КОЛЛЕКТИВНОЕ ВОСПИТАНИЕ В ДЕЙСТВИИ

Что значит воспитание «в коллективе, коллективом, для коллектива»? Для объяснения того, как применяется теория на практике, воспользуемся двумя источниками — советскими руководствами и наблюдениями автора.

Перед нами небольшая книга Л.И. Новиковой, подготовленная при участии сотрудников Института теории и истории педагогики Академии педагогических наук РСФСР. Книга эта предназначена «для директоров, классных руководителей, учителей и пионервожатых». Подобно многим другим, этот труд дает представление о том, чем и как живет каждый класс школы.

Название книги «Социалистическое соревнование в школе» [5] отражается и в отдельных заголовках: «Соревнование в классе», «Соревнование между классами», «Соревнование между школами».

С чего начинается коллективная социализация у самых маленьких? В книге описан первый день занятий в первом классе. Перед собравшимися новичками стоит учительница. Что она должна им прежде всего сказать? Обратимся к тексту:

«Нетрудно заметить, что прямое обращение к классу с призывом: «Все сядьте правильно» — часто не дает нужного эффекта». По мнению автора, учительнице следует произнести фразу, которая якобы приводит к более сильному психологическому воздействию: «Давайте посмотрим, какой ряд лучше сидит». В результате «дети не только сами стараются сделать все как можно лучше, но и с осуждением относятся к тем, кто подводит их ряд. Если подобные приемы, возбуждающие дух соревнования у детей, систематически применяются опытными учителями в младших классах, то постепенно дети начинают сами следить за поведением товарищей, напоминают тем из них, кто забывает о требованиях учителя, забывает, что нужно сделать, чего делать нельзя. У учителя появляются помощники».

Далее книга знакомит нас с учетом соревнования между звеньями — показатели деятельности каждого ряда фиксируются ежедневно. В частности, оценивается дисциплинированность учеников, их опрятность, состояние тетрадей. Большое значение придается внешнему виду, манере поведения и речи. Рубашки должны быть чистыми и отглаженными, туфли начищенными. Встретившись с учителем, школьник обязан остановиться и поздороваться. В классе во время урока разрешается разговаривать лишь с позволения преподавателя и т. п. В школе повсюду развешаны таблицы, отражающие итоги соревнования. Они озаглавлены «Кто лучше?», на самом же деле в них оценивается работа и поведение не отдельных учеников, а общественных ячеек — октябрятских звездочек, а вслед за тем и пионерских звеньев.

Сначала нормы устанавливает учитель, который и наблюдает за их выполнением. Но через некоторое время, еще в первом классе, для каждого ряда выбираются звеньевые и ответственные за определенные виды деятельности. И те и другие всей душой «болеют» за свой ряд. Лучшее звено поощряется: оно имеет право выйти из класса на перемену первым; его тетради проверяются также в первую очередь. Высшая честь для пионерской группы — сфотографироваться в парадной форме для стенной газеты. Позднее, чтобы дети не останавливались на достигнутых успехах, вводится соревнование между классами. К победившим с поздравлениями приходят делегаты соседних классов.

Теперь посмотрим, как староста и звеньевые помогают преподавателю. В книге Л.И. Новиковой рассказывается, что на первых порах учительница обращала внимание коллектива лишь на позитивные стороны его деятельности, но «затем пришлось вести учет и отрицательных факторов, которые мешали в работе класса». Далее приводится случай с мальчиком Сережей, который регулярно опаздывал к началу занятий. Учительница решила прибегнуть к содействию коллектива. Когда Сережа опять опоздал, она остановила его в дверях и обратилась к классу с вопросом: «Мешает ли нам Сережа начать урок?» Посыпались ответы: мешает, нельзя опаздывать, надо приходить вовремя,— а затем и разные предложения: купить Сереже часы (у мальчика, оказывается, дома не было будильника), не пускать его в класс, послать к директору и даже исключить из школы. Предложения детей не удовлетворили учительницу. Она помогла найти правильное решение: поручить одному из одноклассников заходить за Сережей по пути в школу. Многие охотно вызвались выполнить это задание. На следующее утро разыгралась трагедия. Сережа опять опоздал. Вова, пообещавший зайти за ним, совсем об этом забыл. В конце дня, при подведении итогов соревнования, их звездочка лишилась нескольких баллов и заняла последнее место. Дети огорчились. «Очень переживал Сережа, он чувствовал себя виноватым...»

Так, словом и делом, у школьников воспитывается дух коллективизма и групповой ответственности.

«Они должны жить одной дружной семьей... вместе им придется учиться целых десять лет... к своим товарищам надо относиться хорошо, помогать друг другу».

Со второго класса на учеников возлагают более сложные обязанности. Если раньше звеньевые и старосты механически записывали отметки, выставленные учителем,— теперь они сами оценивают работу товарищей. Задача не из легких, поэтому за выполнением каждого поручения следят двое: они могут в любую минуту посоветоваться друг с другом. Вот как описывается в книге третий класс.

«3 В — обычный класс, не очень дисциплинированный, но и не трудный. В нем есть ленивые и добросовестные, тихие и подвижные, смелые, застенчивые и нескромные.

Учительница, ведущая этот класс уже третий год , пользуется у ребят большим авторитетом, любовью и уважением. Ее слово для ребят — закон.

Звонок на урок отзвенел, но учительницы еще нет — она сознательно задерживается, чтобы проверить, как будет вести себя класс.

В классе тихо. После шумной перемены это не так легко — сразу мобилизоваться, подавить в себе возбуждение! Двое дежурных у стола молча внимательно наблюдают за классом. На их лицах отражается вся важность и серьезность совершаемого дела. Но им не приходится делать замечаний: ребята с удовольствием и своеобразной гордостью поддерживают безукоризненную дисциплину; им нравится, что в их классе так хорошо, что они могут оправдать доверие учительницы. И когда учительница входит и спокойно говорит: «Садитесь!» — все понимают, что она сознательно не хвалит их за тишину и порядок, что в их классе и не могло быть иначе...»

Особенно много внимания уделяет учительница коллективному соревнованию на уроке между звеньями. В течение всего урока ребята постоянно слышат, какое звено лучше подготовилось, какое звено быстрее считает, более дисциплинированно, лучше выполняет работу.

«Поощрение звеньев способствует воспитанию коллективизма, общественной требовательности, взаимопомощи.

— Ну что ты возишься? Все звено задерживаешь! — шепчет соседке Коля во время приготовления к уроку. А на перемене он ее учит, как лучше сложить тетради и учебники в сумке.

— Считай внимательнее! — говорит своей подружке Оля. — Вот видишь, опять из-за тебя наше звено сегодня отстало! Приходи ко мне, мы с тобой вместе посчитаем дома».

В третьем классе вводится еще одно новшество. Звеньевые уже не только оценивают поступки товарищей, но и приучаются публично высказывать свои критические замечания.

«Вот типичная картина. Начало урока. В первом ряду звеньевой докладывает, основываясь на данных санитара и ответственных: «Сегодня Володя сделал не ту задачу, Маша написала неаккуратно и не подчеркнула корень слова, у Алеши грязный воротничок».

Ребят это не обижает: они понимают, что звеньевые не «ябедничают», а просто выполняют свое дело. Ответственным и санитарам и в голову не приходит скрывать недостатки товарищей. Они считают, что хорошо работают тогда, когда замечают какой-нибудь недостаток».

Кроме того, учительница предложила ученикам такое соревнование: звеньевые критикуют своих товарищей по классу, те критикуют самих себя.

«Результаты были поразительными: если звеньевой говорил о 4—5 учащихся, то дополнительно о своих недостатках сообщали еще 8—10 человек».

Общественный контроль и критика действуют и вне школы. Родители ставят в известность школу о поведении своих детей дома. У читателя могут возникнуть сомнения — надо ли верить родительским отчетам. И вообще — насколько картины, изображаемые в педагогических трудах, близки к истине. В ответ мы можем предложить записи непосредственных впечатлений автора.

Первая запись — беседа с тремя советскими учителями — позволяет сопоставить представление о дисциплине у советских людей и у американцев;

вторая — в яслях — показывает, как самым маленьким детям прививают навыки жизни в коллективе;

третья — в первом классе — демонстрирует, как мнение родителей и классного коллектива используется для порицания;

четвертая — в пятом классе — обрисовывает «сложившийся, самостоятельный» коллектив в действии;

и последняя — на пионерском совете — знакомит нас с тем, как решаются вопросы дисциплины на высшем уровне, то есть пионерской дружиной, иначе говоря, школой.

<< | >>
Источник: У. Бронфенбреннер. Ури Бронфенбреннер Два мира детства: Дети в США и СССР. 1976

Еще по теме КОЛЛЕКТИВНОЕ ВОСПИТАНИЕ В ДЕЙСТВИИ:

  1. КОЛЛЕКТИВНОЕ ВОСПИТАНИЕ С ПОЗИЦИЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  2. 5.3. Единство коллективного и индивидуального воспитания учащихся
  3. 5. Учите ребенка самостоятельно воспринимать искусство. «Стадность» и суррогаты коллективности недопустимы в эстетическом воспитании
  4. 5. Воспитание девочки – это воспитание будущей жены, матери, хранительницы семейного очага
  5. 2. Коллективный знак.
  6. ИДЕНТИФИКАЦИЯ КОЛЛЕКТИВНАЯ
  7. БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ КОЛЛЕКТИВНОЕ
  8. САМООПРЕДЕЛЕНИЕ КОЛЛЕКТИВНОЕ
  9. 2.3. КОЛЛЕКТИВНЫЙ ТРУДОВОЙ ДОГОВОР
  10. РАЗДЕЛ ІI КОЛЛЕКТИВНОЕ ТРУДОВОЕ ПРАВО
  11. 8.4. КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ
  12. 2.3.2. Стороны и содержание коллективного договора
  13. 3.4. КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ
  14. 2.3.1. Порядок заключения коллективного трудового договора