загрузка...

13.1.1. Теории прогресса

Теории прогрессивного развития общества имеет смысл начать рассматривать с марксистского учения, так как авторы последующих теорий (особенно в XX в.) строили свои рассуждения на сравнении и противопоставлении марксизму.

Для понимания развития общества К. Маркс ввел понятие «общественно-экономическая формация» (ОЭФ), которая у него базируется на способе производства материальных благ и форме собственности. Способ производства и общественно-экономическая формация в целом, по Марксу, остаются неизменными, пока сохраняется равновесие между производительными силами (материальная субстанция) и производственными отношениями (идеальная субстанция). Рост, качественное изменение производительных сил общества (развитие техники и навыков людей) влекут за собой изменение производственных (и вообще всех социальных) отношений, в том числе формы собственности. Завершаются эти изменения революционным скачком. Общество переходит на новую ступень, образуется новая общественно-экономическая формация. Важную роль в изменении формы собственности и смене формаций играет классовая борьба. Революции являются ускорителями общественного прогресса («локомотивы истории»). В процессе развития человеческое общество проходит пять этапов, пять общественно-экономических формаций: первобытно-общинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую.

Такой подход к общественному развитию, основывающийся на смене общественно-экономических формаций, получил название «формационный».

Материализм Маркса заключался в том, что, по его представлениям, в основе общества (общественно-экономической формации) лежит материальное производство, которое развивается социальными действиями людей и вызывает соответствующие изменения в духовной сфере.

Марксистский анализ общества дал адекватные ответы на актуальные вопросы своего времени. Свою теорию К. Маркс создавал в середине XIX в., когда классовая борьба в Европе и Америке была заметным фактором общественного развития. В XX в. центром классовой борьбы становится Россия, а в передовых европейских и американских обществах наблюдается затухание «классовых битв». На этом фоне уже трудно было объяснить развитие общества усилением классовых противоречий. Кроме того, социологам-идеалистам было неясно, как материальное производство детерминирует развитие науки. Многие научные открытия были сделаны без непосредственного влияния производственных потребностей. Наконец, К. Маркс не объяснил, какая формация последует за коммунистической. Ведь развитие производственных отношений с необходимостью приведет к образованию новых социальных структур.

В середине XX в. в условиях быстрого, поступательного и мирного (без революций и войн) развития капитализма теория Маркса уже не удовлетворяла социологов. Если К. Маркс описал раннее капиталистическое общество, недавно вышедшее из чрева феодализма, то теперь налицо было зрелое индустриальное общество, развивавшееся на своей собственной основе.

Концепцию индустриального общества рассмотрим на примере теории стадий экономического роста, созданной в 1960 г. американским экономистом и социологом Уолтом Ростоу.

Если у Маркса движущими силами общества являются способ производства и классоваяй борьба, то у Ростоу это сумма факторов – экономических и неэкономических (политических, культурных, психологических, военных), носящих не материальный, а идеалистический характер. Среди этих факторов особенно выделяются наука и технология. Именно они коренным образом меняют представления людей, вызывая новые социальные действия, преобразующие общество, и переводят его в новую стадию экономического роста. Таких стадий у Ростоу, как и у Маркса, пять. Однако он выделяет другие исторические периоды и иначе определяет их сущность.

Традиционное общество. В эту стадию У. Ростоу включает большой период человеческой истории, который у Маркса занимает первобытно-общинная, рабовладельческая и феодальная формации. Традиционное общество характеризуется «доньютоновским уровнем науки и технологии», примитивным сельским хозяйством. Прогресс почти не заметен. Власть принадлежит тем, кто владеет землей. «…Важнейшим признаком традиционного общества является то, что в нем неизбежен некоторый предел роста выработки продукции на душу населения».

Переходное общество (предпосылки для подъема). В конце XVII – начале XVII столетия наука и техника совершили «проникновенные открытия» и стали непосредственно влиять на развитие производства. Кроме того, появились предприниматели – активные люди, способствующие внедрению новых технологий. Массовое изобретательство и предприимчивость стали возможны в той культурной среде, где имелись определенные социальные ценности, побуждающие к открытиям. Это был период буржуазных революций и образования национальных государств, установления равного для всех права и укрепления правопорядка, способствовавшего развитию торговли и расширению рынка. Этой стадии первой достигла Великобритания. Страны третьего мира вошли в эту стадию в середине XX в. (национально-освободительное движение).

3. Стадия подъема (промышленная революция). На этой стадии бурно идет накопление капитала «общественного назначения» (обеспечивающего развитие транспорта, связи, дорог, т. е. всей инфраструктуры). Резко повышается технический уровень промышленности и сельского хозяйства. Политическая власть осознает необходимость модернизации. Этой стадии достигли:

Великобритания – в конце XVIII в.;

Франция и США – в середине XIX в.;

Германия – во второй половине XIX в.;

Россия – в 1890–1914 гг.;

Индия и Китай – в начале 50-х гг. XX в.

4. Стадия зрелости (быстрого созревания). «За подъемом следует продолжительный период неизменного, хотя и колеблющегося роста, период, во время которого отныне из года в год растущее хозяйство стремится распространить новейшую технологию на все участки хозяйственной жизни». В этот период значительно растет национальный доход, общество согласует с растущим производством свои ценности и институты, приспосабливает или изменяет их. От начала подъема до периода зрелости необходимо около 60 лет, чтобы целое поколение привыкло воспринимать постоянный рост производства. После развития инфраструктуры бурно развиваются новые отрасли, определяющие прогресс общества.

В эту стадию передовые страны вошли в следующей последовательности: Великобритания – в 1850 г., США – в 1900, Франция и Германия – в 1910, Япония – в 1940, СССР – в 1950 г.

5. Стадия высокого массового потребления. Общество перестает считать дальнейшее развитие современной технологии своей главной целью, а выделяет большие средства на социальное благосостояние. Возникает новый тип социальной политики – «государство общественного благоденствия». Ведущими становятся отрасли, производящие потребительские товары длительного пользования и услуги индивидуального назначения (автомобили, телевизоры, холодильники и т. д.). Рыночное предложение индивидуализирует общество.

К 1960 г., по мнению Ростоу, США находились на стадии высокого массового потребления, а Западная Европа и Япония вступали в эту стадию. СССР в то время находился на пороге высокого массового потребления. По вступлении в эту стадию процесс индивидуализации сознания, необходимость политических, экономических и военных реформ, по оценке Ростоу, приведет к деградации коммунистического строя.

Во второй половине XX в. прогресс общества настолько ускорился, что его итоги подводятся каждое десятилетие. И каждое десятилетие ученые констатируют колоссальные культурные, экономические и социальные сдвиги.

Поэтому уже в 1970-х гг. описанная У. Ростоу пятая стадия перестала соответствовать реальности, общество приобрело новые черты.

Появляются концепции постиндустриального общества. Они группируются по двум направлениям:

Либеральные теории. Их авторами являются по преимуществу американские социологи: Дэниэл Белл, Джон Гелбрейт, Збигнев Бжезинский, Герман Кан, Элвин Тоффлер и др.

Отличительной чертой этих теорий является отрицание классовой борьбы и социальных революций как движущих сил развития общества.

Радикальные теории. Их авторами являются европейцы (в основном французские социологи) – Раймон Арон, Ален Турен, Жан Фурастье, признающие роль классовой борьбы и революций в общественном прогрессе (очевидно, сказалось влияние так называемой «студенческой революции» 1968 г.).

Концепция постиндустриального общества представлена в теориях Д. Белла, З. Бжезинского и Э. Тоффлера.

В 1973 г. Д. Белл выпустил книгу «Пришествие постиндустриального общества». В ней он отметил, что современное индустриальное общество вследствие бурного развития науки и технологий (основные движущие силы) в конце XX – начале XXI в. вступит в новую стадию – стадию постиндустриального общества. Это общество по сравнению с индустриальным уже приобрело новые признаки.

Экономика производства товаров превратилась по преимуществу в экономику услуг. Уже на то время 75 % работающих американцев были заняты в сфере услуг и только 25 % вследствие колоссального роста производительности труда обеспечивали все нарастающий поток товаров. (В России соотношение был обратное: 25 % работающих занято в сфере услуг и 75 % – на производстве.)

В производственной сфере господствующее положение заняли менеджеры (наемные работники), а не капиталисты (владельцы средств производства). Менеджер – профессиональный управляющий, знающий производство и рынок. Он получает оклад и обычно еще и процент с прибыли. Их влияние в производственной сфере увеличит их влияние и в других сферах (политической, социальной). Этот процесс получил название «революция менеджеров».

Главенствующее значение приобрели теоретическое знание, новые идеи. Все более возрастает влияние науки на производство. Это еще больше снизило значение собственников средств производства.

Создание новой интеллектуальной, гибкой технологии приводит к вытеснению ею машинного производства. Еще более распространятся новые способы передачи информации, персональные компьютеры, программные технологии. Некоторые социологи называют постиндустриальное общество информационным.

Дальнейший рост производства будет зависеть более от человеческого фактора (генерация новых идей, их внедрение, менеджмент), чем от денежного. Основой промышленности станет не предприятие, а научный центр, который будет не только делать научные открытия и технологические усовершенствования, но и готовить и распределять человеческие ресурсы.

Усовершенствования в идеальных структурах (знания, представления людей о новых технологиях) влекут за собой изменение социальной структуры общества. В отличие от индустриального в постиндустриальном обществе социальная структура состоит не только из горизонтальных слоев (классы, социальные страты), но и из вертикальных структур.

Горизонтальная социальная структура включает четыре основных слоя:

специалисты-интеллектуалы (ученые, менеджеры и др. – те, кто генерируют новые идеи);

инженерно-технически работники (те, кто внедряют новые идеи);

клерки-служащие (бюрократия на производстве). Их роль снижается;

квалифицированные рабочие. Их роль по-прежнему высока.

Вертикальный срез общества проявляет пять основных структур:

предприятия и фирмы. Их роль даже превышает роль правительственных учреждений, так как крупные фирмы действуют за рамками национальных правительств;

правительственные учреждения. Их роль относительно снижается (в России они продолжают занимать господствующие высоты);

университеты и научные центры. Роль их возрастает;

военный комплекс. Его значение снижается;

социальный комплекс (здравоохранение, образование, социальные услуги и др.). Его значение значительно выше, чем в индустриальном обществе.

В постиндустриальном обществе не будет голода и нищеты. Безработица, как правило, будет находиться на социально безопасном уровне. Поэтому горизонтальные слои (классы, страты), активные в марксовом раннем индустриальном обществе, где их значение определяла классовая борьба, здесь политически пассивны (ведут переговоры об условиях работы и оплаты труда с предпринимателями).

Политическая инициатива переходит к вертикальным структурам. Именно здесь идет борьба за влияние в обществе. Эта борьба носит скрытый и не революционный характер, ибо никто не заинтересован в смене формы собственности.

Положение человека в таком обществе больше определяет не капитал, а его знания, умения и качество той пользы, которую он приносит людям (дизайн, изготовление, производство пищи, одежды, художественных произведений, знания и др.). Изменится, по мнению Д. Белла, само существо общества, которое следует называть не капиталистическим, а меритократическим (от лат. meritas – польза).

Схожими чертами наделяет постиндустриальное общество другой американский социолог – 3. Бжезинский. В своей работе «Роль

Америки в технотронную эру» (1970) он утверждает, что человечество прошло в своем развитии две эры – аграрную и индустриальную и теперь входит в третью эру – технотронную (т. е. технонаправлен-ную). Признаки технотронного общества З. Бжезинского напоминают черты постиндустриального общества Д. Белла:

промышленность товаров уступает место экономике услуг;

растет роль знаний, компетентности, которые становятся инструментами власти;

учеба и самообразование необходимы в течение всей жизни;

жизнь широких слоев скучна (днем рационализированное производство, вечером – телевизор). Отсюда – важная роль досуга: развитие шоу-бизнеса, индустрии развлечений, спорта и т. д.;

университеты, научные центры непосредственно определяют изменения и всю жизнь общества;

падает роль идеологии при возрастании интереса к общечеловеческим ценностям;

телевидение вовлекает в политическую жизнь широкие массы, ранее пассивные;

становится актуальным участие широких слоев в принятии социально важных решений;

экономическая власть деперсонифируется (менеджер – не владелец, а наемный работник. Предприятие принадлежит тем, кто владеет акциями);

повышается интерес к качеству жизни, а не только к материальному благополучию.

В 80-е гг. XX в. концепция постиндустриального общества продолжает развиваться. Однако ученых начинает беспокоить проблема выживания общества при все увеличивающихся темпах экономического развития. Впервые звучат пессимистические нотки при оценке прогресса.

В 1980 г. выходит книга Э. Тоффлера «Третья волна». Он рассуждает, как и З. Бзежинский, в духе «пришествия третьей эры» (первая волна – аграрная, вторая – индустриальная, третья волна – постиндустриальная).

В постиндустриальном обществе, по Тоффлеру, развитие техники идет такими темпами, что биологическая природа человека за ними не поспевает. Люди неприспособившиеся, не успевающие за прогрессом, остаются «на обочине», как бы выпадают из общества, противостоят, мстят ему, испытывают страх, «шок от будущего». Отсюда такие социальные девиации, как вандализм, мистицизм, апатия, наркомания, насилие, агрессия.

Выход из данной ситуации Тоффлер видит в изменении мышления, переходе к новым формам социальной жизни. Новые формы социальной жизни придут, по его мнению, после перехода к «производству детей» по заданным физическим и интеллектуальным характеристикам. Тогда изменятся такие социальные структуры, как семья, брак, и такие понятия, как материнство, секс. Изменятся социальные роли мужчины и женщины и появятся такие формы социальной жизни, как групповые браки, коммуны.

Центральным понятием теории Тоффлера является футурошок – шок, удар от будущего. Люди впервые за всю историю боятся дальнейшего прогресса, с недоверием ожидают очередных быстрых социальных перемен.

<< | >>
Источник: Борис Акимович Исаев. Социология. Краткий курс. 2010

Еще по теме 13.1.1. Теории прогресса:

  1. 51. Объяснение девиантного поведения в теории навешивания ярлыков и с позиции теории социальной солидарности
  2. Построение вторичной прогрессии
  3. Хроника прогресса
  4. О научном и общественном прогрессе
  5. Часть 1 Прогрессии
  6. Метод вторичных прогрессий
  7. ПРОГРЕСС
  8. Другие важные прогрессии
  9. Естествознание и научный прогресс
  10. Философия истории и прогресс человеческого общества
  11. ПРОГРЕСС ПСИХИЧЕСКИЙ
  12. Фиксируйте прогресс
  13. Общественный прогресс и наука.