Доктор психологических наук, профессор Л. И. Божович

Профессор Корнелльского университета (США) У. Бронфенбреннер пользуется большой известностью в своей стране и далеко за ее пределами. Это объясняется не только распространением его научных трудов, но и его личными контактами с учеными многих стран.

Работы Бронфенбреннера привлекают актуальностью проблем, а сам автор — своей общественной активностью. Выявляя и анализируя социальные факторы, обусловливающие формирование личности человека, он неоднократно обращался к Конгрессу и Президенту США с предложениями об изменении и улучшении тех условий жизни, которые мешают нормальному развитию детей в Америке. По его собственным словам, важнейшей целью его научной деятельности является внесение конструктивных изменений в процесс социализации подрастающего поколения Соединенных Штатов. У. Бронфенбреннера тревожит ослабление роли американской семьи в воспитании детей, он изучает условия, способствующие эффективному обучению школьников, указывает на необходимость более тесной связи школы с семьей, занимается разработкой программ воспитания детей с низким социальным статусом («обездоленных», по его выражению), выявляет причины роста преступности среди несовершеннолетних и т. д. Будучи одновременно детским и социальным психологом, профессор Бронфен бреннер проводит сравнительные исследования в области воспитания не только в своей стране, но и за рубежом. В Советском Союзе, например, он бывал много раз и, пользуясь разработанной им оригинальной экспериментальной методикой, вместе с советскими педагогами и психологами собрал интересные данные об особенностях нравственно-психологического облика советских детей и о методах коллективного воспитания.

Хорошо владея русским языком, У. Бронфенбреннер изучает советскую психологическую и педагогическую литературу, общается с советскими психологами и педагогами. Он первый из американских ученых высоко оценил педагогический опыт А. С. Макаренко. В 1967 г. в США вышла «Книга для родителей» А. С. Макаренко под редакцией и с предисловием Бронфенбреннера . Нам кажется, что с этим предисловием следует познакомить советских читателей подробнее, так как, рассматривая и оценивая взгляды Макаренко, Бронфенбреннер высказывает и свою точку зрения на проблемы воспитания детей, а это в свою очередь поможет лучше понять книгу «Два мира детства: дети в США и СССР».

Бронфенбреннер не случайно выбрал для перевода на английский язык книгу Макаренко именно о семейном воспитании. Американский ученый убежден, что ребенок должен получать воспитание прежде всего в семье. Он считает, что «главными агентами» воспитания являются родители, тогда как другие лица и группы могут выполнять лишь вспомогательную роль. Родительской любви он придает особое значение, полагая, что без нее нельзя воспитать хорошего гражданина. В подтверждение своей мысли Бронфенбреннер ссылается на Макаренко, который говорил, что «люди, воспитанные без родительской любви, часто искалеченные люди». Бронфенбреннер подчеркивает высказывание Макаренко, что главное в семейном воспитании — это «дух семьи», атмосфера взаимной привязанности, помощи, требовательности, ответственности и уважения. Ему представляется важным положение о том, что родители обязаны выполнять свой высокий гражданский долг и служить примером своим детям. Ссылаясь на текст книги и разбираемые в ней конкретные ситуации, Бронфенбреннер пишет: «Эта книга может кое-что сказать и западному читателю. В Советском Союзе заботятся не только об образовании детей, но и о воспитании у них таких качеств, как альтруизм и служение своему обществу. Можем ли мы утверждать, что это неприменимо в нашем обществе?..» Он сетует на то, что в США наблюдается уменьшение требовательности к детям, что у них не воспитывается чувство ответственности. Дети слишком много времени проводят вне семьи, среди сверстников, следствием чего является рост антисоциальных тенденций в поведении несовершеннолетних. В связи с этим Бронфенбреннер ставит вопрос: «Не можем ли мы использовать уроки А. С. Макаренко об ответственности семьи и коллектива? Это не означает,— тут же оговаривается он,— признания нами примата коллектива над личностью, но она (ответственность) должна выходить за пределы дома, должна проявляться в отношении к окружающим и обществу в целом». У. Бронфенбреннер тесно связывает педагогические взгляды Макаренко с современной практикой советского воспитания. Именно с этих позиций он и проводит в своей книге «Два мира детства» анализ «мира», в котором живут и «социализируются» советские дети. Каково же отношение У. Бронфенбреннера к тому, что он увидел в этом «мире»? По-видимому, оно далеко не однозначно. Многое он считает положительным. Он часто и подробно останавливается на фактах, в которых обнаруживается забота старшего поколения о младшем. Этой заботе Бронфенбреннер придает особое значение, так как видит в ней показатель жизнеспособности общества и залог его прогресса. Его привлекают теплые эмоциональные отношения между родителями и детьми, стремление даже посторонних людей участвовать в вое питании ребенка; ему нравится организация различных видов шефства, начиная от шефства старших классов нал младшими и кончая шефством заводов и фабрик над детскими садами и школами. Правда, иногда забота старших начинает казаться Бронфенбреннеру чрезмерной, сковывающей инициативу и самостоятельность ребенка. Главным в воспитании он считает создание определенных условий социализации детей, а не специальные приемы педагогического воздействия.

Немало положительных моментов Бронфенбреннер находит в организации общественного воспитания детей в СССР. Анализируя работу дошкольных учреждений — яслей и детских садов, он отмечает раннее приобщение ребенка к жизни в коллективе. Говоря о воспитании в школе, он и здесь находит много позитивного. Бронфенбреннеру очень нравится торжественно-эмоциональная атмосфера, которая окружает ребенка при поступлении в школу. Он подробно описывает первый день школьной жизни: цветы, праздничность, радостное настроение. В такой традиции Бронфенбреннер видит один из способов воздействия на чувства детей, создания единства между учениками, учителями и родителями. Бронфенбреннер подчеркивает, что в задачу советской школы входит не только обучение, но и воспитание детей, и в этом, по его словам, наиболее существенное отличие ее от западных школ. Он считает важной и организацию коллектива учащихся, через который происходит приобщение подрастающего поколения к жизни общества.

Итак, Бронфенбреннер находит много нового и интересного в практике советского воспитания. Более того, ему кажется, что некоторые аспекты советской практики вполне согласуются с принципами американской социальной психологии. Он только сожалеет, что в Америке эти принципы в значительной степени не выходят за рамки лабораторных исследований, тогда как в Советском Союзе они применяются в национальном масштабе.

И тем не менее многое в «мире» советских детей вызывает у американского ученого сомнения и даже опасения. В частности, Бронфенбреннера смущает положение Макаренко о необходимости воспитания ребенка «в коллективе, коллективом, для коллектива». Он усматривает в этом признание примата коллектива над личностью и передачу основных функций воспитания ребенка из рук семьи в руки общества. В сомнениях Бронфенбреннера надо разобраться по существу, так как они типичны для многих западных специалистов. Необходимо выяснить, что здесь является плодом недоразумений, а что результатом недостаточной последовательности в рассуждениях самого автора книги.

Начнем с недоразумений. Еще и еще раз следует сказать, что А. С. Макаренко никогда и нигде не говорил о том, что ребенка надо воспитывать «для коллектива». Он утверждал, что воспитание происходит в коллективе и через коллектив, но никак не для коллектива. Бронфенбреннер здесь повторил довольно распространенную ошибку, на самом деле такой формулы у Макаренко не было и не могло быть, так как он рассматривал коллектив как средство воспитания и общественную среду, необходимую для полноценного и всестороннего развития личности. А понятие всестороннего развития включает в себя формирование индивидуальных способностей человека, его самостоятельности и инициативы. Теперь по существу: плохо или хорошо воспитывать ребенка в коллективе и через коллектив? Мне кажется, что на этот счет не может быть двух мнений. Во всяком случае, здесь нет расхождения и со взглядами самого Бронфенбреннера, которые он излагает в своей книге. Он пишет, что у подрастающего поколения необходимо воспитывать чувство социальной ответственности, гуманное отношение к людям.

Но ведь человека формирует опыт, совершаемые им действия и поступки (сам Бронфенбреннер любит употреблять слово «социализация», которое означает воспитание путем организации социального опыта). Каким же образом у ребенка могут появиться указанные черты, если не ставить его в такие условия, в которых он практически смог бы проявить заботу о других людях, помочь товарищам, почувствовать ответственность за общее дело? Где ребенок может научиться достигать «возвышенных целей» и разрешать «свои проблемы в свете проблем более высоких социальных структур»? Ведь ко всему этому нельзя приобщить ребенка путем словесных нотаций, морализирования и тому подобных методов (кстати, такие методы не вызывают симпатии у самого Бронфенбреннера). Автор книги выдвигает путь моделирования — воспитания через пример, через образец. Но для моделирования также нужны реальные условия, определенный плацдарм, и таким плацдармом может быть только коллектив — сначала семейный, потом школьный, потом производственный. Ведь коллектив — это такое объединение людей, которое связано совместной деятельностью, направленной на достижение значимых для них и вместе с тем общественно значимых целей. С помощью коллектива каждый его член получает возможность проявить именно те качества, которые так ценит в людях Бронфенбреннер, а как психолог он понимает, что основу характера составляют закрепившиеся и ставшие привычными формы поведения ребенка и формы его взаимоотношений с людьми.

Итак, поставим точку над i : не только с позиции советских ученых, но и с позиции американского психолога У. Бронфенбреннера, изложенной в его книге, воспитание в коллективе и через коллектив должно быть признано наиболее целесообразным для формирования нравственной личности человека и гражданина.

Ратуя за доминанту семьи и ответственность родителей, автор книги тем не менее понимает, что очень скоро любой ребенок выходит в широкий мир общественных отношений. При этом Бронфенбреннера весьма беспокоит, что детские группы в Америке не организованы взрослыми, .что они получают излишнюю автономию, в результате чего подрастающее поколение не усваивает социальных ценностей. Его тревожит также, что у молодежи развивается дух сепаратизма, стремление к агрессии, к насилию. Если это так, то почему же надо бояться вступления в педагогически организованный коллектив? Судя по книге, Бронфенбреннера волнует не столько «перепоручение» детей заботам общества, сколько освобождение семьи от этих забот. Однако в Советском Союзе ни забота о ребенке, ни ответственность за него с семьи отнюдь не снимаются. Да и родители совсем не стремятся снять с себя ответственность. Неслучайно выдвигавшаяся некоторыми учеными идея интернатов для детей, имеющих родителей, не нашла общественной поддержки.

Бронфенбреннер опасается также, что воспитание в коллективе обязательно предполагает давление на его членов. Конечно, можно так организовать воспитание в коллективе, что оно будет ограничивать свободу и инициативу ребенка, стандартизировать его личность. Против этого предостерегала еще Н. К. Крупская. Она настоятельно советовала взрослым организаторам детского коллектива всегда иметь в виду интересы и запросы самих детей, предупреждала о недопустимости административного давления со стороны взрослых. То, что воспитание в коллективе требует тончайшей «инструментовки», прекрасно понимал и А. С. Макаренко. В этой связи следует указать на некоторые существенные стороны его педагогической системы. Прежде всего, он считал, что детский коллектив, выражаясь современным языком, должен быть саморегулирующейся системой. Коллектив должен быть полноценным организмом, живущим своей собственной жизнью, постоянно к чему-то стремящимся и развивающимся. Взрослый воспитатель для того, чтобы получить возможность правильно руководить детским коллективом, должен стать старшим его членом и, таким образом, влиять на него не извне (путем давления), а изнутри, увлекая детей и помогая им в организации их собственной жизни и деятельности. Макаренко тщательно продумал методику построения органов детского самоуправления, он выдвинул идею создания так называемых «сводных» отрядов, которые формировались на короткий срок для выполнения отдельных заданий. Это позволяло так строить взаимоотношения детей, чтобы каждый ребенок мог быть одновременно в одной системе отношений руководителем, а в другой — исполнителем. К сожалению, анализ именно этих аспектов коллективного воспитания не получил отражения в книге «Два мира детства».

И все же эта книга весьма интересна для советского читателя. Она позволяет увидеть, как воспринимается наша действительность человеком иного мировоззрения, который, однако, поставил перед собой задачу выявить все то положительное в воспитании подрастающего поколения Советского Союза, что можно было бы использовать в его стране. Но книга интересна не только этим. В ней отражен мир детей американского общества. При этом автор с достаточной откровенностью, как говорится, без утайки анализирует те мучительные проблемы, которые волнуют многих людей Америки. Кроме того, для психологов, педагогов и социологов книга Бронфенбреннера представляет и специальный интерес. Приведенный в ней материал свидетельствует о немалой роли социальной психологии в решении актуальных вопросов воспитания молодого поколения США. Впечатляет большое количество социально-психологических и социально-педагогических исследований, направленных на изучение многочисленных факторов, влияющих на процесс социализации детей. Примером могут служить исследования, вскрывающие степень воздействия на ребенка телевизионных передач. Десятки экспериментов посвящены только тому, чтобы узнать, какое количество часов дети различных возрастных групп и разного социального статуса проводят у телевизоров. Вывод ужасающий: к 16 годам ребенок в среднем проводит у телевизора от 12 000 до 15 000 часов, то есть 16— 20 полных месяцев по 24 часа в сутки! Исследования о влиянии фильмов со сценами насилия проводятся в Америке во многих штатах, в разных университетах, различными учеными. В таком же масштабе организованы и другие социально-психологические исследования. Например, изучается роль тех или иных факторов в повышении качества обучения, влияние на поведение ребенка семейных обстоятельств, социальной, расовой и возрастной сегрегации и т. п. Все эти исследования имеют в основном прикладной характер. При их проведении, как правило, не ставится задача проникнуть в психологическую природу изучаемого явления, проанализировать закономерности процесса его возникновения. Американские ученые ограничиваются в основном установлением различных зависимостей между определенными показателями. Это важная, но не главная задача. К тому же неточное знание психологической природы изучаемого явления может привести и к сомнительным выводам. Например, по данным одного исследования, приведенного в книге Бронфенбреннера, получилось, что единство требований к ребенку со стороны родителей приводит к отсутствию у ребенка самостоятельности. Такой вывод не внушает доверия. Педагогический опыт говорит о другом: при наличии разных требований дети склонны не столько вырабатывать свою линию поведения, сколько приспосабливаться к создавшейся ситуации, что, естественно, формирует не самостоятельность, а приспособленчество. Поэтому возникает и другой вопрос: какое психологическое содержание вкладывали авторы исследования в понятие самостоятельности, какими критериями пользовались, измеряя это качество? Ведь часто два явления, внешне сходные между собой, оказываются по своей сути совершенно различными. Можно, например, легко спутать настойчивость и упрямство. Между тем первое предполагает умение добиваться поставленной цели, в то время как второе — упрямство — обусловлено исключительно мотивом самоутверждения, то есть желанием настоять на своем.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что многие из рассмотренных в книге методов советского воспитания представляются Бронфенбреннеру перспективными и с точки зрения использования в условиях Соединенных Штатов. Анализируя различные факторы, влияющие на формирование личности ребенка, Бронфенбреннер, по сути дела, доказывает острую необходимость организации целенаправленного воспитания детей в своей стране. Несомненной заслугой автора является и то, что он заостряет внимание читателей на ряде важных научных проблем, имеющих большое теоретическое и практическое значение.

<< | >>
Источник: У. Бронфенбреннер. Ури Бронфенбреннер Два мира детства: Дети в США и СССР. 1976

Еще по теме Доктор психологических наук, профессор Л. И. Божович:

  1. Доктор философских наук, профессор И. С. Кон
  2. МЕСТО ПСИХОЛОГИИ В СИСТЕМЕ НАУК. ОТРАСЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  3. ПРОФЕССОРА США – НАДЕЖДА МИРА И ПРОБЛЕМА ДЛЯ АМЕРИКИ?
  4. Доктор Кстонов
  5. Глава 6. ПаМС, или Доктор торобоаН
  6. Советы доктора Пилюлькина
  7. 4. Социология в системе гуманитарных наук
  8. Идея «наук о духе»
  9. Методика «внутренний доктор»
  10. Доктор палочкой взмахнёт...
  11. ПаМС, он же Доктор Торобоан
  12. 1.2. Предмет юридической психологии,ее цели и задачи, место в системе наук
  13. ЖУЙ ЖУЕВИЧ, ОН ЖЕ ДОКТОР ЖЕВАГО
  14. Международная ассоциация юридических наук (МАЮН)
  15. 1.2. Предмет юридической психологии, ее цели и задачи, место в системе наук
  16. 1.1.1. Место социологии в системе наук
  17. СИСТЕМА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК. СВЯЗЬ ПЕДАГОГИКИ С ДРУГИМИ НАУКАМИ
  18. Как важно уметь гипнотизировать из записок доктора Кстонова
  19. Веревка в доме повешенного из заметок доктора Кстонова
  20. Врата настежь - налог на удобство из записей доктора Кстонова