думают в Казахстане, о ее роли в войне с Ираком, одобряется это или осуждается? По местной статистике 50% американцев еще до войны были «за» войну, а сегодня после победы ее начало поддерживают уже до 70%. Я же знаю только ее противников. Немудрено – это профессура, интеллигенция.

Значит не чудо это было. Профессионализм, труд и мысль сыграли свою роль и за океаном. Будем надеяться, что это хорошая тенденция начинающегося XXI века, еще одна ступень к глобализации, сближению профессоров, ученых разных стран в сфере обмена знаниями, опытом в деле развития науки, обучения нового поколения.

<< | >>
Источник: Сергей Золотухин. УНИВЕРСИТЕТСКАЯ АМЕРИКА И НЕ ТОЛЬКО… записки социолога из Казахстана об образовании и жизни в США. 2005

Еще по теме ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО: или ОДНАЖДЫ В ЧИКАГО:

  1. Обыкновенное Чудо
  2. ОБЫКНОВЕННЫЕ ЧУДЕСА
  3. 7.4.1. Обыкновенное мышление
  4. Обыкновенное волшебство
  5. Глава 7 Чудо духовного обновления
  6. Чудо воды
  7. Как происходит чудо
  8. Чудо рождения
  9. Издательское чудо
  10. Чудо моё
  11. Чудо, связанное с каталогом «Nightingale-Conant»
  12. КЛЮЧ — ЭТО МАЛЕНЬКОЕ НАУЧНОЕ ЧУДО!
  13. ВЫСШАЯ СИЛА СОТВОРИЛА ДЛЯ НЕЕ ЧУДО
  14. Все ответы в тебе! Вы сами и есть чудо!
  15. Все ответы в тебе! Вы сами и есть чудо!