загрузка...

1.9. Этика профессионального общения

В процессе сбора информации журналисту приходится решать этические проблемы для создания оптимальных условий общения с информирующими людьми и людьми, имеющими доступ к документам. Успех общения с ними зависит от многих факторов – от способности журналиста выполнить все режимные требования в случае, если доступ к источнику ограничен, преодолеть не только организационные трудности (выбор места встречи, времени, участников беседы), терминологические препоны (например, при беседе с ученым), но и психологические барьеры. Приложить максимум усилий к тому, чтобы вызвать к себе нравственное доверие. На ход беседы может повлиять любая мелочь – то, как формулирует журналист цель визита (встречи), как мотивирует необходимость дать информацию и убеждает в том, что опубликованные сведения будут правильно оценены аудиторией.

Совокупность многих необходимых внешних и внутренних качеств журналиста влияют на благоприятный ход беседы и налаживание контакта с источником информации.

Так же, как и актеру, журналисту необходимо «чувство партнера».

На основе логической и эмоциональной оценки каждый раз заново журналист определяет этичность вопроса и его уместность. Учитывать надо весь комплекс информационного поля – предрасположенность человека к разговору, обстановку, характер информирующего лица, его профессиональные навыки.

Журналист вынужден учитывать каждую мелочь – обстановку психологический настрой собеседника, его мотивировку, представление о целях беседы. Аккуратность требуется в формулировании вопросов; необходимо выполнение ряда самозапретов: при всем искушении не затрагивать интимных сторон жизни человека, не вторгаться в область, в которой собеседник не компетентен, не провоцировать его на грубые ответы, не злоупотреблять контекстуальными вопросами. Собеседник может насторожиться, ведь косвенные и подталкивающие вопросы дискредитируют его как собеседника, подчеркивают недоверие к нему.

Этичной следует считать такую беседу, в ходе которой журналист не спрашивает о том, что входит в его компетенцию, не вторгается в личную жизнь, не ставит провоцирующих вопросов, а, напротив, в трудных ситуациях помогает собеседнику, не злоупотребляет контрольными вопросами, не выражает недоверия к собеседнику, не унижает его честь и достоинство [73]. Это не исключает активной позиции журналиста.

«Обманные методы оправданны только в тех случаях, когда вред обществу от замалчивания сведений больше того вреда, который будет нанесен тем или иным лицам публикацией этих сведений» [74]. В любом случае при применении обманных методов журналист не имеет права моделировать ситуацию по своему произволу сталкивать людей, провоцируя их на «холостые» поступки, ради решения творческих задач подвергать других искусственному моральному испытанию. Д. С. Авраамов замечает, что «есть не только практики, но даже теоретики журналистики, которые считают эксперименты такого рода вполне допустимыми и, более того, призывают журналистов самих создавать ситуации, дающие возможность увидеть человека в деле, в экстремальных условиях» [75].

В интервью разных изданий журналисты проявляют разную степень раскованности при общении с собеседником. Интервью с певцом и шоуменом Борисом Моисеевым в газете [76] – пример доброжелательных отношений между журналистом и интервьюируемым. Однако из текста можно понять, что звезда с конкретным журналистом встречается не в первый раз. «Вы же сами однажды уверяли меня, что в России не существует голубой мафии?». Беседа в целом свободная – ни журналист, ни его собеседник не стесняются в выражениях и формулировках: «Я же не буду писать бред вроде того, что я поступил в училище, где, выходя из класса, был зажат дверью, после чего мне прооперировали правое яйцо, и я стал геем...».

В арсенале журналиста есть эффективные, допустимые нравственными нормами приемы и методы сбора достоверной информации. Такие, например, как верный выбор для начала «настроечной» темы, стимулирование мнений; переключение внимания собеседника с его персоны на другие объекты или события, придание разговору полемической направленности, стремление разбудить в собеседнике азарт рассказчика. Оптимальные условия общения включают организационные моменты – предварительное согласование темы, места встречи, времени, начала и продолжительности, количество участников. Успех общения зависит от установления доверия между журналистом и его собеседникам, от способности преодолеть барьеры – терминологический (например, в разговоре с ученым или специалистом), режимный (если доступ к источнику затруднен), психологический и этический.

Практически всегда возникает барьер из-за опасения интервьюируемого, что его сведения будут неправильно поняты и оценены и что ими воспользуются в неблаговидных целях. Василий Н., частный детектив, бывший офицер милиции, на страницах газеты «Час пик» дал несколько рекомендаций тем журналистам, которые сталкиваются с проблемой поиска источников информации (на примере истории с пропавшими без вести людьми).

Самое главное, что надо сделать: максимально восстановить ход событий, предшествовавших исчезновению человека, буквально поминутно его расписать. Отталкиваться надо с самого утра. Не с той точки, когда человек пропал, а с самого утра. Выяснить, как человек встал, с каким настроением пошел на работу или учебу, каким маршрутом он поехал. Попытаться полностью повторить маршрут, выявить людей, с которыми контактировал. В ходе этого провести обязательный опрос всех контактеров, все фиксировать на пленку – потом люди будут отпираться от своих показаний или забудут важные детали.

По поводу телефонного обзвона больниц и моргов, куда доставляют потерпевших, надо иметь в виду, что потерпевшего могут доставить и в любую ближайшую к месту события больницу. Поэтому никогда не надо ограничиваться только телефонным звонком. Есть такое понятие, как человеческий фактор, и тот человек, который отвечает вам на том конце провода, может быть ленив, безалаберен и пьян. Надо лично ездить, лично говорить, проверять все самому, чтобы потом иметь возможность на сто процентов отбросить неправдоподобные версии исчезновения и сосредоточиться только на самых вероятных [77].

Налаживание отношений – тонкий организационный механизм. Благоприятный исход беседы зависит от совокупности личностных качеств журналиста («чувство партнера», журналистское обаяние, внешний вид, этичность вопросов).

Следование юридическим и этическим правилам не исключает активного поиска информации, использование таких методов, как «скрытая камера», «журналист меняет профессию». Цель – пользуясь неведением источника, наблюдать за ним в так называемых естественных условиях, получить сведения, характеризующие человека или явление изнутри.

Эти методы имеют не только преимущества, но и недостатки. Журналист может нанести ущерб конкретному человеку или организации, поэтому сфера применения методов ограничена. Так, нельзя использовать как прикрытие при сборе информации профессию врача или юриста.

Выводы. Профессионализм в работе журналиста определяется овладением техникой эффективного расспроса, аргументации, умением вести дискуссии, оценивать партнера по общению (читать мимику жесты, позы), применять приемы снятия эмоционального напряжения.

Профессиональная психологическая культура предполагает знание психологических закономерностей, определяющих динамику психических процессов. При работе с людьми важно систематически накапливать достоверные знания по вопросам общения, использовать продуктивные новые практики социальной коммуникации, одновременно сохраняя и закрепляя традиционные формы.

Первоосновой профессионального общения является понимание языков, с помощью которых человек посылает другому видимые и невидимые сигналы, эмпатическое (сочувственное) восприятие партнера по общению. Знание социальных ролей и статуса участников общения помогает снять или нейтрализовать часть психологических барьеров. Ум и эмпатические способности журналиста, сопереживание, широта проявлений человеческих качеств помогают «раскрыть» собеседника.

Реальность может не походить на представление о предстоящей беседе. Часто мешает предвзятость: использование наборов оценочных стереотипов различного уровня обусловливает недостаточную глубину проникновения в личность другого. Избежать стереотипов помогают опыт общения, взаимные контакты. Более того, накопленный годами подобный опыт делает любой контакт для журналиста естественным.

Не только предметная подготовка, но и опыт помогает усваивать методологический принцип оценочных суждений, развивать способность к фиксации и поддержке релевантных (значимо важных) тем.

Содержание акта общения зависит не только от предметного содержания диалога, но и от физического окружения, мизансцен, атрибутов.

От журналиста требуется интенсивная сосредоточенность, развитый внутренний слух. На первом этапе продуктивно нерефлексивное слушание, невмешательство в речь собеседника (особенно когда интервьюируемый высказывает свою точку зрения, когда говорит о своих личных переживаниях). Знаки внимания поддерживают разговор, нейтральные фразы снижают напряжение. Но бывает так, что слушать нечего (неумение, нежелание говорить).

Выбирая собеседника, применяйте психологический инструментарий, он поможет определить субъективные свойства партнеров, степень их закрытости и открытости, выявить негативные установки, повысит вероятность найти действительно интересного собеседника и, главное, сэкономит время, затрачиваемое на непродуктивное общение. Во всех случаях нужно быть спокойным, вести корректную линию поведения. Делайте упор на профессионализм. Поняв, кто перед вами, изберите нужную тактику, опираясь на достоинства данного типа собеседника.

Эффективность общения зависит от понимания вами таких факторов, как исполняемые людьми роли, жизненные сценарии, побудительные источники, биопсихические ресурсы личности, состояние и динамика познавательных особенностей собеседника, харизма (т. е. личностные свойства, вызывающие веру в ее силу, возможности, достоинства), а также средства экспрессии (интонация, телодвижения, мимика, жесты). Все это выражается в особенностях памяти собеседника, восприятия, в проявлениях различных чувств (радости, печали, гнева), процессов возбуждения и торможения. Точно так же необходимо многосторонне оценивать себя (привычки, темперамент, интересы, мотивы, положительные и отрицательные качества) и то, как все это воспринимают.

Психология воздействия предполагает, что партнеры обладают единой системой кодирования, однако могут возникать барьеры общения: социальные, политические, профессиональные, религиозные.

Ошибки неизбежны в оперативной работе журналиста, однако их можно свести к минимуму, если знать причины типичных оплошностей и запрограммированных на неудачу ситуаций. Предельная внимательность и самодисциплина снижают вероятность ошибок. Готовься к худшему – получишь лучшее! Выбирай удобное время и место встречи, проигрывай в голове мизансцены и сценарии действия и будь готов к любому неожиданному повороту судьбы.

В процессе общения каждый проделывает несколько процедур: фиксирует особенности, свойства и поступки других в рациональной, эмоциональной, интуитивной формах; выявляет причинно-следственные связи в самопроявлении другого; выбирает адекватные средства реагирования или воздействия на партнера, проверяет результаты реагирования или воздействия на другого человека.

Главным ориентиром для журналиста в его работе с источниками информации должно быть общее правило: «Не навреди», уверенность в позитивном разрешении ситуации. Двусмысленность может бросить тень на репутацию человека.

Примечания к разделу 1

1. Шостак М. Журналист и его произведение. М., 1998. С. 50.

2. Горохов В. М. Слагаемые мастерства. М., 1982. С. 144.

3. Семенов В. Е. Искусство как межличностная коммуникация. СПб., 1995. С. 68.

4. Там же. С. 69.

5. Бухарцев Р. В фас и профиль // Журналист. 1969. № 7. С. 6-10.

6. Гаймакова Б. Д., Макарова С. К., Сенкевич М. П. Мастерство эфирного выступления: Учебное пособие. М., 1996. С. 9-10.

7. Цит. по: Таранов П. Логика хитрости: о поведении людей конкретно и откровенно. М, 1999. С. 11.

8. Интервью с Игорем Свинаренко // Российская газета. Федеральный выпуск. 2007. 14 августа.

9. Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1961. С. 180.

10. Петропавловский Н. Н., Ситников А. П. Путь к власти. М., 1996. С. 25.

11. Томсон П. Секреты общения. СПб., 2000. С. 176.

12. Там же. С. 174.

13. Там же.

14. Я – Мы – Ты. М., 1986. С. 148.

15. Белановский С. Методика и техника фокусированного интервью. М., 1993. С. 183.

16. Томсон П. Секреты общения. СПб., 2000. С.174-175.

17. Кузин В. И. Психологическая культура журналиста. СПб.: СПбГУ, 1997. С. 11.

18. Беглов С. И. Монополия слова. М., 1989. С. 215.

19. Огонек. 1989. № 48.

20. Аргументы и факты. 2003. № 28. С. 17.

21. Цветков Э. Мастер самопознания, или Погружение в «Я». СПб., 1995. С. 19.

22. Там же. С. 22.

23. Дерябко С. А., Ясвин В. А. Гроссмейстер общения. М., 1998. С. 14-15.

24. Льюс Б., Пуселик Ф. Магия нейролингвистического программирования без тайн. СПб., 1995. С. 64-66.

25. Томпсон П. Указ. соч. С. 66.

26. Петербург на Невском. 1997. Сентябрь. №8.

27. Федосеев Д. Основы практической психологии. М., 2000 (www.dere.ru).

28. Введение в нейролингвистическое программирование. Челябинск, 1998. С. 24.

29. Лунев П., Амбернади Г. Момент истины или момент смерти // Журналист, 1992. №9. С. 42.

30. Беркли-Ален М. Забытое искусство слушать. – СПб.: Питер Пресс, 1997. С. 13.

31. Беркли-Ален М. Указ. соч. С. 27-28.

32. Интервью с Игорем Свинаренко // Российская газета. Федеральный выпуск. 2007. 14 августа.

33. Там же.

34. К барьеру: 50 процентному барьеру: Интервью В. Соловьева // НТВ.ру Пресс-служба.

35. Работа журналиста сродни профессии разведчика // Работа и зарплата. 2007.10 декабря. Интервью Виталия Крюкова с Юрием Кобаладзе.

36. «Моя эрогенная зона – интеллект!»: Интервью Юрия Оводова с Владимиром Соловьевым // www.el.ru/news/.

37. «Поле битвы с олигархами досталось чиновникам-мародерам»: Интервью Константина Трифонова с Владимиром Соловьевым // Топ-менеджер. 2006. Декабрь.

38. Интервью с И. Свинаренко // Российская газета. Федеральный выпуск. 2007. 14 августа.

39. Фэнг И. Теленовости: секреты журналистского мастерства. СПб., 1985. С. 130.

40. Оставайтесь скептиком. Советы американского коллеги // Журналист. 1999. № 3-4.

41. Десять великих русских актрис. Алла Демидова – строгая (интервью Игоря Григорьева с Аллой Демидовой) // ОМ. 2003. Апрель. С. 110-114; 134-136.

42. Плешаков Л. Интервью – начало всех начал // Профессия – журналист. 2000. № 10. Искусство разговаривать и получать информацию / Под ред. Б. И. Лозовского. М., 1993.

43. Персональная веб-страница журналиста Анатолия Рубинова E-mail: rabinov@npi.ru.

44. Не гоняйте журналиста // Деловой Петербург. 2006. 20 апреля.

45. Федосеев Д. Основы психологии общения. М., 2000.

46. Федосеев Д. Там же.

47. Там же.

48. Там же.

49. Аксельрод А., Хольти Д. 201 способ победить в ситуациях трудного общения. Екатеринбург, 2000.

50. Гримах Л. П. Резервы человеческой психики. М., 1977. С. 83.

51. Невербальные средства и их аспекты в деятельности журналиста: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Краснодар, 2004.

52. Рощаковский В. Жесты нас выдают // Неделя. 1993. № 33.

53. Томсон П. Секреты общения. С. 195.

54. Communication Without Words Psychology Today. September. 1968. P. 53.

55. Годфруа Ж. Что такое психология? Соч.: В 2 т. М.: Мир, 1992. С. 100.

56. Безмолвный мысли знак. М., 1992. С. 129.

57. Блажное Е. Секреты общения // Журналист. 1994. № 10. С. 48-49.

58. Лазарева Э. Телерадиоречь как учебная дисциплина // Журналистское образование в XXI веке. СПб., 2000. С. 104-109.

59. Лазарева Э. Речь ведущего на телевидении. Екатеринбург, 2000.

60. От Петра Великого до Александра Володина // 24 часа. 2003. № 41. С. 19.

61. Годфруа Ж. Указ. соч. С. 100.

62. Журбин В. И. Понятие психологической защиты в концепциях 3. Фрейда и К. Роджерса // Вопросы психологии. 1990. № 4. С. 14.

63. Доценко Е. Л. Механизмы манипуляций. М., 1996. С. 210.

64. «Шпрингер независим, потому что мы зарабатываем на жизнь сами» // Журналист. 2002. № 5. С. 28-29.

65. Волков Е. Обманы вокруг нас // Школьный психолог. 2000. № 5.

66. Ильченко С. Н. Интервью в журналистском творчестве. СПб., 2003. С. 80.

67. Указ. соч. С. 86.

68. Ильченко С. Н. Интервью в журналистском творчестве. СПб., 2003. С. 86.

69. Смена. 2002. 1 марта.

70. Как я опозорилась на пиве // Деловой Петербург. 2005. 26 мая.

71. Анатолий Равикович: «Я – все равно Карлсон. И мне никуда от этого не уйти // Курьер. 2003. № 6. 14-20.

72. Смена. 2002. 1 марта.

73. Авраамов Д. С. Профессиональная этика журналиста. М., 1991. С. 168.

74. Авраамов Д. С. Там же. С. 174.

75. Там же.

76. Невское время, 2002. 21 февраля.

77. Час пик. 21-22 января.

Раздел 2

Интервью – неизменный журналистский метод

Общайтесь с людьми так, как будто они на самом деле такие, какими они хотели бы быть, и вы поможете им стать такими.

И. Гете

В этом разделе книги мы поговорим о специфике метода интервью, используемого в повседневной практике журналиста. Попробуем показать:

• как складывается структура беседы, когда журналист выступает инициативной стороной;

• какие стили, виды и типы поведения демонстрирует журналист в ходе ведения интервью;

• какие использует способы речевого воздействия на собеседника в процесс сбора информации для журналистского произведения;

• какие типы вопросов использует в практике общения.

2.1. Журналист – инициативная сторона

Чем диктуется взаимодействие журналиста и интервьюируемого? Журналист не просто расспрашивает людей, он держит в голове идею будущего произведения. Расспросы людей в редакционных интересах имеют единственную цель – сбор информации. Чтобы создать одно произведение, журналист, как правило, опрашивает немалое количество людей. При этом он должен быть готов к тому, что некоторые не захотят пойти на контакт либо попытаются ввести в заблуждение. В таком случае он прибегает к специфическим методам получения информации – «интервью врасплох» и «замаскированное интервью» [1].

Человек, который соглашается на интервью, делает это по разным причинам.

Для одних согласие может быть продиктовано жаждой популярности, для других желанием передать эксклюзивную информацию, которой заинтересуются тысячи людей, для третьих важно просто выговориться. Четвертые соглашаются на интервью, чтобы дать отповедь тем, кто распространяет слухи и домыслы об их персоне (так, например, в различных СМИ одновременно была организована целая серия интервью с Анреем Луговым по поводу его причастности к убийству Александра Литвиненко). Но чаще человек идет на интервью под давлением общественных норм, видит в этом акте гражданский долг. Так, ежедневно на телеэкране мы видим людей, которые стали очевидцами событий, в основном экстремальных, где перед камерами они дают добровольные «показания» журналисту. К сожалению, в последнее время техногенные катастрофы ежедневно подбрасывают сюжеты для острых репортажей, куда вкрапляются миниинтервью с жертвами, очевидцами различных катастроф, их родственниками и сослуживцами (взрывы в жилых домах в Татарии и Ставрополье, террористические акты в Дагестане).

В таком взаимодействии журналист, хотя и является инициативной стороной и человеком, направляющим ход разговора, но целиком зависит от собеседника, от его желания раскрыть какие-то факты, собранности, психологического состояния. И здесь от журналиста требуется целый комплекс надежных профессиональных и личностных качеств, которые служат достижению цели: хорошая память, высокая собственная организованность, психологическая устойчивость, общительность, любознательность, быстрая реакция, сила воли, настойчивость, находчивость. Надежность: достаточный уровень развития у журналиста необходимых психических свойств, произвольного внимания и наблюдательности, уровень профессионализма – предполагают отчетливое осознание познавательных задач, умение быстро и точно вычленять необходимый предмет, схватывать самое важное [2].

Общаясь, журналист никогда не упускает из виду задачи – вывести человека на разные варианты подачи информации, на осмысление фактов, спровоцировать ассоциации, заставить разговориться.

В интервью «Российской газете» известный журналист Игорь Свинаренко, отвечая на вопрос коллеги Виталия Абамова: «Ты все-таки говоришь с людьми или по большей части молчишь, слушаешь?», разоткровенничался:

– Наверное, больше говорю. Надо рассказывать людям истории, чтобы они тоже в конце концов заговорили. Вот, например, недавно в разговоре с писателем Сорокиным я вынудил его ответить на вопрос, как он ел говно и какой был вкус.

– А он ел говно?

– Пробовал. Детское. Но мы сейчас о другом. Чтобы люди не прогоняли тебя после подобных вопросов, чтобы отвечали на них и – желательно – правду, для этого необходимо с ними говорить. Рассказывать о себе. Интервью я начинаю с историй, которые хоть как-то касаются жизни этого персонажа... Он слушает, где-то ему смешно становится, где-то его цепляет. В итоге мы начинаем уже менее официально говорить о его делах и отношении к жизни, о каких-то человеческих вещах [3].

Журналист каждую минуту изучает собеседника, первоначально считывая по внешним, доступным восприятию признакам, а затем и постигая суть конкретного человека [4]. Не последнюю роль в этом процессе коммуникации играет философское знание, отражающее общие закономерности природы и социума.

С годами не проходит волнующее чувство перед встречей с будущим героем. Даже просчитав ситуацию, которая тебе кажется предсказуемой, ты все равно ждешь сюрпризов. И снова и снова удивляешься неисчерпаемости и уникальности человека. Всякий раз остается ощущение, что самое главное ты не спросил, самое потаенное не сумел распознать.

Десятки драматических, экзотических и комических эпизодов личной судьбы скапливаются у журналистов из странствий по свету и встреч с людьми. Журналист размышляет не только об увиденном, но и о том, как ему поступать достойно, правильно и мудро в разных ситуациях. Как программировать ситуацию общения, всесторонне осмыслить ее, соотнести со знанием существа людей и оценить их поступки и действия. Эти свидетельства впоследствии запечатлеваются в мемуарных книгах, таких как «Калейдоскоп жизни» журналиста-международника В. Овчинникова (М., 2006), обозревателя «Литературной газеты», А. Борина «Проскочившее поколение» (М., 2006) и др.

Подготовка интервью заключается не только в переговорах и согласованиях относительно места, времени и условий проведения. Требуется психологический настрой на тип собеседника.

Журналист, так же как и другие люди, подвержен стрессам, утомляемости, боли и переживаниям.

Ведь ему приходится, например, при освещении трагедии испытывать иногда те же чувства, что и человек, переживший бедствие, ставший их свидетелем или потерявший близкого человека. Психологи называют такие состояния «вторичной», или «замещающей», травмой, при которой человек принимает на себя часть боли и горя, с которыми сталкивается в ходе своей работы. Есть разряд журналистов, называемых стрингерами, которые ходят «в зону», то есть постоянно возвращаются в горячие точки, работают там, опрашивая людей, находящихся в бедственном положении. Неслучайно для журналистов разработаны специальные рекомендации по преодолению такого состояния (см. приложение 3).

Журналистка петербургской газеты «Смена» Т. 3. рассказала о своих переживаниях, которые испытала, когда получила задание редакции взять интервью у женщины, у которой зверски убили сына, сняв с него скальп. Встреча должна была произойти на следующий день после трагедии. Хотя согласие матери было получено, журналистка, находясь в смятенных чувствах, никак не решалась отправиться домой к ней. Не знала, как начать разговор, отрешиться от события. По ее признанию, она так сильно переживала ситуацию, как будто это случилось с ее собственным сыном. Лишь опыт и искреннее желание поддержать женщину позволили сделать интервью очень деликатным.

Журналист имеет свои предпочтения, не лишен предрассудков. Бывает, с разным настроением приступает к работе с новым человеком. Итог, результат этой работы также отражается на настроении. В какой-то момент может не сдержаться, допустить выпад против собеседника, дать волю эмоциям, повести себя некорректно. Что греха таить, встречают журналиста по-разному – иногда широко открыв перед ним дверь, а иногда и указывая на нее. В ситуации, когда репортер – незваный гость, он действует по принципу: «закрыта дверь – а мы в окно». В лучшем случае журналист может нарваться на нравоучение, в худшем – с тобой вообще не захотят войти в контакт и отвечать на вопросы. И если ваш контактер решит, что вы пришли с недобрыми намерениями, то нет гарантий, что вас грубо не обругают, не засветят фотопленку или не разобьют телекамеру. Страницы профессиональных журналов наполнены информацией о таких случаях. В журналах «Законодательство и практика массмедиа» (ЗиП) и «Журналист» публикуются данные повседневного мониторинга коллизий, связанных с унижениями журналистов. Не зря эту профессию относят к группе риска. Приходится использовать специфические методы работы с людьми, скрывающими информацию или уклоняющимися от ответов.

Случается, что журналист прибегает к приемам «враждебного, или антагонистического зондирования». Считается, что ваш визави будет отрицать обвинение, если оно несправедливо. Однако на деле реакция может оказаться непредсказуемой. Если обвинение справедливо, человек может выйти на откровенный разговор или, напротив, взорваться от «хамства» журналиста и «прогнать его со двора». В любом случае нужно взвешивать ситуацию и понимать степень риска, предполагать, что вопрос может оказаться детонатором в отношениях, вызвать волну негодования. Журналисту важно зацепиться за ответ. Случается, что собеседник намеренно подводит черту под разговором, утверждая, что он сообщил все, что ему известно. Тут хорошо бы отступить, задать более мягкий тон беседы [5].

В зависимости от вида общения, формального или неформального, журналист выбирает манеру поведения, тон, жесты, слова и выражения. Для вас могут быть полезными сведения о видах общения, выделяемых психологами. Уместно заметить, что все они используются в журналистике.

1. «Контакт масок» – формальное общение, при котором отсутствует стремление понять личность собеседника. Используются привычные маски вежливости, участливости, т. е. набор мимики, жестов, стандартных фраз, позволяющих скрыть свое отношение к собеседнику.

2. Формально-ролевое общение – в нем регламентированы и содержание, и средства общения с социальными ролями партнеров по общению: врач и пациент, контролер и пассажир.

3. Деловое общение предполагает оптимизацию и организацию того или иного предмета деятельности: производственной, научной, учебной и т. п. При деловом общении учитываются особенности личности, характера, настроения собеседника, но на первом плане стоят интересы дела, а не сама личность собеседника.

4. Духовное межличностное общение, при котором раскрываются глубинные структуры личности и достигается наиболее полное взаимопонимание [6].

Различают также неформальное общение – это общение дома, с родителями и друзьями, и формальное – на работе, во время учебы, с малознакомыми людьми.

Собранный в процессе общения материал ложится в основу журналистского произведения, выполненного в определенном жанре. В последнее время наиболее популярными стали два жанра, отражающие структуру и характер общения – беседа и интервью.

Беседа – метод познавательной деятельности, вид организованного речевого взаимодействия с отчетливо осознаваемыми познавательными задачами, который направляется со стороны журналиста и предполагает выработку стратегии и тактики, соответствующих условиям взаимодействия.

Интервью – вечный, не умирающий жанр печатных и вещательных СМИ, ведь диалог – самое естественное средство общения. Наиболее наглядно контакт журналиста с собеседником проявляется именно в жанре интервью. В нем содержатся многие элементы беседы. Однако специфика жанра предполагает запись слов собеседника, что влияет на психологический фон разговора, заставляя обоих участников беседы мобилизоваться. В этом есть плюсы и минусы. Интервью более структурировано, у него более жесткая концепция, оно ориентировано на результат, что отражается на манере беседы с интервьюером.

Интервью – это не только вопросы и ответы. Без драматургии, напряженного диалога настоящее интервью невозможно. Журналист обязан идти к собеседнику, во-первых, с мыслью, а во-вторых, за мыслью [7]. Для читателя или зрителя эта мысль предстает в движении, логической развертке.

Интервью готовится поэтапно. На предварительной стадии неплохо узнать о человеке, его пристрастиях, привычках интересах, слабостях, особенностях. Целесообразно продумать сеть вопросов, помогающих втянуть собеседника в разговор или дискуссию, важно предвидение ответов собеседника. Характер контакта определяется позициями «противник – журналист» или «партнер – журналист». Журналисту приходится прикладывать усилия для того, чтобы собеседник стал с ним сотрудничать. Почти всегда есть необходимость готовить собеседника (уточнить, эксклюзивное ли это интервью, можно ли его записать на диктофон); нужно не забывать о создании представления о роли интервьюируемого. Существует необходимость объяснить собеседнику, что потребуется от него в роли интервьюируемого (продолжительность, степень сложности вопросов, компетентность и т. д.).

Чтобы добиться согласия на интервью, журналисты прибегают к авторитету своего издания, действуют не как частное лицо. Однако нужно предусмотреть и такой поворот события, что человек не захочет идти на интервью, потому что издание для него не авторитетно и он не хочет иметь дело с журналистом, выражающим не свое, а корпоративное мнение.

Добиваясь встречи, лучше не вызывать жалость к себе. Этот прием изначально поставит вас как партнера в неравные условия. Вряд ли в этом случае беседа будет доверительной, откровенной и глубокой, поскольку журналист уже на начальном этапе потерял к себе уважение. Побудительным мотивом к беседе может быть только серьезность намерений журналиста. Не каждый имеет опыт общения с журналистами и, если дает интервью в первый раз, может нервничать или не понимать, что именно от него хотят услышать, сомневается, важна ли информация, которой он делится с журналистом. На это может уйти ценное время. Лучше оговорить с партнером по общению сразу все условия – продолжительность, способ записи интервью и предмет разговора, выяснить степень компетентности человека, ведь так важно оставить ощущение, что он справился со своей задачей интервьюируемого. От профессионализма журналиста зависит, сможет ли он убедить собеседника в его уникальности и эксклюзивности. Одних эпитетов, как правило, оказывается недостаточно, и мы прибегаем к объяснениям, что именно поразило нас в высказываниях интервьюируемого.

Так, увидев к себе особое внимание, гости, приглашенные в студию, стараются показать свои умения. Опытный журналист знает, что люди нуждаются в комплиментарности как факторе, поддерживающем отношения. Большинство тех, кто пытается сделать комплимент, часто терпит неудачу из-за того, что говорят собеседнику, что им нравится, но не объясняют почему. Сила комплимента в его искренности. Чтобы человек не почувствовал фальши, следуйте совету Д. Карнеги: всегда делайте комплименты собеседнику искренне, иначе он почувствует фальшь (8). Сила комплимента в его необычности, поэтому не следует говорить то, что бросается в глаза прямо: вы рискуете повториться, не быть оригинальным. Полезно говорить собеседнику тонкие комплименты и хвалить проделанную работу. Главное, чтобы это выглядело искренне.

В интервью обязательно обдумываются конкретные цели, мысленно создается внутренняя пружина будущего диалога, выстраивается рабочая гипотеза и драматургия беседы, в которой непременное условие – объединение интересов журналиста и интервьюируемого.

Если вопрос оказался неожиданным для собеседника или показался ему необычным по форме, то нужно применить «заготовку» – пояснить, что вы хотите услышать. Суть вопроса должна быть понятна интервьюируемому сразу.

Наиболее точное определение интервью как вида журналистского творчества дал в своей книге С. Н. Ильченко: «Интервью – целостный акт коммуникации, предполагающий диалогическое общение журналиста с респондентом в ситуации последовательного чередования вопросов и ответов, с целью получения информации, мнений и суждений, представляющих общественный интерес» [9]. Через ответы на вопросы идет раскрытие личности. Комбинации, последовательность, чередование вопросов – проявление тактики. Чутко откликаясь на изменения психологического состояния партнера по общению, на содержание и ход разговора, журналист применяет профессиональные приемы стимулирования собеседника, т. е. осознанный набор тех средств общения, которые оказываются в данных условиях наиболее целесообразными. Способность к наблюдению формирует умение схватывать опорные детали, помогающие восстановить то, что наблюдалось. Но не исключены ошибки интерпретации, связанные с избирательностью нашего восприятия.

Добиваясь благожелательного отношения к себе в процессе общения, человек использует весь арсенал средств – уместная реплика, замечание, интонация, ритм разговора, специальные полемические приемы, информационные стимулы, помогающие раскрепоститься, преодолеть скованность собеседника или нежелание говорить. Язык общения дает возможность собеседнику говорить так, чтобы быть понятым. Вопросы воспринимаются как уместные в пределах обсуждаемых тем, а термины и слова, употребляемые журналистом, понятны собеседнику, когда создаются условия, при которых он прочитывает ситуацию точно, без искажения.

Внешние знаки, коды (одежда, манеры и т. д.) также носят для журналиста дополнительный ориентировочный характер и позволяют прогнозировать события, готовиться к ним.

Общение характеризуется определенной степенью принятия или непринятия, соответствия или несоответствия, и выражается в той или иной форме поведения партнеров. Знание предмета обсуждения позволят формулировать вопросы, от которых собеседник не может уклониться. Вопрос должен направлять мысль, а не заменять ее. Предметная подготовка «повышает способность интервьюера к правильному пониманию опрашиваемых и отбору релевантных тем» [10], (релевантных – важных, основных, уместных – Г. М.), помогает интервьюеру фиксировать и развивать тему интервью, что является одной из основных предпосылок для успешного его проведения.

В каждом акте общения журналист остается творцом, он не может делать свою работу вслепую. Осознавая необходимость направленности всего процесса общения, он стремится выполнять требования, применяемые к умственному складу творца:

• не быть ограниченным, ослепленным привычками;

• не действовать механически, заученно;

• не занимать частичную позицию;

• действовать свободно, с открытым для новых идей умом, оперировать ситуацией, стараясь найти ее внутренние соотношения [11].

Важно, чтобы у собеседника сложился определенный образ интервьюера как вежливого, образованного, стоящего на одной социальной ступени с ним человека, способного сделать свои выводы, подвести итоги, прокомментировать и проанализировать факт или явление.

Психологическая культура журналиста избавляет от множества ошибок и способствует предугадыванию ситуации. Собеседники не любят стихийности, разговора на ходу. Список вопросов помогает, сохраняя структуру беседы, дать понять, что вы обдумывали вопросы.

Часто бывает, что, готовясь к беседе, журналист собирает сведения о поведении, отношениях, не одобряемых в социальной среде, к которой принадлежит интервьюируемый. Профессиональный журналист в прямом контакте старается не формулировать вопросы, которые могут вызвать гнев или раздражение, досаду, смущение интервьюируемого, негативную реакцию (если это не является целью интервью).

В любом случае приходится учитывать осведомленность собеседника, не задавать вопросы, которые ввергают его в смущение, иначе человек замыкается и пытается закончить беседу.

Требования к вопросу – он должен содержать в себе одну мысль, в противном случае собеседник отвечает только на часть вопроса, обычно последнюю.

Теоретик печати В. М. Горохов выделяет несколько основных правил беседы:

1. В самом вопросе должен заключаться элемент знания по обсуждаемой проблеме.

2. Прямо или косвенно выраженный интерес к личности собеседника, интерес не только к его официальному статусу, общественному положению, социальной роли, но и к его индивидуальности, к реальному характеру;

3. Создание психологически комфортных условий для собеседника, учитывающих особенности его характера, его душевное состояние. Журналист должен активизировать духовную энергию своего героя.

4. Сочетание единства позиции с дискуссионностью, с постановкой спорных проблем. А. Аграновский в ряду своих приемов ведения беседы особо выделяет правило: «Нужно спорить... Мне важно разрешить свое сомнение, тогда я смогу разрешить его и на газетной полосе...».

5. Двусторонность общения, умение не только говорить, но и слушать. Умение слушать состоит, прежде всего, в умении верно понять и оценить сказанное, вовремя подхватить оригинальную мысль, в умении направлять беседу в нужное русло, не подавляя партнера по общению, но, напротив, всячески помогая ему.

6. Ориентация разговора на участок деятельности, наиболее значимый для собеседника, на позитивные мотивы его поведения; умелое использование вопросов разного типа: открытых, закрытых, прямых и косвенных, зондирующих, наводящих [12].

Поведение собеседников может быть обусловлено и разностью интересов, противоречивостью. В таком случае необходимо менять тактику общения.

Удачное интервью, по мнению Д. Дмитровского, это по сути дела хорошо поставленный спектакль, в котором интервьюер совмещает в себе драматурга, режиссера, актера, гримера, художника, бутафора, реквизитора, суфлера и, конечно, зрителя [13]. Готовясь к интервью, журналист изучает личность респондента, его социальный уровень, специфику профессии, факты биографии.

Предпосылки для удачной беседы:

• Тщательная (в том числе и психологическая) подготовка.

• Умение концентрироваться на ходе беседы, оперативно нейтрализовать неприятные ситуации.

• Владение достаточным количеством приемов, позволяющих стимулировать общение.

• Успех возможен, когда вы начинаете говорить первым и заканчиваете последним.

• Беседа протекает по принципу: от главного к второстепенному.

• Поставлены якоря, известные собеседнику и аудитории (якоря – устойчивые аналоговые обозначения, связанные с различными психофизиологическими состояниями – внимание, приятные и негативные ощущения, отторжение, интерес; скрытая команда, которая будет связываться с этими состояниями, а значит, мотивировать данное действие) [14].

• Журналист воодушевлен и эмоционально заряжает собеседника.

Вместе с тем даже благоприятные предпосылки порой не спасают от непонимания. В общении интервьюера и респондента могут возникать барьеры: психологические, социально-психологические, этические.

Психологические барьеры могут быть вызваны такими причинами:

• несовпадение социального статуса собеседников;

• разные уровни интеллекта;

• разница темпераментов и характеров;

• несоответствие обстановки, в которой протекает общение, его целям, смыслу планам, привычкам участников.

Барьеры социально-психологического плана могут возникнуть совершенно неожиданно как следствие специфической психологии той социальной группы, к которой принадлежат участники интервью (семья, школа, круг друзей, трудовой коллектив и т. д.).

Этические барьеры возникают как следствие воздействия на личность общечеловеческих моральных норм и определенных профессионально-этических требований. Это заставляет выбирать нормы поведения, соответствующие им.

Добиваясь устойчивого к себе внимания, задавайте интересные и толковые вопросы. Эта цель должна четко стоять перед вами еще до начала разговора. Другими словами, произвести хорошее впечатление в начале беседы можно, задав толковый вопрос. Но каковым бы ни было начало разговора, первые фразы должны быть хорошо продуманы, чтобы собеседник чувствовал вашу подготовленность и заинтересованность. К разным людям нужен разный подход. Однако любая фраза должна предваряться самым важным для вашего собеседника – его именем. В продолжение беседы нужно время от времени называть своего собеседника по имени, дабы поддерживать его настрой вести разговор.

Психологи видят много отрицательного в деятельности журналистов и потому советуют им: «Внушайте вашему собеседнику сознание его значительности и делайте это искренне». Известный социолог С. А. Белановский видит следующие отрицательные стороны в работе журналистов.

• Неумение слушать (перебивает, спрашивает о том, что уже сказали).

• Неумение задавать вопрос (не могут отличить вопрос от выступления).

• Им обо всем позволено говорить (Андрей Караулов, например, напоминает Майе Плисецкой о ее возрасте: «Надо же, а еще танцуете». Много раз переспрашивает или, напротив, несколько раз повторят одно и то же да еще спрашивает, дескать, все поняли?)

• Приклеенная улыбка (без поводов).

• Антипатия и равнодушие к собеседнику. Стремление уязвить, а не разговорить. Журналисту интересен лишь он сам, а не собеседник. Собеседнику нужен понимающий взгляд и безраздельное внимание, пусть ненадолго, но безраздельно [15].

Неправильно выбранный тон может свести на нет все ваши усилия разговорить собеседника. Уже первый контакт может быть решающим в предстоящей игре «журналист – партнер». Даже просьба о контакте должна быть выражена не только точно и ясно, но и подходящим тоном. Формулировка обращения к собеседнику должна быть продумана.

Не всегда удается удовлетворить интересы собеседника – он может ждать от вас большего, чем вы ему смогли дать. Попадаются обидчивые герои.

Тележурналист Текменев готовил сюжет «Куда уходит детство» для программы «Профессия – репортер» (НТВ) про приемных детей, где был эпизод с Ириной Понаровской. «Я ее очень люблю, – говорит журналист, – помню по временам, когда она была активна на эстраде. Для меня она всегда была воплощением стильности женской. Встретился с ней, поговорил и попытался искренне рассказать ее историю с приемной дочерью: сложная история, я в ней так и не разобрался до конца. Показал. А она обиделась, что была эпизодом, а не целым фильмом, что из ее интервью вырезали не то, что надо. Как человек творческий, ранимый, приняла близко к сердцу» [16].

Психологи рекомендуют не говорить извиняющимся тоном, так как это лишает речь убедительности и необходимой силы воздействия [17]. {«Простите, я вам надоедаю, но...»). Даже если вы действительно испытываете неловкость, нужно воздержаться от демонстрации этого чувства, иначе все последующие ваши слова сведутся к нулю.

Избегайте и таких оборотов, как «Возможно, я не прав, но...», «Вероятно, я не прав, но...». Эти выражения заранее настраивают сознание человека на то, что вы заблуждаетесь. Выражение «Если позволите» ослабляет предшествующее высказывание.

Чтобы речь выглядела четче, яснее, содержательнее, избегайте слов-паразитов {на самом деле..., я имею в виду, хм..., как бы вам сказать, в некотором роде, как бы и др.). Такая речь создает впечатление, что вы не знаете, зачем пришли и что спрашиваете.

В тех случаях, когда мы сами стремимся чего-то добиться от собеседника и не хотим вызвать антипатичных проявлений с его стороны, про нет стоит забыть. В данном случае начать свой ответ со слова «нет» – все равно что сказать: «Ты что, с ума сошел?». Здесь слово «нет» – это приглашение к спору, а вы понимаете, что чаще всего спор – не научная дискуссия, а грубая полемика, поэтому тот, кто спорит, поступает неумно.

Прислушайтесь к разговорам других людей, и вы без труда заметите нарушение этого простого правила практической психологии общения. Поддерживая диалог, люди часто начинают свою фразу со слова «нет»: «Нет, это понятно...», «Нет, я просто хочу сказать...», «Нет, посмотрите...».

Психолог Феликс Кирсанов говорит о таком психологическом свойстве людей: мы дорожим своими мыслями, особенно когда выражаем их вслух и произносим в надежде, что наши высказывания оценят по достоинству. В глубине души мы ожидаем, что наш собеседник, слушая, нас одобряет и поддерживает. Вместо этого мы часто слышим в ответ: «Нет, на самом деле...», то есть вместо одобрения получаем возражение, которое вызывает нашу негативную реакцию, в результате чего наш собеседник превращается в оппонента (с которым, напомню, обычно не желают сотрудничать). Надо отдавать себе отчет, что тот, кто начинает свой ответ со слова «нет», перечеркивает жирным крестом предыдущий монолог своего собеседника, комкает его и бросает в мусорную корзину. Кому это понравится? Собеседнику уж точно нет. Поэтому наше «нет», как и все в этом мире, для нас может иметь две стороны: союзную и противную. С одной стороны, «нет» говорить полезно, а с другой – вредно [18]. Все слова и обороты с частицей «не» и «ни» требуют осмотрительного применения.

Манипулирующие вопросы могут вызвать раздражение и нежелание на них отвечать. Вред могут нанести и неуместные, ненужные вопросы (если вы плохо слушали партнера и задали вопрос, ответ на который уже звучал). Иногда собеседник кажется нам занудным, серым, неинтересным, говорящим глупости. Мы его терпеливо слушаем, правда, вполуха, вместо того чтобы либо закончить контакт, либо перевести беседу в нужное русло. Теряем время, дожидаясь, пока человек сам поймет, тем самым получаем непродуктивный вид беседы.

<< | >>
Источник: Галина Мельник. Общение в журналистике: секреты мастерства. 2008

Еще по теме 1.9. Этика профессионального общения:

  1. Этика в деловом общении
  2. 4.2.1. Этика профессиональная и служебная
  3. ПСИХОДИАГНОСТИКА: ЭТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ
  4. ПСИХОЛОГ: ЭТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ
  5. 2.3. Профессиональная этика и педагогический такт учителя
  6. Общая психотехника профессионального общения.
  7. Профессиональное общение в журналистике: слушаю, слышу, понимаю
  8. 8.9. Психология профессионального общения, установления контакта и доверительных отношений
  9. 7.2. Особенности профессионального общения в процессе судопроизводства
  10. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ. ПРИЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОБЩЕНИЯ
  11. Все стили общения условно можно поделить на три группы в зависимости от цели общения и ролей, какие вы играете.
  12. ЭТИКА
  13. 4.2. Этика журналиста
  14. (T) Логика — Этика (F)
  15. Глава 7. Этика и психология правоотношений в сфере предпринимательской деятельности.
  16. Этика и психология правоприменительной деятельности.