загрузка...

КОНТАКТ? ЕСТЬ КОНТАКТ! А БЫЛ ЛИ ОН ВООБЩЕ?

Где бы, в Казахстане, или в Америке мы в сегодняшнем обществе не жили, тенденции глобализации во истину приобретают по сущности своей все более и более общепланетарный характер. Контакты между жителями различных стран и континентов, благодаря развитию современных видов транспорта, облегчения визового режима, средств массовой информации и рекламы, обменов специалистами, гуманитарными программами, сообщениями по электронной почте и обоюдовозможными поисками в Интернете, становятся все чаще и основательнее.

Не следует забывать и о том, что процессам глобализации стран сегодняшнего мира активно способствует начавшаяся с середины 50-х и продолжающаяся и в XXI веке целенаправленная на всё человечество интенсивная американизация образа жизни, образования и культуры через Голливуд, её поп-культуру, «Макдональдсы» и другие тенденции форм ее проявлений. Они, как я убедился в этом не раз, обретают необратимый характер. И если, например, японская культура в целом, перестроившись в плане индустриализации на западный манер, тем не менее, сумела сохранить свое «лицо» в культуре современной цивилизации, то большинство других стран мира, включая страны СНГ, да и Казахстан тоже, сильно трансформируются на заокеанский лад. У меня в Лоренсе, например, был знакомый кувейтец Ахмет, из правящей, между прочим, династии страны, который просил называть его на американский манер Эндрю.

Общий характер системы социальных связей в обществе, определяющих направленности её развития, включает в себя помимо общеизвестных экономических, стратификационно-мобильностных, политических, духовно-культурных, социально-психологических, еще и коммуникационные отношения.

Коммуникации?! Да, это нечто для нас новенькое в системе взаимоотношений между людьми, что мне удалось подсмотреть в американских университетах, занимаясь в основном социологией. Я для себя открыл там целый пласт такогоj общеобразовательного знания, которым должен, как уверены не только в Америке, но и Западной Европе, в Японии, обладать каждый образованный человек. У нас только в России по этой научной дисциплине можно найти отдельные вышедшие по этому направлению и то разрозненные издания.

И это очень странный парадокс! Наше казахстанское, да и любой другой страны СНГ высшее образование претендует сейчас на то, чтобы быть признанным по эквивалентности полученных студентами знаний во всем мире. С такими общеобразовательными для всех студентов предметами как история, социология, культурология, философия, политология, ОБЖ и т.д. подобное соответствие с преподаваемыми курсами в западных университетах у нас есть. Но у них же имеется еще и та самая «теория и практика человеческих коммуникаций», о которых мы даже и не слыхивали! В каждом из более чем трех с лишним тысяч колледжей и университетов Америки читается такая дисциплина, имеется соответствующий факультет, готовящий таких специалистов, защищаются ученые степени, пишутся книги, публикуется 66 только американских научно-исследовательских журналов по данной проблематике. Кто же всерьез возьмется сертифицировать наш диплом на Западе, как эквивалентный, при отсутствии записи о прохождении такого курса?

Как я понял, теория и практика коммуникаций – это наука, изучающая системные взаимоотношения, при которых индивиды и социальные группы в результате общения передают и воспринимают друг от друга информацию посредством словесной (вербальной) и невербальной информации. Цель коммуникаций - сформировать понимание того, что хочется одному (человеку или группе) передать другому абоненту, чтобы тот, второй, понял это именно так, как хочет того первый. Задумайтесь, как же часто мы друг друга, даже живя в одной и той же стране, городе, на одной и той же улице, в доме, в подъезде, на лестничной клетке, в одном и том же возрасте, с одним и тем же воспитанием, мотивациями, социализацией, ценностями, даже из одной семьи и не понимаем! А что говорить об общении с иностранцем? В Америке курс теории и практики коммуникаций преподается в первую очередь для представителей так называемого «нижнего» среднего класса. Это будущие полицейские, младшие армейские чины, медсестры (не путать с нянечками, которым спецподготовка не нужна вообще!), на офис-менеджеры, социальные работники, почтальоны, в общем, на все те, кто будет контактировать, работать ежедневно с большим числом людей.

Вообще, культура динамика ключей общения как в Штатах, так и у нас в Казахстане теоретически во многом складывается по схеме: общество – культура – символ – слово или жест. Причем обществом будут те общие универсальные социальные связи и отношения, которые мы уже застали при рождении. Культурой будет выступать наше знание и использование этих самых связей и отношений, которые, собственно и делают человека своим в глазах других, культурным, т.к. его поведение будет читаемо, ожидаемо нами, окружающими этого человека (плакать на похоронах, веселиться на свадьбах и др.). Символами будут заданные, как правило, традициями или культурой знаки понимания, отличия «своего» от «чужого» (попробуйте принести нечетное число цветов в букете на похороны или одеться траурно на свадьбу!). Слово выступит в этой цепочке именно через слух воспринимаемым знаком понимания / непонимания происходящего (Эй, что с тобой? Ты думаешь, где находишься и что делаешь?). Жест – дополнение к сказанному через мимику лица, ту же жестикуляцию, позу, заранее подобранную одежду, предметы-посредники и т.д. Специалисты отмечают, что примерно 80% общения приходятся на вербальные (слуховые) и 20% - на не вербальные (жестово-образные) коммуникации.

Столкнувшись с этой новой для меня общественной дисциплиной, я покопался по сайтам, сходил на местный факультет коммуникаций, полистал литературу. А главное, стал присматриваться к окружающим меня американцам и не только – кого только не было среди двадцати восьми тысяч студентов университета штата Канзас - на предмет выявления для себя процессов тех самых индивидуальных и массовых коммуникаций.

Что интересно, коммуникации могут происходить и в животном мире (звуки, жесты, позы тела, стадное поведение и насекомых и, например, китов или слонов). Меня же, как социолога, в первую очередь заинтересовало именно межчеловеческое общение, разница его протекания в Америке и у нас в Казахстане.

Следует начать с того, что в современных США дифференциация социальной структуры будет иметь значительные различия от подобной в Казахстане. Говоря другим языком, разнообразие людей, входящих в группы или образующие их, будут порой отличаться в наших обществах.

Так, при идентификации половых различий у американцев, соответственно их сексуальной ориентации, помимо традиционных мужчин и женщин, во внимание должны приниматься еще и так называемые «малые» группы геев, лезбиянок и трансвеститов. У нас подобная стратификация носит неофициальный характер. Этнические группы Америки представлены: кавказо-иберийцами (как официально там представляют белых выходцев из Европы), латиноамериканцами (их число в 12,6% впервые за всю историю США превысило число черных жителей Америки), афроамериканцами (12,4%), выходцами из Азии (6%), индейцами (native Americans – 1,8%), другими, не столь многочисленными этническими группами. А, например, русскоязычное население Штатов, сконцентрировано в основном в Нью-Йорке, в Бруклине на Брайтон-бич и в Сан-Франциско в районе Золотого моста, по некоторым данным составляет около 2% населения страны. Мы же в СНГ ориентируемся в таком случае на русских (славянского происхождения), выходцев с Кавказа и из Азиатских республик Содружества. В Казахстане – это будут преимущественно тюрко- и славяноязычные группы населения. Следовательно, социально-этнические процессы в американском и постсоветском социумах уже будут протекают по значительно различающимся между собой векторам. И системы коммуникаций между ними, как, это уже очевидно, будут тоже складываться по-разному.

В социально-профессиональном плане в США свыше 80% населения относят себя к среднему классу, 60% трудоспособного населения заняты в мелком, частном бизнесе. У нас на рынке труда пока государственная форма собственности преобладает над частным предпринимательством. А численность среднего класса очень спорна и, на мой взгляд, составляет 20-25%. Это формирует соответственно различный типаж социально свободного времени, образа жизни, мировоззрения и других представлений человека о себе и своем месте в этом обществе.

Немаловажен и учет регионального фактора, подразделяющего страну на Восток (с неформальным центром - Нью-Йорком), Запад (Калифорнией), Юг (Техасом), Срединной Америкой, где ритм и образ жизни, процессы социализации и адаптации населения могут быть представлены в совершенно разных, порой противоположных измерениях. В Казахстане тоже жузово-региональная стратификация сегодня неформально у всех на слуху. И различного рода социальные контакты у представителей этих районов, согласитесь, тоже все же будут происходить и у нас по-разному.

При общем рассмотрении подходов к разнице в протекании ступеней коммуникации по обе стороны Атлантики, не следует забывать и о том, что помимо социальных факторов на поведение индивидов в процессе общения значительное влияние оказывают еще и социально-психологические и индивидуально-типологические индикаторы, в том числе и такие как психологическая совместимость или несовместимость субъектов общения и коммуникации. В одних случаях эти процессы, даже между иностранцами, только – только познакомившимися, могут идти полноценно, насыщено и эффективно. В других же, даже при формальном многомесячном служебном контакте так и не смогут перейти в дружеские, открытые формы общения.

Как я уже говорил, специалистами коммуникации в принципе делятся на вербальные – языковые и невербальные. Вербальные, как правило, рассматриваются лингвистами или филологами. Некоторый вклад в такой сравнительный анализ о том, как и о чем говорят в Америке и в Казахстане, могут внести и люди, долго прожившие в обеих языковых средах. Я себя не считаю ни специалистом в лингвистике, не могу и сказать, что год в Америке – это супер в плане понимания разговорной речи. Негров, например, я сейчас не понимаю. Поэтому в США больше внимания я уделял изучению и сравнению именно невербальных коммуникаций - того, что же в таких формах проявлений присуще американцам и много ли общего или различного в них при сравнении с жизненными контактами казахстанцев?

К индикаторам-посредникам в оценке протекания невербальных коммуникаций в любом обществе мы можем отнести одежду, прическу, мимику и жесты, положения («язык») тела, предметы посредники, я думаю, что еще и отдельные элементы жизнедеятельности, например, праздники и другие социальные явления. То есть все то, что воплощено в ежедневных или ситуационных, традиционных или просто общепринятых стереотипах персонального или межличностного, личности и группы, межгруппового поведения. Изучал, что входит в обязательные механизмы деятельности социальной группы, на конкретном этапе развития общества в целом.

Я, разумеется, сам пока дилетант по теории и практике коммуникаций, только сейчас приступивший к системному изучению этой сферы знаний. Поэтому некоторые мои идеи о составных элементах коммуникативного процесса могут показаться спорными.

Начну с внешнего вида. Одежда и прическа у американцев носят практичный, поливариантный, неопределенный к конкретному сезону характер. Можно сказать об отсутствии устойчивого влияния моды на их одежду. У нас же общепринято следить даже за писками модой, что называется, в оба! В Штатах каждый одевается и причесывается как хочет, даже на научную конференцию или на проведение занятий в университете. Пиджак, костюм, галстук или вечернее платье одеваются только на званный раут или на свадьбу. Прически у мужчин можно встретить от стрижки под «ноль» до метровой и больше длины волос, которые далеко не всегда ухожены. У нас прическа, особенно у женщин – целое произведение искусства порой. И юношам принято смотреть за тем, что у него на голове. Точнее, если мы - фанаты расчески, то средний американец / американка могут ее запросто забыть дома или в машине. Следовательно, в этом плане мы, как это очевидно, гораздо большие рабы моды, одежды, прически и общепринятых предписаний о том, что, куда и как нужно одеть или в каком виде появиться на улицу или ещё куда. Любопытно и то, что для американского мужчины правилом хорошего тона будет его появление утром на людях (на учебу, на работу) с обязательно какой-нибудь новой деталью в одежде (например, в другой жилетке, пуловере, рубашке, на худой конец, с другим галстуком, которые профессора в университет почти не носят и т.д.). Этот невербальный знак будет сигнализировать о том, что перед вами морально-устойчивый гражданин, добропорядочный семьянин, проведший ночь дома, а не где-то на стороне, о чем и будет сигнализировать вот эта самая частичная смена какого-либо элемента его «декорации» (ну, ночевал я дома, вот видите, даже жилетку, галстук, рубашку и т.д. сменил!). У нас абсолютно не принято обращать на это внимание. Да и думать об этом никто не будет, пока не обнаружит длинный женский или короткий мужской волос по колористике расходящийся с шевелюрой хозяина / хозяйки. Хорошо, если этот или другой предмет-посредник будет обнаружено не мужем или женой носителя такого невербального сигнала.

Мимика лица и жесты, движения тела в ежедневном поведении у них также в определенном плане отличаются от наших. Крайне сложно найти американца, который бы не улыбался при встрече с вами. Это сигнал: «у меня все в порядке, и у вас, надеюсь, тоже». Глазной контакт при общении тоже несколько более активен, интенсивен что ли, чем при коммуникации у нас, как бы символизируя интерес, приглашение к общению. В Америке иностранца такое открытое дружелюбие и контактность очень приятно поражают. С вами могут запросто поздороваться совершенно точно не знакомые вам люди, включая девушек или женщин. Впервые оказавшись в шестисоттысячном Шарлотт (Северная Каролина), я, проведя там двенадцать часов, был приятно поражен тем, что со мной на улице поздоровались (считать стал специально!) двадцать семь (!) местных горожанина, преимущественно черных (?). В моем маленьком университетском Лоренсе (Канзас) то, что с тобой здороваются через одного, вообще было как бы за правило. У нас такие вещи приняты при встрече в горах. На игру с местной командой по американскому футболу приезжает всегда масса болельщиков соперничающей команды. Их можно отличить по одежде с цветам их команды. Так традиционным соперником местных красно-желто-синих «Канзас Джейховкз» является канзаские же фиолетовые «Дикие коты Манхеттена» из университета городка Манхеттен в 60 км от Лоренса. Две потрясающе красивые для Америки молодые женщины в фиолетовом с завлекательнейшей улыбкой поприветствовали меня.

Но стоило бы мне проявить излишнюю открытость, настырность к продолжению этого приятного общения, я почти сразу мог бы столкнуться с конкретным непониманием, а что это я размечтался-то так? Улыбающийся вам американец – это визитная карточка благосостояния его, и чаще всего не более того. Улицы городов стран СНГ полны серьезных, неулыбчивых, унылых лиц. Но при вступлении в контакт они, как правило, «оживают», начинают улыбаться, кокетничать с вами, и коммуникация вполне возможна к ее дальнейшему развитию. Ну и о болельщиках, и их отношениях друг с другом. У них все понятно: каждый более за своих, и победит сильнейший, так сильнейший на сегодняшний день. В Америке болельщики друг другу по улыбаются, помашут ручкой – до новой встречи, а там посмотрим кто кого в этот раз. У нас агрессивный футбольный фанатизм – притча во языцех. Уже по приезду из Америки был в Ростове на игре между «Ростовом» и «Ротором». За полчаса до встречи видел совершенно жуткую драку между молодыми в 16-19 лет фанатами этих команд, примерно пятьдесят на тридцать с преимуществом по численности ростовчан. В ход шло все, что только было возможно: кастеты, цепи, ногами по лежачим... Тоже очевидная разница в коммуникациях между болельщиками.

В обыденном поведении у американцев не принято закрывать рот при зевоте. Без проблем на что-либо, кого-либо показать пальцем. А в конфликтной ситуации, при разборке это даже обязательно на неприятеля показать пальцем как бы сверху вниз: «да, вот это именно о тебе-то речь и идет!». У нас эти манеры и жесты не приняты вообще, считаясь образцом безкультурия и невоспитанности.

В Штатах при общении строго соблюдается персонально интимная (30 см) дистанция контакта. Начало сентября – начало занятий в университетах. Я неоднократно наблюдал сцены, когда две, видимо хорошо знакомые, не видевшиеся лето подруги с визгом восторга и распростертыми объятиями неслись навстречу друг другу. Но! Как по мановению волшебной палочки замирали… в 30 сантиметрах, похлопывая друг дружку по плечу от восторга встречи. Там надо поискать молодых людей, ходящих за руку или под руку. И нужно было видеть расширенные от неподдельного удивления глаза американских студентов при узнавании того, что студенты наших казахстанских университетов целуют друг друга в губы каждое утро при появлении на занятиях. Личностная (метровая) дистанции также строго соблюдается в американском профессиональном общении или при необходимости контакта в жизненно-бытовых ситуациях. Ухаживать за американками в плане пропустить вперед, открыть им дверь, подать руку, поправить прядь волос в прическе, даже прикоснуться для привлечения внимания может отдельными феминистками (а их не так уж и мало – под 30%) быть воспринято как сексуальное домогательство или намек на их беспомощность. А помощь в перенесении тяжелый баула вообще может восприняться как попытка его кражи! Для нас же без проблем взять под руку, приобнять, убрать волосок с одежды, поправить прическу, можно даже поцеловать в щечку партнера по общению, кто бы он ни был.

В Штатах много больше, чем у нас внимания уделяется предметам посредникам в виде внешней атрибутики: от государственного звездно-полосатого флага до фенечек на ремнях и рюкзаках. Флаг вывешивается практически на каждом десятом – двадцатом доме частного сектора, прикрепляется к автомашине, висит в виде значка – бэйджа на лацкане куртки, рюкзака или на рубашке. В праздники в магазинах по продажам автомобилей на каждой машине обязательно будет трепыхаться маленький флажок США. Многие действительно без лишних слов беззаветно влюблены в свою страну, знают и с удовольствием, например, всем стадионом, как я сам видел и слышал, поют национальный гимн. В штате Канзас номер впереди машины необязателен. Там обычно многие водители привешивают что-то для себя. Это может университетский символ Джейховка (а я – выпускник его) или картинка острова или пляжа. Может им быть пиратский черный флаг с черепом и скрещенными костями. Разрешается полицией даже надписи на номере, если такового больше нет на другой машине. Я видел надписи: «I AM IDIOT», «YMNIK», «DONBASS», «YKRAINA» и прочие. Специфическим, например, знаком-посредником невербальной коммуникации субкультуры геев и лезбиянок Америки, символом принадлежности к ним выступает знак радуги, который можно увидеть в виде специально изготовленных значков, медальонов, радужных полосок-наклеек на автомобиль, висящих спиралей, рыб, флагов семи цветов. Тоже значение носит знак двух желтых полосок равенства на синем фоне.

Мне думается, что знаком невербальной коммуникации является и такой элемент образа жизни как сам процесс принятия пищи. По воскресениям я позволял себе посещать маленькие не очень дорогие ресторанчики разных кухонь. Не раз видел, как посетители украдкой «сверяли» объемы своих взятых порций с соседями. Или вроде итак полный парнишка, лет в 14-15 за соседним столом. Перед ним официант ставит порцию, ну на троих таких как я или двоих как он – огромная тарелка наполненная спагетти, как говорят, выше крыши. Неужели все съест? Так еще и добавку взял! Особым феноменом американской жизни выступает как раз их чрезмерно калорийное питание, помноженное на культ быстрой еды, гипокинезии как отсутствие достаточности движения, а с ними и явный перевес в массе тела у заметно более чем у половины жителей Америки всех возрастов. Причем, заказ и прием пищи возможны с доставкой в машину. Американец при желании может, не выходя из машины подъехать к специальному кафе-раздаточной, где, не доезжая до него метров с десять в микрофон заказать по меню образцы блюд. Это будут, как правило, пицца или гамбургеры с их номерами и напитками на афише и, заказать, например: «хочу вот номер 6 и литр колы», затем проехать те же десять метров, а из раздаточного окошка тебе заказ уже готовым тут же и выдадут. Здесь же в машине все съедается, выпивается, и довольный своей сытостью американец едет дальше по свои делам. Что примечательно, многие аварии происходят именно из-за того, что американский водитель за рулем в процессе движения пьет горячий кофе, а он иногда проливается прямо на ноги водителя, обжигая их. Шофер нервничает, дергается, в результате чего и возникает ДТП. Мы таких проблем не знаем.

При всем при этом комплекса неполноценности от явного перебора с весом у жителей этой страны совершенно не чувствуется: на улицах полно влюбленных, семейных пар при обоюдном перевесе. Возможны и варианты когда один / одна из партнеров или партнерш раза в полтора массивней другого / другой.

Немаловажно в жизни американцев отмечание праздников, которых, на мой взгляд, меньше, чем было у нас в советское время, но больше, чем мы имеем их сейчас. Они, как я думаю, тоже имеют отношение к коммуникациям, показывая отношение людей к уважению этого дня или его игнорированию.

Наиболее популярными (или заметно официально или неформально поддерживаемыми) из них мне показался Хэллоувин – 30 октября. Это действительно на редкость богатый на изобретательность костюмов и разгулу веселья не только у школьников, но и среди людей почтенного возраста праздник, на подготовку и проведение который тратятся явно с миллиард, если не больше, долларов ежегодно. Этот день не имеет аналогов у нас, но достаточно активно приживается у нас как веселый и неформальный праздник.

День ветеранов войн за Америку – 11 ноября отметился торжественной церемонией спуска и унесения куда-то курсантами военных факультетов университета флага США. В дни войны с Ираком на многих стволах деревьев в городах были повязаны желтые ленточки, что означало: мы ждем наших солдат назад живыми. В Казахстане эквивалентный этому день - 23 февраля перенесли на 7 мая, фактически спустив на тормоза его празднование: в феврале его перестали замечать, а в мае – вспоминать о нем. Но не в России, где он чтится как день защитника Отечества. Мужской день, следовательно, из календаря пропал у нас.

День Благодарения – 27 ноября лично мне запомнился абсолютно пустынными улицами моего Лоренса. Создалось впечатление, что действительно ВСЕ его жители сейчас сидят дома и по традиции этого праздника едят индюшек, поминая тем самым голодающих первых переселенцев Массачуссеттса.

Рождество – 25 декабря в Америке – символ Нового года. Вообще, его празднование началось там с первого декабря спуском Санта-Клауса по пожарной лестнице с крыши четырех этажного дома в Лоренсе и затем раздачей подарков. Мне запомнился еще и семейный дуэт двух под 30 лет американцев, разгуливающих в шапках с… рогами оленя! Как я потом узнал для них это только украшение-символ наступающего Нового Года. Уголком глаза приметил, что ухохатываюсь от этого, обернувшись лицом к стене, не только я, но и еще один человек. Был он мексиканец, у которых символ рогов на голове мужчины или женщины совпадает по значению с нашим пониманием этого. У вас не возникло желание последовать этому примеру американской культуры (джинсы же мы носим, фильмы смотрим) и пройтись под Новый Год по нашему Арбату в таких шапках со своим молодым человеком?

Итак, основные празднования Нового года проходят именно 26 декабря. День же 31 декабря - самого наступления Нового года по нашим понятиям у них совсем не столь популярен и заметен как у нас. Я этот день встречал в г. Индианаполис, штат Индиана в семье американки-выходца из Новокузнецка. В полночь 31 декабря в ночном небе восьмисоттысячного города были только звезды. Ни фейерверков, ни петард, ни воплей, приветствующих наступление Нового года, хотите верьте, хотите нет, не отметил. Шумно проходит этот час, как мы увидели это потом по телевизору, только в отдельных больших городах Америки: в Нью-Йорке на «Таймс Сквэр», на площади перед муниципалитетом в Лос-Анжелесе, в Сан-Франциско - с помпой, песнями и танцами, музыкой и выстрелами. И ничего в этом удивительного нет - там много выходцев из Европы, в том числе из СНГ.

Президентский день – 17 февраля остался в памяти резким, до 40% снижением цен в магазинах. У нас этого дня не замечается вообще. А, думаю, напрасно. Это воспитание культуры и уважения к власти и напоминание о ней, а ею о себе.

День чествования ирландцев, святого Патрика – 17 марта запомнился зеленым убранством одежды жителей Вашингтона и Чикаго, где я был тогда. Массовость забега жителей Чикаго впечатлила. Там в нескончаемой толпе бегущих, судя по зеленым цветам, были бывшие и нынешние ирландцы, но и не только. В забеге по самому центру города на пять миль участвовало с тысяч двадцать жителей. Финиш – набережная озера Мичиган. Толпа только что прибежавших, палатки с едой, пивом, продажа маек участникам забега. Обратите внимание, ПРОДАЖАВ Вашингтоне я попытался просто зайти в ирландский паб, покрутиться, посмотреть, что и как в этот их день? Дюжие ребята на входе с зелеными шляпами на головах тут же мне объяснили, что праздник - праздником, а вход – 10 баксов, ну и плюс знаменитый на весь мир «Гиннес» тоже чего-то там будет стоить. И никакой халявы! А вот в Чикаго получилось немного по-другому: заходи и смотри, а кружка того же «Гиннеса» стоила в честь праздника пять басков, что на доллар, но дешевле. Хотелось бы обратить внимание на тот факт, что, как мне кажется, у нас только татарский сабантуй, как праздник этнического меньшинства, столь же повсеместно известен по странам СНГ. Можно было бы сюда с натяжкой добавить Наурыз – тюркский Новый год. А вот общеизвестного такого как у ирландцев славянского дня русских или украинцев – ведущих этносов Содружества - просто нет!

День Независимости 4 июля отметился своей официозностью и особой заполненностью и без того перегруженных в праздники флагами улиц и автомашин. У нас этот день мы знаем как красный день в календаре, что, конечно же, приятно. Что-то еще в плане пропаганды гражданства республики Казахстан я не замечаю.

Приятно поразил прошедший в Лоренсе чисто канзасский день переселенца в Америку, прошедший в 28 октября. По центральной улице города Массачуссеттс прошло часовое шествие на лошадях настоящих разодетых, с кольтами ковбоев, разнообразных фургонов в выглядывающими из них, одетыми под XIX век переселенками. Для нас, иностранцев, суперэкзотика, но и американцам, видно было, что приятно видеть все это еще раз. Как насчет дня номада-кочевника с соответствующей экипировкой, джигитовкой, шоу для алмаатинцев и туристов? Слабо?

А вот дни Колумба - 13 октября, рождения Мартина Лютера Кинга – 20 января, всех дураков – 1 апреля, родительской памяти (материнский день) – 26 мая, всех работающих – 1 сентября, памяти атаки на «близнецов» Международного торгового центра в Нью-Йорке и на Пентагон в Вашингтоне -11 сентября прошли совершенно незамеченными. И ни студенты, ни преподаватели университета штата Канзас, где я стажировался, не смогли мне толком объяснить, что это за праздники, чему они посвящены и что в этот день можно посмотреть в их честь и память на улицах или где-то еще.

Вполне возможно, что в процессы американской и не только невербальной культуры коммуникаций следует включить также и такие нетрадиционные для нас явления и процессы их обыденной жизни как практику жизни в кредит, повсеместное владение, хоть и в аренду или в долг автомобилем, жилищем, получение образования, туристскими поездками по стране и за рубеж. Но этот феномен слишком широк и требует особого анализа.

Таким образом, культура коммуникаций, в том числе невербальных в различных стран, включая США и страны СНГ, носит разновекторный характер. Это могут быть и сходные по обе стороны Атлантики представления о появлении на приемах или конференциях в костюмах и галстуках для мужчин и строгих нарядах для женщин, а могут иметь и конкретную специфику восприятия и оценки его индикаторов. Например, в США никто, включая детей, не поймет показанную им нашу хорошо известную комбинацию из трех пальцев. Нет у них такого невербального знака!

А знаем ли мы законы и принципы своих казахстанских межличностных внутринациональных, межэтнических, межкультурных, социальных, религиозных, возрастных и прочих коммуникаций? Следует ли их вообще изучать самостоятельно, на курсах или в вузе? Ответ остается за вами, уважаемый читатель, возможно, и за некоторыми другими заинтересованными, как в таких случая говорят, лицами.

В эпоху же международных глобальных изменений мир действительно оказывается удивительно узким и, самое главное, доступным. Сегодня уже никого не удивишь числом зарубежных стран, в которых возможно побывать. Следовательно, изучение протекания как вербальной, так и невербальной коммуникаций и их характеристик разных государств и народов позволит значительно быстрее адаптироваться в незнакомой стране, действительно почувствовав себя в них как в своей тарелке. Это совсем даже не помешает в бизнесе, отдыхе, туризме, в чем там еще? Вот контакт и пошел, и получился!

<< | >>
Источник: Сергей Золотухин. УНИВЕРСИТЕТСКАЯ АМЕРИКА И НЕ ТОЛЬКО… записки социолога из Казахстана об образовании и жизни в США. 2005

Еще по теме КОНТАКТ? ЕСТЬ КОНТАКТ! А БЫЛ ЛИ ОН ВООБЩЕ?:

  1. Глава 3 КОНСУЛЬТАТИВНЫЙ КОНТАКТ
  2. КОНТАКТ - ПСИХОЛОГИЯ
  3. 3. 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСУЛЬТАТИВНОГО КОНТАКТА
  4. 3.1. РАСШИРЕНИЕ НЕЙРОЛОГИЧЕСКОГО КОНТАКТА
  5. 5.9. Планирование социальных контактов
  6. Стадия установления психологического контакта
  7. КНИГА I КОНТАКТЫ С ТВОИМ АНГЕЛОМ-ХРАНИТЕЛЕМ
  8. § 2. Установление и развитие психологических контактов
  9. Контакт и взаимодействие
  10. Психотерапия Доверительный контакт
  11. 1. Преддоговорные контакты сторон
  12. 3.12. РАСШИРЯЙТЕ КОНТАКТ С ПОМОЩЬЮ ОБРАЗОВ
  13. Искренность консультативного контакта (конгруэнтность)
  14. 9. Особенности контакта и психотерапевтической помощи
  15. 8. Особенности контакта и психотерапевтической помощи
  16. 3. 4. НАВЫКИ ПОДДЕРЖАНИЯ КОНСУЛЬТАТИВНОГО КОНТАКТА
  17. 8. Особенности контакта и психотерапевтической помощи
  18. 9. Особенности контакта и психотерапевтической помощи
  19. Создайте обширную сеть контактов