Эталоны дисциплины и дисциплинарные меры

Было бы ошибкой считать, что любовь, которой советские люди, и особенно советские матери, окружают своих детей, подразумевает снисходительное и всепрощающее отношение к поведению ребенка. Напротив, родители так же, как и педагоги, придают огромное значение развитию у ребенка послушания и дисциплинированности.

Что конкретно означают эти термины? За ответом еще раз обратимся к авторитетному руководству «Родители и дети», подготовленному группой специалистов Академии педагогических наук РСФСР с целью «помочь родителям правильно воспитывать детей, чтобы они выросли достойными гражданами нашего социалистического государства». В главе, посвященной дисциплине, читаем:

«Что нужно и можно требовать от маленьких детей?

Во-первых, ребенок должен слушаться своих родителей, взрослых с уважением к ним относиться... Ребенок должен внимательно слушать взрослого, когда тот к нему обращается, — к этому в первую очередь надо его приучить. Ребенок должен выполнять требования старших. Выполняя распоряжения, указания, советы взрослых, он проявляет послушание. Привыкнув с детства слушаться — принимать требования взрослых как нечто обязательное, — ребенок с большим успехом станет выполнять и дальнейшие требования, предъявляемые ему в семье и в школе».

Но одного послушания мало: ребенок должен выработать в себе дисциплинированность. Об этом в книге говорится следующее:

«...Надо как можно раньше образовать у ребенка активное, положительное отношение к требованиям взрослых, желание поступать согласно им, выполнять необходимое. В этом заключается огромный смысл нашей работы по воспитанию сознательной дисциплины (даже ее начатков). Всякий человек, в том числе и маленький дошкольник, гораздо лучше, скорее и радостнее выполнит требование, правило, если у него будет к тому желание».

Выражаясь языком западной психологии, дисциплинированность — это осмысленное послушание; иными словами, ребенок выполняет требования взрослых так, будто они являются не приказаниями извне, а его собственными, внутренне мотивированными желаниями. Подобная мысль развивается и в более поздней работе, принадлежащей перу известного педагога И. А. Печерниковой [2].

«Послушание маленьких детей — это начало развития у них драгоценнейшего качества: дисциплинированности. Послушание подростков и старших школьников — действенное выражение любви, доверия и уважения к родителям, другим старшим членам семьи, сознательное желание воспринять их опыт, мудрость. Это — важная сторона подготовки молодежи к жизни в коммунистическом обществе».

Далее Печерникова останавливается на весьма серьезной проблеме.

«Нас спросят: а как же быть с воспитанием у детей самостоятельности? Ответим: если ученик непослушен и ни с кем не считается, то его самостоятельность неизбежно примет уродливые формы. Обычно это анархическое поведение, которое никак не сообразуется с законами жизни советского общества. Где нет послушания, нет дисциплины, там не может быть нормального развития самостоятельности. Воспитание послушания — непременное условие развития у детей способности и к самодисциплине».

Столь пространное цитирование современных советских педагогов необходимо по следующим причинам.

Во-первых, советские книги о воспитании широко распространены; родители, преподаватели и все те, кто работает с детьми, относятся к таким книгам с уважением и серьезностью. Эти руководства вызывают у советских людей большой интерес еще и потому, что воспитание в СССР — любимое национальное занятие. О воспитании печатаются многочисленные статьи в ежедневных газетах, читаются публичные лекции, о воспитании рассуждают как родители, так и люди, детей не имеющие.

Во-вторых, эти цитаты подтверждают наблюдения автора и в сжатой форме выражают те идеи и мысли, которые нередко высказывали родители, преподаватели и работники воспитательных учреждений в беседах с нами. В-третьих, профессиональные воспитатели и большинство встречавшихся нам людей обращались с детьми именно так, как того требуют инструкции, стараясь развить у ребенка черты послушания и дисциплинированности.

Как мы в дальнейшем увидим, их старания небезуспешны: многие советские дети действительно обнаруживают в своем поведении качества, развитие которых настоятельно рекомендуется профессиональными педагогами.

Какими методами добиваются от ребенка послушания и дисциплинированности? Еще раз обратимся к рекомендациям педагогов. Точка зрения Печерниковой (ее книга была самой свежей из тех, что имелись в нашем распоряжении) по этому вопросу совпадает с мнением авторов ранее изданных руководств. В главе «Как воспитывать послушание» Печерникова советует родителям следующее:

«Очень хорошо помогает воспитанию послушания краткое и точное разъяснение детям, почему нужно себя вести так, а не иначе.

В педагогике это называется методом убеждения».

На втором месте по силе воздействия стоит метод поощрения. Но, как предупреждает Печерникова, им «следует пользоваться только в тех случаях, когда это необходимо». Если ребенок всегда хорошо учится в школе и примерно себя ведет, то хвалить его за это уже не стоит.

«Метод поощрения надо использовать главным образом в тех случаях, когда под влиянием учителей, родителей или товарищей ученик стремится исправить недостатки своего характера, быть более организованным, начинает слушаться старших».

Наконец, Печерникова объясняет, за что и как надо наказывать непослушных. Она подчеркивает основополагающий принцип советского воспитания: «недопустимость физических наказаний». Физические наказания считаются в Советском Союзе не только бесполезными, но даже вредными. После критики этой дисциплинарной меры Печерникова предостерегает и от другой крайности — «отрицания вообще каких бы то ни было нака-заний, от либерализма и стихийности в воспитании». Эмпирический путь познания действительности (ребенок дотрагивается до горячего, обжигается и делает для себя соответствующие выводы) категорически отвергается.

«Нельзя воспитание молодого поколения предоставить самотеку, стихии, нельзя рисковать нашими детьми. Школа и родители должны держать нити воспитания в своих руках, принимать все меры к тому, чтобы дети слушались старших».

Что же представляют собой эти меры? На первый взгляд ничего особенного. «Замечание», «выговор», «лишение удовольствий» — слова, знакомые всем рассерженным родителям. Однако, читая внимательно, мы заметим, что взрослым рекомендуют придерживаться при разговоре с провинившимися детьми особого эмоционального тона, который давно не применяется в американской воспитательной практике и лишь напоминает о минувших днях. Приведем пример.

«Выговор не должен носить форму бесконечного ворчания, не следует «пилить» ребенка. Это не даст положительного результата. Рекомендуется дать краткую, но резкую оценку поведения непослушного ребенка, высказать свое возмущение таким поведением. Причем не следует после выговора по-прежнему ласково относиться к школьнику, если даже родители и чувствуют, что он искренне раскаялся. Нужно некоторое время держать себя по отношению к нему подчеркнуто сдержанно и холодновато, показывая тем самым, что его непослушание огорчило старших. Эта мера является очень сильной и в большинстве случаев дает ощутимый результат...

Например, мать заявляет сыну: «Ты вновь не послушался меня и поздно пришел домой. Я теперь не хочу доигрывать вчерашнюю партию в шахматы. Мне неприятно даже смотреть на тебя». В течение вечера она ограничивается лишь сухими ответами на вопросы сына. Примерно так же держится с мальчиком и отец.

Иногда родители могут воспользоваться еще более строгой мерой наказания: на некоторое время совсем прекратить разговаривать с ребенком. Например, дочь не только не послушалась мать и не захотела изменить нелепую прическу, но позволила себе обидеть ее жестким словом. Та ей ничего не сказала, но бросила укоризненный взгляд, всем своим видом показала, что она глубоко оскорблена, и перестала разговаривать с девочкой на несколько часов».

Западные студенты, изучающие проблему взаимоотношений родителей и детей, несомненно, узнают в этом примере классическую модель дисциплинарной меры. Она называется «наказание нарочитой холодностью». Позднее, на основании имеющихся у нас фактов, мы проанализируем ее плоды. А пока попытаемся разобраться в вопросе не менее важном: до какой степени советские родители следуют инструкциям профессиональных педагогов. Опираясь на собственные наблюдения, неофициальные интервью и беседы с различными семьями — из интеллигенции и рабочих,— мы пришли к такому заключению: в большинстве случаев практика с теорией не расходится. Только в среде не очень культурной иногда прибегают к физическому наказанию. Но более всего советских родителей от американских отличает повышенная эмоциональность — как положительная, так и отрицательная — в их отношениях с детьми. Родители и дети в Советском Союзе менее сдержанны в проявлении своей любви друг к другу. В то же время за любое нежелательное отклонение в поведении ребенка и отец, и мать наказывают его нарочитой, демонстративной холодностью. Выражением лица, интонацией или красноречивым молчанием они показывают, что оскорблены в лучших чувствах — вина ребенка не столько в том, что он плохо себя вел, сколько в его неблагодарности по отношению к родителям.

Та же дисциплинарная мера — лишение провинившегося ребенка морально-эмоциональной поддержки — действует и в детском коллективе.

<< | >>
Источник: У. Бронфенбреннер. Ури Бронфенбреннер Два мира детства: Дети в США и СССР. 1976

Еще по теме Эталоны дисциплины и дисциплинарные меры:

  1. § 3. Обязанности несовершеннолетних работников в трудовых правоотношениях. Меры поощрения и дисциплинарная ответственность несовершеннолетних работников
  2. 2. Меры защиты и меры ответственности
  3. ТЕОРИЯ ЭТАЛОНА
  4. 1.2.3.2. Дисциплинарные взыскания: виды, порядок
  5. ЭТАЛОН
  6. ЭТАЛОН СЕНСОРНЫЙ
  7. Статья 62. Содержание в дисциплинарном батальоне военнослужащих
  8. Психология дисциплинарной практики в органах правопорядка.
  9. 10. Содержание в дисциплинарной воинской части
  10. Психология дисциплинарной практики в органах правопорядка.
  11. 4. Государственно-принудительные меры правоохранительного характера