АМЕРИКА – КАЗАХСТАН: ТАК ЛИ БЛИЗКО ТО ДАЛЕКО?

Находясь в Соединенных Штатах, мне все больше приходила в голову идея поразмышлять о том, в какой же степени наше современное казахстанское общество действительно сориентировано на дальнейшее развитие тех рыночных отношений, которые я наблюдаю здесь?

О его позитивных моментах мы наслышаны достаточно и в Казахстане: это и свобода личности, и возросшие возможности интенсивной и продуктивной в зависимости от твоих способностей карьеры, и шанс заняться любимым делом, потешить свое самолюбие предпринимательством, попробовать себя в конкурентной борьбе в деле отсутствия дефицита через создание избытка товаров. Здесь и открытие границ, и снятие ограничений на возможности заработка, а значит и хорошие шансы на быстрое обогащение, на выбор качественного образования, в том числе и за заграницей и т.д., и т.п.

Что же касается негативных факторов, то они известны нам пока много меньше. О них не говорят либо за отсутствием опыта, а, следовательно, и должной информации в путях продвижения к сияющим вершинам рыночной экономики. Либо не распространяются в связи с задачами идеологического порядка: в целях воодушевления масс на пути движения к новым, невиданным прежде целям: «все нормально, мол, ребята, правильной дорогой идем!» Либо это ожидание того, что сложности заявят о себе сами, и уж тогда и нужно будет принимать в экстренном порядке какие-либо меры. А, возможно, просто мы просто толком не знаем самой сути социальной динамики развития системы: от чего к чему идем, как, ориентируясь на кого, движимя? Значит и в высокой, следовательно, степени имеем действие методом научного «тыка», т.е. стохастически, наугад.

В этом случае мне представляется достаточно интересным обращение к опубликованным источникам аналитической информации об этих процессах в той же Америке. Ученые здесь в этом плане большие молодцы! Книг по антиамериканстике хоть пруд пруди, широко процветают марксистские и промарксистские научные журналы, проводятся тематические конференции, куда с идеалистической тематикой статьи и соваться-то бесполезно. Зарежут и ни фамилии, ни степени, возраста не спросят. И бесполезно упоминание о том, что ты - из одной из этих самых стран бывшего «победившего» социализма. И теперь вот к ним, бывшим идейным соперникам в, казалось бы, почти «загнивший», но процветающий и поныне капитализм стажироваться приехал. Американцы сами открыто и довольно самокритично пытаются размышлять о своем пути к высокоразвитому капиталистическому обществу, а заодно и о тех шишках, которые они уже набили. А нам неплохо поразмышлять о том, как бы проблемы эти обойти.

Наткнулся я, работая как-то в библиотеке своего университета штата Канзас, на прелюбопытную статью такого рода. Ее автор, довольно известный в Америке политической социолог Роберт Патнем. А называется она примерно так: «Завороты и повороты странного исчезновения социального капитала в Америке» (Robert D. Putnam Turning In, Turning out: The Strange Disappearance of Social Capital in America // Political Science & Politics. Volume XXVIII. № 4, December 1995. P. 664-683).

Я и так там не забывал, ни во время моей жизни в университетском Лоренсе, ни в процессе путешествий по огромной стране, которую я с удовольствие прочесал с севера на юг и с востока на запад, побывав в 39 городах 19 штатов, что являюсь, в первую очередь, не путешествующим туристом, а иностранным социологом, изучающим интересный, но чужой мир. Да у них немало с нами схожего, но в то же время и масса принципиально, порой до удивления иных социальных порядков, отношений и проблем социализации индивида, личности, групп индивидов, широких слоев населения американцев. Эти различия присущи только для США? Или нам к ним тоже готовиться, коли уж мы вступили на тропу капитализации?

Обычно под той самой социализацией понимаются процессы активного и пассивного приобщения, позитивного (а в случае аномального поведения - негативного) восприятия человеком тех ценностей, которые созданы обществом. В результате этого они и представляют индивидуальную, групповую, национальную, духовную или общественную значимость. Эти ступени должны специальным образом ориентировать поведение человека, делать его ожидаемым для других. Именно в результате это совпадения индивидуальной активности человека с их ожиданностью со стороны группы, общества он и начинает восприниматься социальным его окружением как личность. К традиционным институтам социализации социологи обычно относят семейные взаимоконтакты, затем обучение, воспитание и развитие в школе, воздействие на формирующуюся личность уличных неформальных групп, влияние студенческого, армейского, трудового, творческого (музыкального, спортивного, танцевального и пр.) коллектива, соседского окружения, религиозных, либо атеистических установок. Это и значение политического мировоззрения, влияние на индивида средств массовой информации и рекламы и т.д. А также обязательный учет и контроль того, как все это влияет на поведение и образ жизни гражданина США или Казахстана.

В статье Роберта Патнэм к средствам и институтам социализации вместе с традиционными для нас «шестеренками» социализации, о которых написано выше, я обнаружил также и такие как: воздействие на человека уровня его дохода; урбанизацию и связанную с ней активизацию социальной подвижности-мобильности значительных для США групп населения; тендерные тенденции, уровень роста благосостояния, динамику действия и изменения в правах человека. Причем автор не был бы американцем, если б не обратил также особе внимание на доход, социальный статус и образование. Это и пока мало у нас почитаемый и ценимый «человеческий капитал», под которым автор признает совместную деятельность социальных групп людей, задействованных в социальных отношениях (networks), нормы и принципы (trust), дающие возможность их участникам действовать более эффективно совместным путем преследуя достижения всеобщих ценностей.

Групповая деятельность! Колхоз, незабвенный! Идеи нам более чем хорошо знакомы! Так кто за кем идет? Мы за ними, или они используют наши бывшие пропагандистские установки времен развитого социализма?

Однако, стоп! В статье своей Патнэм считает, что с развитием современного американского общества значимость человеческого капитала, совместных действий, согласно групповым предписаниям, ценностным ориентирам и моделям поведения значительно снижаются. В результате и происходит фактическая эрозия этого самого социального капитала. И мир, в том числе американский, активно движется к персонализму. Глобальная ли это тенденция? Не наша ли это будущая судьба?

Каковы же с точки зрения американского ученого, ведущие причины этого явления? Они объясняются:

1. сокращением свободного времени в результате занятия бизнесом;

2. значительным ростом влияния материального фактора на образ жизни широких слоев населения;

3. высокой степенью мобильности, связанной с частой сменой места жительства;

4. сверхурбанизированностью общества;

5. вовлечением женщины в работу и стрессовая ситуация, вызванная совмещением ею работы, порой, в двух разных местах (организациях);

6. крушением семейных уз;

7. изменениями в структуре американской экономики, вызванными ростом числа мелких предприятий, филиалов фирм, развития сектора обслуживания;

8. значительно возросшим влиянием поколения, рожденного в шестидесятые годы, заставшего события семидесятых - войну во Вьетнаме, Уотергейте, и разочаровавшегося в современной общественной жизни.

9. Активизацией процессов контраверсионной субкультуры: пропагандой сексуальной свободы, употребления наркотиков и т.д.

10. Ростом уровня обеспеченности массовых слоев населения.

11. Происшедшей революцией в гражданских правах человека.

12. Интенсивными технологическими изменениями, происходящими на телевидении, в электронике и других технологиях.

США вот уже свыше двухсот лет идут по пути углубленной капитализации своего общества. Учитывая, что Казахстан экстенсивно и интенсивно ориентируется на капиталистические уклад ведения хозяйства, мне было интересно сопоставить степень реальности возможного появления у нас таких сходных социальных явлений. Оценить их воздействие и последствия на уже имеющиеся от нашего советского прошлого и на переходные сегодняшние ведущие социальные связи и отношения между людьми.

Разумеется, при сравнении и отталкиваться я буду от тех двенадцати факторов, которые выявлены Патнэмом в его американской действительности, и попытаюсь их сравнить с теми, что имеем мы – обновляющиеся казахстанцы.

Итак, (1) занятие бизнесом и сокращение в связи с этим свободного времен. Полагаю, что это обязательная неизбежность в становлении и развитии рыночных отношений. И она действительно вызовет значительное ограничение нынешних разветвленных социальных контактов и коммуникаций, возможностей для отдыха и развлечений. В 1997 году я проводил опрос среди актауских предпринимателей и уже тогда столкнулся с фактом того, что свыше 70% от опрошенных мною бизнесменов несколько лет не были в отпуске по причине большой занятости своим делом /2/. Наивные! Знали бы они, что американский мелкий предприниматель обязательно попробует свое дело организовать так, чтобы на первом этаже дома был сам магазин, ремонтная мастерская, закусочная и т.д. А сам он при этом будет жить на втором этаже этого же дома (коттеджа). На стене возле двери, окна будут располагаться звонок и висеть табличка: «сервис в любое время – звонить». И это действительно можно сделать ночь за полночь. Продавец при этом будет совсем даже не злой и заспанный, а умытый, причесанный, прилежно одетый и как всегда по-американски располагающе улыбающийся: «чего изволите?»

То есть, можно ли сказать о какой-то лимитированности в этом случае рабочего дня, времени отдыха? И устает он от этой работы, дай боже! Все телефоны и адреса электронных почт, которые вам дают – рабочие. На худой конец – тех, что в машине. Домашний? Это под огромным запретом – не мешайте человеку дома ОТДЫХАТЬ! Кстати, американцы очень привыкли отдыхать дома (меньше затрат, не надо ни загранпаспорта, ни визы, ни обмена валюты, да и бизнес, порой, не терпит значительной с ним разлуки). Отсюда они крайне плохо знают свою страну. Расспрашивать: что в каком городе посмотреть – целое дело!

Значительно связанный с ним рост влияния материального фактора на образ жизни социальных групп населения (2). Его тоже можно прогнозировать и в будущем нашей республики с уверенностью. Значение уровня и стабильности доходов на жизнь самого широкого представительства разнообразных социальных групп населения Казахстана также очевидно и для сегодняшнего дня, и на перспективу. А это означает, что и отношения между людьми все больше будут приобретать меркантильный характер. И все больше на задний план буду отводиться человеческие (общечеловеческие, морально-этические) принципы взаимоотношений, неизбежно и жестко меняя их на рассудочно-меркантильные вариант. Не нужно быть профессиональным социологом, чтобы заметить уже достаточно устоявшееся равнодушное отношение к нищим, в том числе и к старикам и старухами, инвалидам, просящим милостыню. Это, как я думаю, происходит потому, что у многих казахстанцев лишние деньги просто отсутствуют, изменилась отчасти и психология определённых групп людей в сторону презрительности к аутсайдерам как проигравшим, а также привычкой к присутствию попрошаек чуть ли не на каждом углу. Впрочем, появление нищих-профессионалов, равно как и появление целой субкультуры маргинальной личности, уже отмечается исследователями переходного социума. Считаю, что рационализм в поведении среднего казахстанца все больше и больше будет преобладать и в дальнейшем над эмоциями и чувствами, а последним места в мотивировке поведения будет все меньше и меньше.

И у американцев же практицизм в поведении более чем велик. Их интересует твое благосостояние, как мне казалось, порой, с целью прощупать – а будешь ли ты, иностранец, у них попросить денег? Если нет, тогда с коммуникациями будет все в порядке!

В Америке попрошаек не видел (кроме негров, откровенно выпрашивающих деньги в «черных» районах американских городов). И в Штатах можно встретить явно бездомного бомжа-пьяницу. Одного из таких полицейский культурно уговаривал не спать под забором на одной из центральных улиц моего Лоренца. Уболтать его, кстати, не удалось. Пьяный так и остался спать где спал, а полисмен удалился восвояси. А скупость американцев была особо очевидна в предновогодние дни, когда во многих частях города стояли работники благотворительных обществ, одетые в Санта-Клаусы, призывая подать милостыню нуждающимся. Призывы их были откровенно тщетны.

Мне кажется, что отмечаемая в Америке высокая степень мобильности(3), связанная с частой сменой места жительства, не будет вообще присуща жителям Казахстана. Это определяется целым рядом факторов, где в числе первых будет выступать его материальное воплощение, а точнее ограниченность его. Советский человек годами ждал получения государственной жилплощади, откладывал параллельно деньги на случай неудачи в её получении, либо в попытке обеспечить жильем детей. Слишком тяжело давались эти собранные средства. Сегодня с накоплением такого капитала ещё сложнее. В наших газетах заметно преобладание объявлений о продаже, чем о покупках каких-либо товаров, либо ценностей. А для большинства населения почти половина вырученных средств идёт в основном на питаниe (для сравнения, достаточно упитанные немцы «съедают» лишь 10% своих доходов), не говоря уже о здравоохранении.

Что же касается социальной мобильности в плане перемещения на новые места жительства, то в СССР она была связана с новостройками (Турксиб, Днепрогэс, Магнитка, БАМ и т.д.) или другими вариантами высокооплачиваемой работы, скорого получения жилья (Тюмень, Мангышлак и пр.), необходимость переездов по семейным обстоятельствам (болезнь родственников, возможность получения жилплощади в наследство, или служебным (армия) обстоятельствам. Что же касается миграции по вопросам лучшего трудоустройства, то подавляющее большинство тех, кто имел на это возможность, уже выехали либо в другие страны СНГ, либо в дальнее зарубежье. Посмотрите, ведь прекратились в массовом порядке отъезды на историческую родину в благополучные Германию, Израиль, Грецию, в США, так как трудоустройство там сегодня для иммигрантов не вызывает больше восторгов. Думаю, что в ближайшее время только семейные обстоятельства могут быть ведущей причиной перемен в месте жизни. Разумеется, я не могу не принимать во внимание причины массовой вынужденной миграции. Они возникают в периоды военных действий или межнационального конфликта (Чечня, Таджикистан, Грузия). В нашей республике, к счастью, социологами на ближайшие годы такой тревожный поворот событий не прогнозируется. Немаловажным фактором в торможении процессов миграции в Казахстане еще долгое время будет оставаться традиционная забота о могилах предков, а значит и привязанность к определенному месту жительства не только материальными, но и духовными факторами.

Для среднего американца понятия «родной город», «штат», кроме, наверное, индейцев, действительно почитающих земли предков, большого значения не имеют. В другом «углу» Америки есть лучшая работа с более высокой зарплатой? Ага, на другом краю американского «света». Поехали! Жилье, которое, как правило, арендуется, а мебель берется на время жизни в комиссионке, сдаются туда же, где они брались годы назад по приезду с предыдущего места обитания. Кстати, у меня тоже был выбор: покупать кровать или брать ее в аренду на время пребывания в Штатах? Жил бы я по больше, лет пять – выгодней была бы аренда в комке. А так - дешевле оказалось купить ее за 90 баксов. Продал соседке по отъезду за бесценок - некогда было возиться с комиссионкой. Итак, с собой при переезде американец берет самые ценные личные вещи, типа клетки с канарейкой или любимые книги, которые легко умещаются в багажник авто или пикапа. При приезде на новое место, он несколько дней живет в гостинице, пока не снимает подходящее жилье и не обзаведется мебелью. И все в этой Оклахоме пойдет по-старому, как там, в Мэйне. По статистике каждый пятый американец раз в пять лет меняет место работы с переездом в другой город или штат. Я у нас такого представить не могу.

Сверхурбанизированность общества (4). Ну, этим нас тоже не удивить. Подобная тенденция началась еще в раннее советское время и, несомненно, имеет и поныне гигантский потенциал в связи с проваленной во все годы существования СССР программой «стирания» разницы в уровне жизни между городом и деревней. Об этом говорилось много, а вот делалось столь мало, что перевод какого-нибудь из высокопоставленных партийных лидеров советского времени курировать сельское хозяйство всегда рассматривался как «подписание приговора» об окончании карьеры.

Отсутствие работы, нормальных условий жилья, горячей воды, газа, телефона, ужасные дороги, культурно-образовательное отставание и другие «родимые» пятна сельского образа жизни активнейшее способствовали перемещению сельского населения в города. Кстати и дух собственника, хозяина земли для подавляющей массы сельчан был утерян. Казахстан, как известно, в советское время был «совхозной» республикой, где любая форма собственности на селе жестко пресекалась. Чего не скажешь о жителях «колхозных» юга России и Украины, Молдавии, Северного Кавказа, Закавказских республик, Узбекистана или Таджикистана. Там приусадебные участки остались в собственности у сельских трудящихся, что, в свою очередь, обусловило их относительную готовность к рыночной психологии интенсивного труда на себя, вложение денег в производство еще во времена советских базаров. Миграция же сельского населения, преимущественно молодого, в города будет продолжаться в связи с той же не решаемостью целого пакета социальных программ села. Протекание этой социальной тенденции близко к вынужденной.

У американцев, похоже, деревень нет вообще. Жилой поселок даже в 80-100 жителей будет гордо именоваться ГОРОДОМ. И не зря. Там вы обязательно найдете все виды общеамериканских универмагов, типа Wal-Mart, Macy’s или Old Navy, других магазинов, в которых этот «горожанин» в нашем понятии купит все в том же ассортименте товаров, что сможет купить в таких же фирменных «молах» житель Филадельфии или Сан-Франциско. Есть фермы, в две-три постройки. Но все обязательно будет заасфальтировано, со сферической антенной, с конденционером на лето или обогревом на зиму, машиной и другими удобствами, даже не снящимися нашему сельчанину. Во времена моих первых поездок по США автобусом у меня был буквально шок от того, что практически в любое место Америки вы можете добраться автобусом частной фирмы «Грейхаунд». А также от прямо посреди степи стоящих огромных… тех же супермаркетов. В них – самые дешевые цены. И предназначены они как раз для тех самых фермеров или проезжающих, которым приспичило что-то купить прямо в дороге. Вообще, в Штатах, чем ты живешь дальше от города, тем ты круче по социально-профессиональной иерархии престижности.

Вовлечение женщины в работу и стрессовая ситуация, вызванная совмещением работы в двух местах (в разных организациях) (5). И эта проблема американского общества для нас хорошо известна. Политика эмансипации и маскулинизации женщины в советский (особенно в начальный) период предопределила достаточно эквивалентное мужчине место женщины среди низших и средних слоев прежнего общества. Ограничив, однако, далеко не по тендерным причинам место её в элитных группах Советского Союза. С моей точки зрения, женщина еще тогда уже работала на трех работах: официальной (служебной), по дому и в идеологической неофициальной порой сфере деятельности - в комсомоле, партии, профсоюзе, других общественных организациях. Так что нам не привыкать к тем проблемам, о которых пишут американцы. К тому же женщина в Казахстане (в отличие от некоторых Кавказских и Среднеазиатских республик СНГ) никогда даже формально не была на конкретно вторых социальных ролях.

Устойчивая тенденция к снижению уровня жизни подавляющего числа социальных групп структуры нынешнего кризисного общества сохранит тенденцию поиска продвинутого социального статуса и роли женщины в переходном социуме, еще более стимулируя ее желание учиться (70% получающих сегодня высшее образование – женщины /3/), работать и зарабатывать. В ближайшем будущем можно спрогнозировать активную позицию женщины в меняющемся социуме. Впрочем, она уже отличилась как ударница «челночного» труда – много ли там было и есть мужчин? К тому же демографы все также прогнозируют дальнейшее уменьшение числа мужчин за счет сокращения периода их жизни, ухудшения уровня здоровья, частого участия в рискованных видах активности (армия, криминальные структуры, выезд заграницу и т.д.), что тоже не снижает значение изучения тендерных проблем будущего казахстанского общества.

У американцев отказать женщине в работе – целая проблема! Женщина – пилот, офицер, полицейский, преподаватель вуза, сенатор, миллионер – без проблем. Мы с товарищем при переезде на перегоне Сан-Диего – Лос-Анжелес имели «удовольствие» иметь черную женщину-шофера огромного пассажирского автобуса. Она всю дорогу без отдыха тарахтела в микрофон своим громким резким голосом на весь салон о проблемах своей семьи, дочери, кузины и т.д., запарив буквально всех пассажиров до смерти. И никто и не подумал ее тормознуть. Она – хозяйка на дороге, вставила бы такого пассажира прямо здесь же из автобуса посередине дороги за милую душу! А то могла пойти и жалоба об ущемлении ее прав в полицию, женские городские, штатские или федеральные гендерные организации. Дело без проблем могло бы дойти и до суда. Я уже не говорю о 30% феминисток Америки, для которых понятие феминизации отсутствует как атавизм, которые даже замуж выходить, рожать детей-то не собираются, посвятив себя борьбе за смещение мужчин с их служебных мест и получение зарплат их уровня.

Крушение семейных уз (6) также знакомая картина для казахстанского общества. Как мне представляется, она во многом еще во времена СССР была стимулирована двойной моралью брежневского периода стагнации псевдосоциалистического общества. Тогда формально декларировались одни ценности - а реально имели место другие, подчас совершенно противоположные первым. Теоретически семья считалась ключевой ячейкой общества. Партийным людям развод или загул грозил серьезными осложнениями вплоть до исключения из КПСС. В то же время было немало слухов о романах известных высокопоставленных партийных деятелей с деятельницами культуры, искусства, актрисами кино и т.д. И вторую проблему слабости семейных уз я бы обозначил как следствие влияния идеологии американского варианта семьи – нуклеарной. Она стремительно в относительно короткий период за каких-то 30-40 лет развалила почти пяти тысячелетнюю патриархальную модель первичной традиционной ячейки общества. Сегодня ведущими семейными проблемами и без соцопросов можно определить: отсутствие изолированного жилья, легкость развода, нехватку средств к существованию, отсечение бабушек и дедушек от воспитания внуков и внучек вследствие раздельности проживания родственников. Да и тезис: «незачем нищету плодить» стал чуть ли не крылатым по всему жизненному пространству СНГ.

Сегодня не только в обиходной среде, но и среди социологов, педагогов, психологов, философов, культурологов спор о перспективах окончательного разрушения семьи и переходе её преимущественно в гражданский брак продолжается. 20% одного из социологических опросов заявили, что брак, как социальный институт, «никуда не годен», правда, при 73% поддержавших его.

Мне думается, что Казахстан находится по складывающейся ситуации и по своим традициям социализации слоев населения на своеобразном водоразделе. С одной стороны, это еще сохраняющаяся крепость национальных традиций, жузовых, восточных коллективных стереотипов, призывающих к укреплению семьи. Искомое же для некоторых предложение об официальном введении многоженства, несомненно, укрепит еще более значимо позиции приверженцев сохранения этого института. С другой стороны, продолжающееся обнищание и связанные с ним рационализация, материализация («а что я с этого буду иметь?») принципов деятельности, образа жизни, взглядов и представлений о происходящих события. Попытки адаптации к ним в короткие сроки, по моему мнению, ведут скорее к интеллектуально просчитанному договору между партнерами, чем к духовному контакту между будущими любящим супругами. Я решусь спрогнозировать ситуацию, которая будет существенно напоминать союз по принципу «нового» семейного бизнеса, где вопрос: «а чем мы можем быть друг другу полезными?» будет ведущим. Конечно же, все это будет дополняться симпатиями личного порядка, которые, переходя в привычку, смогут однажды вызвать глубокое эмоционально-чувственное состояние единства, близости, тоски без супруга, напоминающее скорее глубокую привязанность, чем любовь. А некоторые и посчитают это любовью. Первоначально это будет контрактный вариант нового типа семейных отношений, где все вопросы семейного общежития будут тщательно, как и в любом другом виде бизнеса, обговариваться и закрепляться юридически.

Многие американцы без проблем сегодня вступают в гражданский брак, живут в нем годами, если не десятилетиями. И то, что у тебя есть хоть такая семья, порой считается много лучшим, чем жизнь холостяком. И только когда кого-то из таких «супругов» уличают в прелюбодействе, тогда всплывает вроде как криминальность такого незарегистрированного брака, может подняться ненужный шум, появится проблемы морального порядка на работе, в церкви. Перед же официальным созданием семьи в брачном контракте обязательно оговаривают все вероятные и невероятные повороты семейно-жизненных перипетий.

Изменения в структуре американской экономики, вызванные ростом числа мелких предприятий, филиалов фирм, развития сектора обслуживания (7). Это, несомненно, центральный вопрос и сегодняшнего дня, и будущего любой нынешней республики СНГ. Социально-экономические отношения все также остаются ведущими во всех сферах жизнедеятельности любого социума, особенно меняющегося. Политика демонополизации и укрепления частной собственности является определяющей при переходе от отношений социалистического толка к капиталистическим. И её ведущей целью выступает приобщение широких масс населения к собственности, а, следовательно, и к устойчивому доходу через привлечение их к индивидуальному предпринимательству. Так в России, например, еще в 2000 году действовало свыше 900 малых предприятий, в которые было вовлечено свыше 7 миллионов человек. Формально мы знаем, ещё и то, что основной объем произведенного продукта в большинстве развитых капиталистических стран приходится именно на мелких частных собственников, а в условиях наступившего у них, американцев, постиндустриального общества потребления, их место в произведенных услугах населению возрастает еще заметнее. Можно ли определить эту тенденцию, как приемлемую для современного и будущего Казахстана? Одно можно отметить точно: через такой вид мелко предпринимательской деятельности как кооперативное движение в самом начале перестройки, но еще до «эпохи» брокерства нашлось действительно немалое число желающих заработать.

А уж через челночничество затем прошло у нас миллион человек, а это почти каждый пятнадцатый житель Казахстана /4/! И сегодня число мелких предприятий, судя даже по числу только частных магазинчиков, аптек (в Актау на 142 тыс. населения было в 1999 году зарегистрировано 86 аптек), услуг стоматологов, парикмахеров, и других сфер обслуживания растёт.

Можно ли сказать, что идеи Патнэма применимы к динамике развития ситуации на постсоветском пространстве? С одной стороны это так. Мелкое частное предпринимательство действительно стало неотъемлемой частью нашего образа жизни. Но и влияние государства, узких кланов монопольных собственников на экономическую ситуацию на рынке остается значительным. А оно в свою очередь оказывает несомненное воздействие на философию рыночных взаимодействий в низовых структурах предпринимательской деятельности. Может быть поэтому-то даже по официальной казахстанской статистике из общего числа зарегистрированных малых предприятий только половина реально действует? Причины этих явлений могут лежать, с нашей точки зрения, не только в экономической, но еще и в несколько иной - этнокультурной плоскости в связи и с влиянием традиций азиатской бюрократии.

В Америке «бум» на мелкое частное предпринимательство возник как механизм демонополизации и обобществления государственной собственности еще во время «великой депрессии» и 19 миллионной безработицы начала 30-х годов. Франклин Д. Рузвельт предложил нации работать (а Ельцин: «обогащаться!» - разницу чувствуете?). И рядовые американцы взялись с энтузиазмом за дело. Тем более, что законы там действительно действующие, и шутить с ними всерьез рисковали только деятели ранга аль-Капоне или Диллинжера. Я до визита Канзас не знал, что «сердце» авиационной корпорации «Боинг» находится в самом большом городе этого штата – в Уичите, где собирается до 50% широко известных крылатых машин. Но еще больше меня поразило то, что до 60% работ по комплектовке машины производится мелкими субпредприятиями корпорации, с которыми она состоит в договорах. Причем в каждом из таких «союзнических» подрядных предприятий числятся всего 8-15 работников! И так происходит по всей Америке. И с занятостью легче (предприятие-то заказчик, вон, какое огромное), и качество обеспечено (иначе контракт не продлят, а конкурентов хватает), и все на виду – народу-то раз-два и обчелся, и с зарплатой все в норме – «Боинги» по всему миру, включая наш Казахстан, нарасхват!

Значительно возросшее влияние поколения рожденных в шестидесятые годы, заставших события семидесятых: войну во Вьетнаме, Уотергейт и разочаровавшихся в результате этого в общественной жизни. (8). У американцев есть, пожалуй, единственное слабое место – отсутствие столь длительной, наполненной событиями истории, как это есть практически у всех остальных культур и цивилизаций. Поэтому они очень гордятся тем, что успели сделать за двести лет своего существования. В том числе помнят и о тех негативных событиях, где «наломали дров». Мой знакомый хьюстонский нефтяник в годы молодости во времена вьетнамской войны плавал на авианосце, имел, следовательно, косвенное отношение к бомбежкам, жертвам среди мирного населения. К той войне относится отрицательно, считая ее большой ошибкой Америки и ее руководства, в первую очередь. И, чтобы помнили об этом, он, похоже, и состоит в ассоциации ветеранов вьетнамской войны, не имея с этого в материальном плане ничего. А в моральном – еще и негативный имидж ответственного за убийство мирных жителей, глупца-«винтика» государственной машины того времени, когда в армию призывали, как у нас сейчас, поголовно всех американских парней. Вообще, старшее поколение американцев в обществе уважаемо. К ним прислушиваются, с ними в моральном плане считаются. Особенно в маленьких городках или в церковных общинах.

У нас в этом плане авторитет старшего поколения сильно снизился за счет того, что именно они жили в сталинское хрущевское, брежневское время, все видели, в плане негативного, но ничего не делали, чтобы это предотвратить. Либо были они настолько одурманены официальной пропагандой, что стыдно сейчас за ту их политическую близорукость. Что произошел откровенный «откат» от тех идейных начал марксизма-ленинизма, которыми обладали сразу несколько наших поколений, выросших и прошедших энергичную социализацию при советской власти. Что нынешнее старшее поколение не может обеспечить своих детей так (свадьбы, квартиры, машины, деньги на образование и т.д.), как это могли их отцы и матери - ныне дедушки и бабушки. B только отдельные группы преимущественно возрастных коммунистов пытаются сейчас как-то агитировать, воспитывать массы в духе преданности прежним идеям и идеалам.

Ожидавшиеся же протесты широких масс, вплоть до восстаний против проводимой «шоковой хирургии» перестройки, так и не состоялись. Почти все дееспособное население вслед за сиюминутно «перестроившимися» слоями элитных групп «прихватизаторов» переходного общества принялось также интенсивно «обогащаться» сначала через кооперативное, а затем и через предпринимательское движение. Люди, продолжительное время жившие без серьезного материального стимула, с ограниченными возможностями реализации своих потребностей, под значительным идеологическим прессом идей жизни ради общества, как раз именно идеологически, на мой взгляд, и не сумели выдержать испытание искушением «быстрого и длинного» рубля, тенге, карбованца-гривны, «зайчика», сома и т.д. Ожидания не сбылись, их реализация затянулась. Но из двух зол человек выбирает, как известно, наиболее сладкое. Может поэтому все еще не умерла и надежда на такое улучшение? Прежние идеалы?

А ну их…? У американцев такой бесхребетности по отношению к своему прошлому я не почувствовал. Более того, несмотря на полную и абсолютную уверенность в своей силе и мощи, масса студентов, профессоров, просто американцев во время идущей войны в Ираке постоянно у меня спрашивала: «а что думают казахстанцы о войне против Ирака? Осуждают или поощряют их страну?». При этом у меня не вызывало никакого сомнения в том, что они свято верят в свою правоту, но… очень не хотят, чтобы их осудила, даже такая страна, о существовании которой они узнали только сегодня утром, разговаривая со мной.

Активизация процессов контраверсионной субкультуры: пропаганда сексуальной свободы, употребления наркотиков и т.д. (9). В советское время у нас все было под «гребенку»: единые цели, задачи, образование, воспитание. Страна классической общественной марксистско-ленинской общественной идеологии: 90% детей, подростков, молодежи были соответственно октябрятами, пионерами, комсомольцами. А там, после 28 – работа, семья, дети, внуки. И постоянные накачки через СМИ: «мы лучшие и все у нас супер. А они там загнивают, еще немного и… ага?» И нет у нас толком ни преступников, ни алкоголиков, ни наркоманов. Так, отдельные отщепенцы, недоумки, с которыми скоро мы покончим. Уж слишком яркая цель впереди. Кто ж от нее откажется? Да еще и все окружающие реально «за»! Разве это не очевидно?

Тем не менее, первые ростки духовной субкультурной свободы, попытки сделать «шаг в сторону» пытались прорости еще во времена хрущевской оттепели. По ним, как известно, бульдозерами. Молодежная музыкальная рок-культура появилась в начале 70-х. Но ее, вроде как, и не замечали, хотя за джинсы, диски, лэйблы милиция, вузовская и другая комсомольско-профсоюзная общественность гоняла. Но мягко. Из одного из первых перестроечных познеровских телемостов весь мир к тому же узнал, что у нас в СССР «секса не было». Скандал?

Америка имела и имеет все, что хотите или можете себе представить, как страна практической свободы самовыражения любого индивида. Лишь бы она не мешалась свободе другого, соседского человека. Если б не одно огромное совершенно удивительное для нас отсюда «НО». Это глобальная КОНСЕРВАТИВНОСТЬ страны. В которую, после широко известных американских фильмов, даже лично я, если б не массовые встречи и разговоры с самыми различными американцами, не поверил бы и сейчас. «Культура» Голливуда – это отдельные зоны Нью-Йорка Чикаго, Лас-Вегаса, Бостона, Филадельфии, Нового Орлеана, Сан-Франциско, Лос-Анжелеса, Майами, Вашингтона, некоторых других крупных городах. И то лишь, подчеркиваю, частично. Секс, наркотики, «сюр» действуют преимущественно именно там. Остальные зоны Штатов – общирны и провинциальны до неузнаваемости. А о Солт-Лейк-Сити - столице не только штата Юта, но и входящих в их правительства представителей религиозной секты мормонов, здесь ходят легенды о вплоть до узаконенного просмотра скрытыми камерами номеров гостиниц (!?). - А все ли их клиенты – женаты, и как они там «это» делают по ночам, без извращений или …? А если что не так, то… в тюрьму! Женатых!! Я сам в Юте не был. Но байки об этом слыхивал не раз.

Наркотики. Я сам вырос на юге России, где анашой баловались практически все, кто курит. А кто сейчас не курит? Я бросил в 19 лет. Наркомана определить, в общем, сумею. Больше всего мне их попалось в Мемфисе, Теннеси, родине Элвиса Престли, в одном из самых криминальных, как потом оказалось, еще и депрессивных районов Америки. Мне за день дважды их предложили там чуть ли не в открытую. Меньше всего проблем с этим у меня было в Канзасе – ни одного(!). И это в студенческом городке, который, между прочим, географически находится на географической широте Алма-Аты. Правда, степи там все приватизированы бережливыми и рациональными фермерами и бизнесменами. Да канапли ли им?

Сексуальная реклама? Ее открыто практически нет. Есть откровенного содержания журналы, шоу в ресторанах. Но они единичны, точечны, как и у нас. Американцы традиционно религиозны, по воскресениям примерно с 60% населения предпочитают церковь все-таки посетить, даже если они… голубые. Мой знакомый гей – профессор социологии одного из университетов Индианы ездил за 60 км в церковь маленького соседского городка на молитву, где его, даже такого, признавали как прилежного члена общины. Проституция? Незаконно. Крайне сложно. Если задержат – попадаешь в федеральный компьютер, и пятно на всю жизнь. Стоит ли рисковать? Есть подруги по вызову, по телефону, попутчицами в поездку. Но они строго засекречены, и только, как говорят, для своих.

Есть так называемые «танцевальные» залы. Это целая система свобод и запретов на отнюдь не виртуальную «клубничку». Огромный зал, два подиума, на которых, «гастролируя» с одного на другой танцуют потрясающе красивые молодые дамы, разоблачаясь по ходу танца вплоть до трусиков. Это мы не раз видели в тех самых голливудских фильмах. А вот продолжения они не показывают. Морально-нравственная цензура? Если какая-то из танцовщиц зрителям понравилась – за трусики ей «поклонником» засовывается доллар. Это знак танцовщице, что она кому-то понравилась. Дальше уже ее свобода выбора. Она может тут же его в знак благодарности поцеловать в губы, что в Америке большая редкость. Если вы ей понравились тоже, она после танца минут через 15-20 подойдет к вам и… предложит сесть к вам на коленки, угостить ее каким-либо спиртным, сигаретой, пообщаться на общепринятые темы. Вы при этом вы можете дать определенную свободу рукам, не без, разумеется, ее согласия. Вы поговорили, вошли в контакт? Может последовать по вашей инициативе но обязательно не без ее согласия, вторая серия – окраинные, затемненные, пустые угла того же зала, куда вы можете уединиться вдвоем. Рядом будут обязательно маячить одинокие молчаливые, накаченные типы – видимо охранники. Можно себе позволить много больше, но далеко не то, о чем вы подумали. Обойдется вам это от 20 баксов за 15-20 минут. Но и это будет не финиш. Есть еще и третий тайм – второй этаж заведения, куда попасть не так-то, по своему желанию, легко. Все решает «танцовщица». Мой знакомый предложил за борт трусиков потрясающе красивой «латинос» «пятерку». Она так и не поцеловала его и не подошла... И найти такой «танцевальный» зал совсем не так легко даже в большом городе. В средних и малых городах их просто нет, или они не особо «светятся».

Маркс как-то сказал, что «свобода – это осознанная необходимость». Осознания этой свободы, как мне показалось, в Америке много больше, чем у нас, дорвавшихся до запретного плода при обвале идеологических и морально-нравственных установок, а то и откровенного игнорирования элементарных запретов. Предположу: прилетели если бы к нам в Казахстан инопланетяне и решили оценить наше общество по тому - что у нас в свободной продаже в газетных киосках? Мы же открыто криминальная и сексуально озабоченная страна! По Америке, исходя из такого книжно-киоскного ассортимента, так совершенно не скажешь. В основном художественная литература. И сколько нам до ее свободной чопорности даже прогнозировать не берусь. Увольте…

10. Рост уровня обеспеченности массовых слоев населения. Массовые слои населения любого современного общества, уже как бы по сложившейся старинке, определяются численностью среднего класса – больших групп населения, которые могут жить относительно припеваючи, когда денег и на еду, и на одежду, и на культуру хватить может, и на отпуск. В Америке таких слоев населения до 80% от общего числа работающего населения. Этому способствует активно и льготно действует кредитно-банковская система. Да, 95% страны в долгах – как в шелках. Но это не проблема! Вы же и ваши родственники живете здесь давно, имеете недвижимость, работаете, имеете образование, учитесь дальше, прилежный налоги и долги выплачивающий гражданин? Вот вам кредит на машину, жилье, образование, путешествие. Обращайтесь к нам в любое время. Проблема сейчас с работой и зарплатой? Так ведь ваша семья по старинке, уже были наши клиенты. Так что и скидочки будут. Будем взаимно вежливы и любезны: вы без нас не выживете, а мы – без вас…

Мы не привыкли к долгам, и к такому сервисному, льготному обслуживанию, культуре проплат во время за богатство, предоставляемое нам взаем. Мы привыкли к наличке сегодня и сейчас, и чтобы без долгов, сберкасс особо. Нет денег? Как-то перетерпим, займем у родни, знакомых. Банк? Так это ж проценты какие! А лопнет… А обманет завтра как «Селенга»?

Но все же, насколько удобен этот сервис: кредитная карточка, банкомат!

Вопросы есть? Есть! Когда наши банки обратятся к нам, широким слоям населения республики с реальной американской философией финасово-кредитного сотрудничества? Ну а мы осмысленно решимся им доверить все, все, что у нас есть в льготный, пусть пожизненный финансовый обмен на то, что нам надо. Чтобы ЖИТЬ сегодня и сейчас. Я с валютной кредитной карточкой Народного банка Казахстана без проблем получал деньги в любом банкомате любого штата. Даже вот по приезду обратился в их рекламную службу – бесплатно, мол, могу об этом рассказать. Вон, говорю, «ТуранАлем» про свою кредитку в Турции написал. Мне в ответ: «Мы вам позвоним» Ага, сейчас, сколько месяцев прошло, как жду. Я им нужен с американской рекламой?

По окончанию лекции в университете Фэйетвилля штата Северная Каролина подошедшие ко мне преподаватели и студенты позавидовали, что у казахстанцев нет долгов перед банками. Я им ответил, что у большинства из нас в замен нет и всего того, что есть сейчас у вас: машин, квартир, степеней, кругосветных путешествий… Так что же лучше: быть или иметь? А среднего класса у нас в Казахстане, по моим оценкам, 20-30% населения, из которых примерно половина в случае потери работы, его тут же покинут его, причем по нисходящей. Хотя тенденция к росту его есть. Большинство составляющих этих социальных групп – лица с высшим образованием, а то уже и с двумя. База для возрождения традиций интеллигентности имеется.

Происшедшая революция в гражданских правах человека(11). Лично у меня она традиционно ассоциируется со свободами в выборе профессии, хобби, голосования за того, кого считаешь симпатичным; с возможностью покритиковать без явных последствий руководство своего места работы, правительство города, области, страны вплоть до, хм, Нурсултана Абишевича, и тоже без последствий. В последние два десятилетия мы узнали и о действительной свободе на выбор религии, выезда заграницу, на.., гм, сексуальную ориентацию. Что еще?

Американская свобода потрясла меня до самых колик, если до них можно добраться. Перед войной в Ираке чего только на Буша в различных карикатурах, и каких только пародий на него я не насмотрелся! Особо потрясла откровенная компьютерная графика где сзади за Бушем очередь после Кастро из бин-Ладена, Саддама, Хусейна… Без комментариев. В университетской газете государственного вуза за несколько дней до начала войны был опубликован огромный разворот, где на месте дяди Сэма («ты нужен мне»!) – одетый под него тот же бин-Ладен: «Давайте, начните войну, и американцы никуда не смогут выехать. Их везде будут преследовать и убивать. Давайте, и вы получите массу фанатиков, желающих отомстить! В Пакистане наши возьмут власть, а это – доступ к атомной бомбе. Давайте…». В Америке люди очень открыто говорят о политике, порой совсем нелицеприятно о своих лидерах, если они их не устраивают. Мы только-только начинаем так говорить о том, что думаем.

Огромна в Америке свобода действий феминисток, до которых действительно, рукой лучше даже не касаться. Я возле всех женщин, если видел, что контакт неизбежен, обязательно говорил предварительно «извините». Культура, она и в Африке культура.

Представители религиозной секта «амиш» - атрибут почти любого автовокзала США – все в черном; мужчины – с бородами, но без усов, подстриженные строго под «горшок», в широкополых шляпах. Все! Женщины - тоже в черном, в 2-3 платьях, одетых друг на друга, в двух белом и черном чепчиках (помните иллюстрацию на гоголевскую Коробочку)? В ходе войны с Ираком по американскому телевидению время от времени выступали в тюрбанах местные штатовские муллы, которые постоянно говорили, что война идет не против ислама, а против террористов. Молитвы в мечетях Америки показывали, в которых верующие кляли Саддама налево и направо.

Незабвенны для меня два парня из Филадельфии и из Лос-Анжелеса с волосами длинной буквально до пола!

Здесь нельзя ни на какого нацмена «наехать», типа, ты вот, азиат или латинос, такой-сякой! Закон действует строго, неукоснительно и на их стороне. Даже если ты просто на них решил, чтобы стресс снять, наорать, а они это поняли. Если они нарушили, типа: «ты русский, придурок такой бестолковый…», можно сразу звать полицию - правда на твоей стороне будет. Нужно будет только ее доказать. А тут уж у кого язык лучше и социальный статус выше. Был у меня только один значительный конфликт с молодым негром в автобусе. Но я тоже свои права тогда уже знал. Так что все окончилось холодной войной на 3 часа езды до пригорода Нью-Йорка.

Голубые, лесбиянки. В любом районе любого американского города есть уличные ящики для бесплатных изданий по рекламе продаж квартир, машин и… изданий сексуальных меньшинств. Я наблюдал за этими ящиками украдкой у себя в Лоренсе – насколько они популярны? Увы, никого за этим интересом не «застукал». В сувенирных магазинчиках тоже будут продаваться флажки, значки в радужной символике (знак тех самых, не традиционных; представьте себе, например, штатовский флаг, где не три традиционных цвета, а семь радужных). Нетрадициалов примерно 9% населения, их большие колонии в Сан-Франциско и в Новом Орлеане. Но Керри их помощи, похоже, оказалось мало в борьбе с пренебрегающим их проблемами Бушем. В Америке нельзя открыто никого критиковать за это. И в Бостоне, и в Форт-Вейн (Индиана) мне мои кураторы-заведующие кафедрами социологии сделали практически одинаковое замечание-предупреждение за то, что я напрасно в своих лекциях сказал о том, что в Казахстане мы знаем о движении голубых, но открыто не поддерживаем его. А вдруг кто-то из геев-студентов заявит за это на меня в полицию за анти пропаганду их свободы? Не случилось. Знаю о случае в той же Индиане, когда родители двух молодых 20-ти летних парней, узнав, что их сыновья - голубые, избили и выгнали их из дома. На время их и подобрала «семья» моего знакомого гея, профессора - социолога.

У нас, насколько мне известно, в Алматы имеется уже несколько гей-кафе. Я думаю, это огромное воздействие, в первую очередь, материалов СМИ, фильмов; попытка людей выразить свою альтернативность, «богемность», модность. Сложно размышлять о происходящих внутри физиологических, психических, индивидуальных, субкультурных путях их социализации, окружении, когда, как говорят: «не был, не состоял…»

Интенсивные технологические изменения, происходящие на телевидении, в электронике и других технологиях (12). Компьютер. Интернет. Электронная почта. Думаю, что это ключевые понятия данного процесса. «IBM», «Microsoft», Билл Гейтс – американские. Когда я находился в Америке, я обязательно смотрел страну производства любого товара или продукта, который попадал ко мне в руки. Американских там было немного. – «А что же вы производите сами?» – «Ракетно-космическую технику, самолеты, корабли, автомашины, компьютеры, технологии, сложное оборудование для практически любого вида производства; образование у нас одно из лучших в мире. Поэтому-то мы сегодня так сильны, и весь мир сегодня едет к нам, на обучение, включая и вас, кстати». Да, уж, действительно потрясли меня на десятки километров раскинувшиеся промышленные комплексы пригородов Сан-Франциско, Чикаго, Нью-Йорка. Так и не смог я по разным причинам выбраться в Сиэтл – один из красивейших городов страны, компьютерную и авиационно-космическую («Локхид», «Боинг») столицу и Америки и, как считают сами американцы, мира.

Компьютер появился в Англии в 1944, в США – в 1946, в СССР – в 1952 году. Электронная почта, созданная Рэем Томплинсоном, заработала в 1973 году. Массовый, «Apple», появился в США в 1981-м, тогда же, примерно, начала действовать и всемирная мировая сеть (www) информации. Массовый завоз ПК и в Россию, и в Казахстан начался в 1995 году. Совсем недавно.

А чего сегодня нельзя найти или не смочь в Америке по Интернету? Мне кажется, на этот вопрос нельзя найти негативный ответ. Зарезервировать место в отеле? Купить билет на хоккей в другом городе? Билет на автобус из другого города в какой-нибудь другой, включая свой? Узнать погоду в Алматы? Зарплату американского президента? Отыскать любого человека, в том числе за 50 баксов, наняв для этого детектива? Заказать себе булку хлеба или палку колбасы с доставкой на дом в любое время дня и ночи? Да нет проблем! Было бы желание, время, ну и деньги. Так как, в целом, вся информация в Интернете там практически бесплатна. Электронная почта есть, наверное, у всех. Даже у водителя желтого школьного автобуса и уборщицы. У каждой организации – обязательный сайт с информацией, услугами. И найти эту почту, написать интересующему тебя человеку письмо – тоже не проблема. Наверное, поэтому 64% их населения страны ежедневно пользуется им.

В Казахстане, насколько я уже отмечал, первые массовые завозы компьютеров начались во второй половине 90-х. Доступными по цене они стали для среднего жителя к концу тех же 90-х. У примерно четверти моих сегодняшних казахстанских студентов есть компьютер, у каждого десятого – почта (пользуется ей, как я понял, процентов 70%; остальные адреса оказываются «заколоченными»). Но студенты – народ заметно продвинутый. А что остальное население республики, его профессиональные и возрастные группы? Здесь, по моим данным у нас (включая тех же студентов) всего около 2% пользователей Интернетом. Интернет-сайты только начинают появляться. Здесь шагать и шагать нам еще до развитых стран мира.

Кстати, Интернет – это еще и самые краткосрочные «ворота» в популярность, в мир, в уважительность к стране, и организации, и даже на пути к знакомству с отдельным человеком. В Штатах одним из первых вопросов мне были: а как на счет сайтов республики, ее статистики, твоего вуза, тебя самого? Причем, ожидается, что все будет на английском языке. Ни о каком русском, не говоря уже о казахском, никто ничего и слышать ничего не хочет там. Во всех студенческих аудиториях принималось на «ура», когда я перед лекцией открывал вторую, англоязычную страничку своего сайта. «Настоящий профессор», - слышалось со стороны студентов.

Задался я себе и таким вопросом, а какие русские слова перешли в общее лингвистическое пользование во всем мире? Не много: водка, спутник, интеллигенция, перестройка. Для сравнения, из японского - много больше: сакэ, кимоно, харакири, самурай, танка, Кабуки, камикадзе, суши. О Казахстане американцы сегодня не знают практически ничего: «город в России», «провинция в Афганистане», «в Пакистане, …». Не просто не густо, а совсем даже не серьезно. Но, «жизнь такова, какова она есть, и больше никакова», - как говорилось в одном из стихотворений. И сайтов о Казахстане – всего ничего по сравнению с каким-нибудь Лихтенштейном. Когда же американцы узнавали, что мы «вмещаем» пять Франций, или десять Великобританий, или занимаем одну пятую от их Америки, надо было видеть, как широко могут раскрываться глаза.

Итак, сегодня в нашей республике ситуация дальнейшего вхождения в рыночные отношения все более и более обретает характер необратимого процесса. Я сейчас уже крайне слабо могу представить себе желание возврата широких масс наших людей к социализму. Человек вообще способен привыкнуть ко всему. Чукчи, вот, 10 месяцев в году в условиях зимы живут! А уж к лучшему привыкаем мы еще быстрее. Разве много среди нас желающих вернуться опять в общество дефицита товаров, очередей, ограниченных видов услуг, свободы перемещений, карьерного роста в зависимости от способностей и знаний, а не от блата или знакомств-связей, от партийной принадлежности? Думаю, что нет. Даже нынешние коммунисты в своих программах многие из позитивных моментов рынка гибко учитывают. Следовательно, многое из социально-экономической, политической, культурной динамики жизнедеятельности современной Америки – наше будущее.

Исходя из результатов моих оценок ситуации, оказывается, не такое уж оно и далеко это будущее. Со многими из заокеанских проблем, о которых писал Патнэм, мы уже сталкивались еще в Советском Союзе, с некоторыми ознакомились за полтора десятилетия интенсивного переустройства нашего казахстанского общества.

Многие нас еще ждут. Поэтому изучать опыт, достижения и недостатки направленностей социализации капиталистических стран, уже прошедших через эти этапы, набивших себе свои шишки, следует более системно и последовательно, чтобы потом не иметь их своими, наболевшими.

Список использованной литературы:

1. Robert D. Putnam Turning In, Turning out: The Strange Disappearance of Social

Capital in America // Political Science & Politics. Volume XXVIII. № 4,

December 1995. P. 664-683.

2. Золотухин С.А. Проблемы социальной мобильности общества переходного

периода. - Алматы: Казах университетi, 2000.

3. Известия. 30 марта. 2000.

4. Реалии нашего времени: проблема «челноков». Мысль. 1998. №12. С. 49.

<< | >>
Источник: Сергей Золотухин. УНИВЕРСИТЕТСКАЯ АМЕРИКА И НЕ ТОЛЬКО… записки социолога из Казахстана об образовании и жизни в США. 2005

Еще по теме АМЕРИКА – КАЗАХСТАН: ТАК ЛИ БЛИЗКО ТО ДАЛЕКО?:

  1. Сергей Золотухин. УНИВЕРСИТЕТСКАЯ АМЕРИКА И НЕ ТОЛЬКО… записки социолога из Казахстана об образовании и жизни в США, 2005
  2. Если человек стоит слишком далеко
  3. Если человек стоит слишком далеко
  4. Счастье – сегодня, а не в далеком будущем
  5. Смерть близких
  6. ЗАЩИТА ОТ БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА
  7. ОТСУТСТВИЕ БЛИЗКИХ ДРУЗЕЙ
  8. Когда пожар близко...
  9. Глава одиннадцатая Отношение к близким людям
  10. Периодическая печать в Латинской Америке
  11. О самом близком вам человеке — о вас...
  12. Тема 10. Правовые системы стран Латинской Америки
  13. О НАШИХ БЛИЗКИХ, ОТОШЕДШИХ В МИР ИНОЙ, И ДУХОВНЫХ НАСТАВНИКАХ
  14. УГЛУБЛЯЙТЕ СВОЮ СВЯЗЬ С БЛИЗКИМИ, ОТОШЕДШИМИ В МИР ИНОЙ
  15. Тема 10. Правовые системы стран Латинской Америки
  16. Глава 24. Конституционное право стран Латинской Америки
  17. 8. 2. ЖУРНАЛИСТИКА АМЕРИКИ
  18. ЧАСТЬ II. ВОСПИТАНИЕ РЕБЕНКА В АМЕРИКЕ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ
  19. 1. Формирование правовых систем стран Латинской Америки
  20. 5. Различение циркулярной и реактивной депрессии. Помощь при потере близкого человека