4.13. Как я о психах писал и собирал осколки иллюминатора

Королев Егор – член Союза журналистов России, выпускник факультета журналистики Волгоградского государственного университета, магистрант факультета журналистики СПбГУ, корреспондент областной газеты «Волгоградская правда» (2004-2006), корреспондент еженедельника «Санкт-Петербургский Курьер», редактор информационного проекта «Политграмота». Не будь этой истории уже несколько лет и не будь я в момент ее развития студентом-первокурсником, никогда бы не решился рассказать. Потому что стыдно. Потому что больше так не работаю. На ошибках учатся. Теперь это вспоминается лишь с улыбкой...

Первокурсникам факультета журналистики Волгоградского госуниверситета задали написать репортаж с территории психиатрической больницы, расположенной недалеко от университета. Надо заметить, что рядом с университетом были только психушка и кардиоцентр. Мы даже шутили, что после окончания учебы – куда-нибудь в одно из этих мест и отправимся. Но отправились раньше. Наша группа дружно прошествовала по открытой территории психиатрической больницы (потом у каждого было упоминание про сушившиеся на улице желтые простыни), а я загорелся взять интервью у главного врача. Звали его Эльдар Ахмедов. Надо отдать ему должное – на интервью он согласился с легкостью. Это было мое первое «большое», «солидное» интервью. И вот я в кабинете у главврача. Тогда еще подумалось – «какой шикарный огромный кабинет, палаты больных, наверное, меньше» (сказывалась будущая любовь к критике). Но долго не думалось.

– Я вас слушаю. Что вы хотите узнать? – спросил меня, словно пациента, Эльдар Ахмедов.

Повисла долгая пауза. В моей голове пронеслась мысль: «А не зря ли я выбрал журфак», потом пронеслось что-то про наполеонов и я выпалил:

– А наполеоны у вас есть?..

Даже не видя реакцию строгого врача в шикарном кресле, я понял – надо уходить.

– Вы зачем пришли? Вы совершенно не подготовлены!..

Факультет журналистики я решил не бросать и совершил вторую ошибку – засел за книги о психиатрии. Было интересно, я вчитывался, углублялся в тему, и мне становилось интересно.

– Может ли эндогенная депрессия привести к тому, что человек станет психически больным?..

Эльдар Ахмедов был счастлив, и мы с ним разговорились об эндогенной депрессии.

– Что вы думаете по поводу того, что многие представляют психиатрию системой подавления личности, в которой проявление индивидуальности рассматривается как аномалия?..

Сейчас бы я посмеялся над студентом, который может задать такой вопрос. Но тогда я был на высоте. Интервью получилось большим. Очень большим. Я его долго и нудно расшифровывал, а потом долго и нудно предлагал в две газеты. В газетах мне ничего не объяснили, но печатать текст отказались. Не сразу я понял, в чем беда. И была у меня даже эндогенная депрессия. К моему великому удовольствию, вот уже три года нет ни одного текста, за который было бы стыдно. Или над которым можно посмеяться.

Зато есть один текст, который до сих пор считаю своим лучшим материалом. Помогла удача, помогло само событие. Редакция «Волгоградской правды» послала меня на репортаж в Орловскую область, где устанавливали обелиск жертвам авиакатастрофы. Из всех журналистов мне единственному удалось поговорить с родственницей погибшего и сделать не слезливый, а честный и острый материал, после которого читатели меня благодарили неделю. Поговорить удалось случайно. Во время панихиды женщина собирала с земли осколки стекла, я ей стал помогать.

– Что это за стекло?

– Осколки иллюминатора...

Она сама стала рассказывать о погибшем брате – штурмане самолета.

– А у вас кто погиб? – после этого вопроса я думал, что от меня отвернутся.

Но я объяснил. Убедил. Искренне сопереживал. И женщина рассказала мне такое, что пришлось потом долго думать – ставить ли на полосу сказанное. На полосу не пошло и половины. И без этой половины оказалось возможным описать все горе моей героини. Повезло? Еще как повезло! Смог разговорить, убедить в том, что не все журналисты – циники? Смог. «Комсомолка» вышла тогда с рассказом о трупах после авиакатастрофы. «Волгоградская правда» вышла с моей передовицей. Ничего из написанного мною я не прочитываю с таким удовольствием и одновременно болью.

Я люблю свою профессию за постоянную смену тем и героев, за то, что все время приходится учиться общаться с людьми. Учиться этому можно, кажется, вечность. Эндогенная депрессия, кстати, – это плохое настроение. Чего вам не желаю!

Егор Королев – корреспондент газеты «Дело»

<< | >>
Источник: Галина Мельник. Общение в журналистике: секреты мастерства. 2008

Еще по теме 4.13. Как я о психах писал и собирал осколки иллюминатора:

  1. Как писал д-р Кеннет Негус в своей замечательной статье:
  2. «Осколки»
  3. Бертран Рассел писал:
  4. Время собирать камни
  5. Памятка для тех, кто собирается за рубеж
  6. Право несовершеннолетних собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги
  7. Правило слежения за признаками поведения лиц, собирающихся совершить или совершивших преступление.
  8. 3.8. Информационное право как наука, как учебная дисциплина, как система правового регулирования общественных отношений в информационной сфере
  9. СМИ как институт демократии. Плюрализм и толерантность в сфере массовой информации, СМИ как канал выражения и согласования социальных интересов. Социальный диалог в СМИ, как средство достижения целей социального консенсуса, согласия, социального партнерства.
  10. Возлюбленный Мастер Крайон, расскажи, пожалуйста, о кармической задаче Ирины – жены Вадима. Как сгармонизировать отношения между людьми, которые шагают пока в разных направлениях? Как пробудить спящее сознание тех, кто не желает пробуждения? Как уравновесить на Земле в обыкновенной человеческой жизни энергии двух путей – духовного и материального?