Введение, в котором автор обосновывает необходимость этой книги

Дорогой мой читатель!

Наверное, я не ошибусь, если скажу, что твои действия и желания часто, или хотя бы иногда, приходят в конфликт с действиями и желаниями окружающих тебя людей. Понятно, что такое по­ложение дел тебе далеко не безразлично и ты от этого в той или иной мере страдаешь.

И, скорее всего, я опять не ошибусь, если ска­жу, что в душе твоей всегда было стремление до­биться того, чтобы этих конфликтов было как мож­но меньше. И это нужно было не из-за твоей люб­ви или нелюбви к другим людям, но из желания удачнее решать те задачи, что всегда стояли перед тобой, то есть в конечном счете для того, чтобы тебе жилось легче и лучше.

Если ты пытался добиться желаемого от лю­дей при помощи силы, то они отвечали тебе на это большей силой, и ты вынужден был отступать. Ведь любое действие, по третьему закону Ньюто­на, приводит к противодействию. Если ты начи­нал к ним ластиться, то они садились тебе на шею и помыкали тобой. И ты понял, что ни та, ни другая политика не гарантируют тебе успеха в общении с людьми.

Представляешь, этот тип утверждает, что он мой однокашник. «Крокодил», Россия

Тебе, таким образом, не раз приходилось убеж­даться, что действия и поступки людей зачастую бывают непонятно на чем основаны.

Каждый из нас, естественно, отражает этот мир, взаимодействует с ним, пытается воздействовать на него на основе своего опыта, воспитания и тем­перамента. Вследствие этого мы являемся пленни­ками имеющихся у нас представлений.

Господи! Дай мне силы для того, чтобы сделать то, что я могу сделать; дай мне кроткость, чтобы смириться с тем, что я не могу изменить; и дай мне му­дрость для того, чтобы всегда отличить первое от второго!

Древняя молитва

И человек (будь он оптимист или пессимист) отражает окружающее неадекватно, можно ска­зать, что он смотрит на мир через свои очки. Если человек считает, что этот мир хороший и люди, его населяющие, чуть ли не ангелы во плоти, то он уже несет в себе основу для жестоких разочаро­ваний. Если же он считает, что мир плох и что все вокруг ополчились на него, то опять же человек неадекватен, и очень скоро он может прийти к пес­симистическому видению мира.

В мире существует несколько простых, но « же­лезных» законов, знание и следование которым делает наше отражение мира и, соответственно, наше поведение, адекватным.

Как только человек осознает механизмы своего невротического поведения, то, как правило, ему сра­зу становится намного легче и «вредные» механиз­мы перестают действовать. Он встает на путь осво­бождения. Весь классический психоанализ основы­вается именно на этой способности нашей психики.

Осознание — по-настоящему великое оружие в руках Homo sapiens!

Главная причина неадекватности нашего обще­ния с себе подобными заключается в том, что мы, общаясь с другими людьми, делаем три фундамен­тальные ошибки.

Первая: мы судим о людях по себе, мы пытаем­ся понять их действия исходя из своих представ­лений о Добре и Зле.

Например, когда мы говорим: «Это неправда!», мы, таким образом, берем на себя роль источника истины — роль Бога: «Мне известно — как и что надо делать, чтобы все шло как надо! А ты всего лишь пигмей и не можешь иметь своего мнения! И будь добр подчиняться мне»,

Вторая: мы почти всегда себе позволяем то, что другим позволить не можем.

И третья: мы всегда в той или иной степени ставим свои интересы и потребности выше, чем потребности или интересы других людей.

«Благодаря» этим ошибкам мы ставим самих себя в центр Вселенной, определяя по себе — что и как люди должны делать! И самое интересное во всем этом то, что все эти ошибки совершенно естественны.

Мы, как бы на нас общество не давило, эгоисты до мозга костей и просто не можем поступать по-другому. Наша рубашка всегда ближе к нашему телу, чем рубашка другого, порез пальца для нас намно­го более значим, чем смерть чужого человека.

Но, думая и поступая так, мы неизбежно всту­паем в конфликт с окружающим нас миром — ведь другие люди думают и поступают точно так же. И наши поступки им не нравятся, точно так же, как и нам их поведение!

И наши партнеры по общению будут тем или иным способом ставить нам палки в колеса. А если бы они могли прочитать еще и наши мысли, кото­рые роятся у нас в голове во время этого общения, то, скорее всего, тут же накостыляли бы нам за них по шее! То есть очень часто наши контакты с окру­жающими людьми награждают нас головной болью.

Во взаимоотношениях с другими людьми мы по­стоянно вынуждены балансировать на грани конфлик­та. И только нежелание обострять отношения вынуж­дает нас сдерживаться. Живя среди себе подобных, мы просто вынуждены сознательно ограничивать свои желания. Это необходимость, своеобразная техника безопасности совместного существования.

Человек является по очень многим параметрам уникальным образованием для нашей планеты. Другого подобного существа, если не считать кры­сы, на Земле днем с огнем не найти. А связана его уникальность вот с чем.

Животные в драках между собой, как бы они ни были внешне свирепы, всегда соблюдают непи­саный кодекс чести. Они почти никогда не убивают друг друга! Чем тяжелее вооружен хищник, тем более аккуратнее он использует свои «боевые воз­можности» относительно своего сородича. Исклю­чением являются крысы.

В отношении к «своим» крысы — милейшие создания, источающие мед мягкие, пушистые ко­мочки, образцы почти чистого альтруизма. Отно­сительно членов другого клана — свирепые и бес­пощадные убийцы, готовые мгновенно разорвать чужака на кусочки.

Межклановые войны крыс очень напоминают по свирепости и смертоносности человеческие вой­ны. Этологи считают крыс наиболее вероятными претендентами на трон царя природы, ежели тот по какой-либо причине окажется вакантным.

Если мы будем каждый раз ждать благодарности за свои труды, то многократная головная боль нам обеспечена! Карнеги

Ты, дорогой мой читатель, конечно же видел драки собак. Крику, шуму, клацанья зубов и тому подобного в этом «спектакле» масса! Но больше чем разорванным ухом это дело редко кончается. Если даже конфликт и кончается смертью одного из его участников, то это скорее несчастный слу­чай, чем запланированный результат. Природа ради сохранения вида вложила в хищников специаль­ные инстинктивные ограничители.

А у нехищников таких ограничителей мало или же их нет вовсе. Но этим животным и нечем реали­зовать свою агрессию. Поэтому их «социальные конфликты» обычно кончаются без эксцессов.

Но человек-то начинал свою «карьеру» с тра­воядного, и только потом, по мере развития и набирания ума понял, что намного выгоднее быть также и плотоядным. И вместе с употреблением мяса в нем начала расти агрессивность. А инстинк­тивных ограничителей в человека природа не ус­пела вставить!

Дело дошло до того, что Человек при случае не гнушался пообедать своим соплеменником. В при­роде среди других животных этого почти никогда не встречается!

Человек научился пользоваться орудиями. Что, конечно же, обеспечило ему колоссальный рывок вперед в развитии! Но и чуть не погубило. Он стал очень тяжело вооруженным хищников. С тех пор в драках с другими людьми его агрессия ничем не ограничивается.

Не будете ли вы настолько любезны, не повтори­те ли свой вопрос?..

«Спиру», Бельгия

В начале своей истории Человек с упоением дрался с себе подобными ради завладения всем мало-мальски ценным, что он углядел у более сла­бого собрата. Потом люди начали организовывать­ся в своеобразные банды — орды и с огнем и ме­чом прокатываться по земле (вспомним гуннов, Чингиз-Хана, Македонского).

Но по мере «взросления» Человек начал пони­мать, что такое поведение не обеспечивает ему спокойного существования. Во время войны запро­сто можно погибнуть самому, победители могут разорить страну и так далее и тому подобное. Че­ловек вынужден был прийти к ограничению своей агрессивности относительно соплеменников.

Он начал включать в число «неприкасаемых» все более и более широкий круг окружающих его людей. И, если эта тенденция сохранится, то в конце концов все люди станут друг другу братья­ми и сестрами!

Но пока что этого еще не произошло. Сегодня, если Человеку что-то не нравится в поведении со­племенника, он хоть и не хватается за дубинку с намерением раскроить нахалу череп, все равно весь «кипит» от переполняющих его эмоций, а потому вынужден сдерживаться.

И, конечно же, даром ему это не проходит. Ведь человек привык реагировать на любую опасность бурно и активно. У него в момент стресса выбра­сываются в кровь особые вещества, которые гото­вят его к действию. Человек наступает на горло той «песне», что готова сорваться с уст, и в этот момент он напоминает паровой котел, который вот-вот взорвется.

Слова Остапа Бендера о том, что атмосферный столб давит на него значительно сильнее, чем на окружающих, вполне могут сказать о себе многие наши современники, даже если они и не являются «великими комбинаторами».

Стрессовые вещества не расходуются по назна­чению, отрицательные эмоции не разряжаются, че­ловек очень долго находится в состоянии «взвин­ченности», что для организма является колоссаль­ной нагрузкой. Это приводит к быстрому изнашива­нию или к срыву нормальной деятельности регуляторных механизмов. И поскольку организм не мо­жет выдерживать сверхнагрузки в течение длитель­ного времени, напряжение прорывается внутрь. Так зарождаются неврозы, психосоматозы и психозы.

| >>
Источник: Васютин Александр Михайлович. КАРНЕГИ ПО-РУССКИ, или Азбука разумного эгоиста. 2003

Еще по теме Введение, в котором автор обосновывает необходимость этой книги:

  1. Цель этой книги
  2. Уникальность этой книги
  3. Способ редактирования этой книги
  4. ЭПИДЕМИЯ См. раздел «Дополнительные объяснения» в начале этой книги.
  5. 9 рекомендаций, как взять максимум из этой книги.
  6. Чтение этой книги - начало твоего общения с ним.
  7. Дюжина примеров из журналистской практики автора книги
  8. Несколько строчек книги, начало которой везде, а конец нигде. Алгебра общения в 12 письмах. Дядя Митя с котом Циником.
  9. Заключение, в котором автор выводит моральный кодекс эгоиста
  10. Десять правил, которые необходимо знать о своей злобе