§ 5. Соотношение семантической и прагматической вариативности новой лексики

В данном разделе речь пойдет о соотношении прагматики и семантики слова в динамическом аспекте. Иными словами, мы попытаемся ответить на два вопроса:

1) каким образом изменения в семантике связаны с изменениями в прагматическом потенциале слова?

2) как изменения в употреблении слова связаны с расширением семантической структуры слова?

Экономичность языка, являясь одним из сущностных его свойств, вынуждает язык избегать количественного приращения единиц его плана выражения и обращает номинативную деятельность в русло вторичной номинации--ведет к переосмыслению уже имеющихся в языке номинативных средств.

Как известно, новые лексико-семантические варианты слова появляются в языке вследствие асимметрии языкового знака. Причиной их появления, вслед за Л.П. Якубинским, можно признать нарушение языкового автоматизма (один знак--одно значение).

При изменении семантической структуры лексемы, при развитии новых ЛСВ меняется и ее прагматика. Так, при образовании нового значения слова dog (a traitor, one who betrays) произошла внутренняя перестройка в структуре исходного многопризнакового идентифицирующего ЛСВ (guadruped of many breeds, wild and domesticated). Образовался новый моносемный ЛСВ квалитативного типа, который имеет более широкий диапазон употребления , так как соотносится с более широким кругом денотатов и может быть употреблен по отношению к любому существу, способному на выслеживание и предательство. Иначе говоря, вслед за изменениями в семантике происходят изменения в прагматике слова, расширяется спектр ситуаций, в которых оно употребляется.

Прагматический потенциал лексемы складывается из прагматики всех ЛСВ, входящих в ее структуру. Одна и та же лексема в своих различных ЛСВ реализует различные аспекты прагматического заряда . Каждый ЛСВ имеет свой прагматический потенциал, предписывающий ему адекватное употребление в различных ситуациях общения.

С точки зрения прагматики, наибольший интерес представляют новые значения слов, употребление которых диктуется прагматическими компонентами , локализующимися в импликационале и эмоционале значения. Это, как правило, относится к предикатным знакам.

В принципе все единицы словаря прагматически маркированы, но в разной степени. Иногда прагматическая маркированность может быть равна нулю. Слова же предикатного типа обладают наивысшей степенью прагматической отмеченности, ибо несут в своей семантике элементы характеристики, оценки, создающие определенный прагматический эффект.

Именно предикатные ЛСВ в большей степени, чем идентифицирующие, требуют учета ограничений на их употребление.

Исходя из того, что предикатные ЛСВ несут в себе оценку, их выбор и употребление , как правило, ограничены ситуациями квалитативного типа. Прагматические ЛСВ кодируют в себе один из параметров коммуникативно-прагматической ситуации--намерение говорящего, в частности намерение охарактеризовать, дать оценку. Кроме того, в эмоционале данных единиц закодирована информация, предписывающая их

употребление в ситуациях неформального общения (Данный вывод получен на основе опроса информантов, а также в результате проверки новых ЛСВ по новейшим словарям, содержащим прагматические пометы

[COBUlLD. 1987; Chapman, 1987].).

Рассмотрим механизм становления предикатного типа значения. Прежде всего , представляется важным определить своеобразные центры аттракции, т.е. лексико-семантические группы (ЛСГ ), наиболее активно пополняемые новыми характеризующими ЛСВ. Такой группой оказалась ЛСГ имен лица.

Анализ образования ЛСВ имен лица показал, что они развиваются в семантической структуре существительных, по своему основному значению принадлежащих к ЛСГ имен предметов, животных, отвлеченных явлений; при этом центром иррадиации оказалась ЛСГ N obj (Здесь и далее используются условные обозначения: N obj --ЛСГ имен предметов: N pers--ЛСГ имен лица: N zoo-ЛСГ имен животных; N abstr--ЛСГ имен абстрактных понятий и явлений.).

Анализ образования новых прагмем N pers из ЛСГ N obj показал , что эти ЛСВ возникают, в основном, путем метафорического переноса, главным образом, от основного ЛСВ слова, являющегося, как правило, идентифицирующим.

Для выявления «механизма» образования прагматически отмеченного ЛСВ данного типа был применен метод компонентного анализа, сравнивались компонентные структуры исходного и производного ЛСВ. Как известно, семантическая структура словозначения представляется в виде иерархии сем: «архисем»-- общих сем родового значения, дифференциальных сем видового значения и потенциальных сем, отражающих побочные характеристики объекта [Гак, 1972].

Помимо этих трех типов сем в семантике выделяются так называемые классемы, которые выполняют связывающую функцию в синтагматике и классифицирующую--в парадигматике. Они представляют самые абстрагированные элементы значения, такие , как одушевленность, материальность, исчисляемость и т.д. В нашем исследовании классемы определяются оппозицией параметров: одушевленность -- неодушевленность.

С точки зрения компонентного анализа, в основе всех традиционных семантических процессов, на наш взгляд, лежат три оси:

1) ось редуцирования (убавления) компонентов значения;

2) ось индуцирования (прибавления) компонентов;

3) ось субституции (замены) одних компонентов на другие [Заботкина, 1979].

По линии убавления компонентов денотативного значения идет процесс расширения значения [Ср.: Nida, 1975]. Например, при образовании нового ЛСВ charisma (strong personal appeal) произошла потеря семы «отношение к религии» (ср. с исходным значением: a gift bestowed by God on select individuals). В результате содержание понятия обедняется, но объем соответственно расширяется, слово стало обозначать большее число референтов. (Данное утверждение базируется на идее Г. Пауля [I960] об обратно-пропорциональной зависимости изменений в содержании понятия и его объеме, т.е. при сужении происходит обогащение содержания понятия, но обеднение сферы предметной соотнесенности: при расширении содержание понятия обедняется, но расширяется его объем.).

Аналогичный процесс произошел при образовании широко употребительного слова guru. Ср.:

guru - N pers1 a personal religious teacher and spiritual guide in Hinduism. N pers2 - a leading figure in some field.

По линии прибавления компонентов идет процесс сужения. Так, при образовании нового значения слова don (a leader in the mafia) к первоначальному значению (a leader, a teacher, a master) добавилась конкретизирующая сема membership of a mafia, т.е. социально маркированный компонент, предписывающий новому ЛСВ ограничения на употребление рамками ситуаций, связанных с деятельностью мафии. Объем значения сужается соответственно, появляются новые прагматические ограничения.

Процессы метафоры и метонимии идут по линии замены дифференциальных сем исходного значения на дифференциальные семы нового значения на основе одной общей семы. (При процессах расширения и сужения происходит как бы скольжение слова на смысловом участке по поверхности денотатов , образующих своего рода континуум близких, незначительно отличающихся референтов [Пелевина, 1969]. Слово движется либо по линии прибавления, либо по линии убавления, либо и по той и по другой. При метонимии и метафоры происходит не плавное движение, а скачок имени с одного денотата на другой.) При этом общая сема может входить в ядро значения и иметь ранг дифференциальной семы, либо находиться в импликационале (в ранге потенциальной семы). Исходя из этого, можно говорить о двух видах метафорического переноса:

1) на основе общности визуальных признаков;

2) на основе общности ассоциативных признаков.

Например, все приведенные выше новые значения слова box (a TV, a computer, a wireless) появились в результате метафорического переноса на основе визуально воспринимаемого сходства по форме. Ср.

исходное значение box--a container of rectangular form.

Однако среди предикатных знаков преобладают метафорические процессы второго типа, когда общий признак находится на периферии исходного значения. Так, при образовании нового ЛСВ vegetable в качестве базы для метафорического переноса выступает потенциальная сема «пассивность», которая в исходном значении (a usually herbaceous plant that is cultivated for an edible part) отсутствует, а имплицируется из интенсионала. Происходит актуализация данной семы, которая в новом значении заменяет все дифференциальные семы исходного значения и становится доминантой всего значения. При этом одновременно с изменениями в денотативном значении происходят изменения в коннотативном аспекте значения (эмоционале).

Схема процессов изменения эмоционала (его оценочного компонента) строится по тому же принципу трех осей:

1) по линии прибавления идут процессы:

а ) мелиорации (в случае прибавления положительной оценки), например: gas--a great pleasure, a delight; funky--appealing; или

б) пейорации (в случае индуцирования отрицательной оценки), например: don, vegetable, drag (smth boring);

2) по линии убавления идет процесс централизации (переход значения из оценочного в нейтральное): black потеряло свою негативную окраску под влиянием лозунга Black is beautiful.

3) по линии замены идет процесс энантиосемии1 (изменение знака оценки на противоположный). Например, слово bad развило новое значение good (ограничено в употреблении рамками негритянского населения):

fulsome - значение grossly excessive to good taste заменено на flattering, complimentary.

В целом процесс нейорации более продуктивен по сравнению с мелиорацией в новой лексике современного английского языка.

Рассмотрим последовательно стадии изменения значения при метафорическом переносе с точки зрения

компонентной ( семной) структуры. Ср.: flivver - N obj - a small cheap usually old automobile. N pers--a person who has a damaging or deleterious influence; a failure.

1) замена классемы «неодушевленность» и архисемы «предмет» классемой «одушевленность» и архисемой «человек»;

2) редуцирование дифференциальных сем, отражающих видовые особенности старого автомобиля;

3) актуализация потенциальной семы «поломка, неудача», которая в новом значении приобретает статус дифференциальной семы и становится доминантой интенсионала (моносемизация);

4) индуцирование отрицательной оценки.

Аналогичные изменения в компонентной структуре значения происходят при образовании нового

предикатного ЛСВ cube - N obj - the regular solid of six equal square sides. N pers - an extremely conventional or conservative person.

Актуализированные потенциальные семы «консерватизм», « прямолинейность», «отсутствие гибкости» имплицируются из таких интенсиональных признаков исходного значения, как regular, equal, square.

Образовавшиеся вновь ЛСВ помимо прагматического кода в эмоционале (намерение оценить) начинают обрастать прагматическими компонентами нового импликационала.

Многие лингвисты признают энантиосемию как явление развития словом противоположного денотативного значения (например. Л.А. Новиков [1973]). Мы же. придерживаясь точки зрения Д Н Шмелева [1977]. относим к энантиосемии явление изменения знака оценки на противоположный.

Рассмотрим это на следующих примерах, характеризующих человека по внешности. Ср.:

------

cookie -- N obj -- small flatt cake, biscuit
N pers - an attractive person. heap -- N obj things thrown on one another, pile--
N pers a slovenly woman. Или: dish N obj the food served in a dish

N pers - an attractive person, esp. a woman.

В импликационалах данных предикатных ЛСВ кодируется предписание, ограничивающее их употребление рамками мужской компании. Многие женщины воспринимают эти слова как оскорбление. Незнание подобной прагматической информации может привести к неадекватной реакции партнера по коммуникации.

Менее характерно появление новых ЛСВ имен лица для существительных, по своему основному значению относящихся к разряду имен животных. Анализ показал, что образование новых предикатных ЛСВ идет путем метафорических переносов на основе ассоциативных представлений о характере и повадках животных и птиц и о их внешнем виде.

Новые ЛСВ оценивают человека по характеру:

cow -- N zoo -- female of any bovine animal esp. of the domestic species. N pers - an objectionable person.

Новые значения, образованные от имени животного, могут квалифицировать лицо по умственным способностям. Так, предикатный ЛСВ слова goat (a silly person, a fool) образуется на основе ассоциативного представления о козле как о глупом, тупом животном. Ср.:

cluck -- N zoo -- a broody foul N pers - a dull or unintelligent person, a fool.

Обращает на себя внимание тот факт, что новые предикатные ЛСВ могут развиваться в семантической структуре слов, уже имеющих оценочно-характеризующее значение лица, зафиксированное в основном корпусе словаря. Речь идет о словах с богатым импликационалом. Например, dog имеет богатое ассоциативное поле, включающее в себя различные импликационные признаки (преданность, верность, услужливость , ничтожность, угрюмый характер и тд.) [Никитин, 1979]. Существующий в языке оценочный ЛСВ dog (N pers--a worthless or surly person) явился результатом актуализации потенциальной семы «ничтожность». Новый прагматически отмеченный ЛСВ, как указывалось выше, является результатом актуализации потенциальной семы «выслеживание». Импликационал нового ЛСВ предписывает его употребление в среде преступного мира.

Для сравнения рассмотрим семантическое развитие слова fox, имеющего следующее исходное значение : any of various alert carnivorous mammals of the dog family related to but smaller than wolves wrh shorter legs and long bushy tail.

В языке уже давно существует оценочный ЛСВ N pers, развившийся в семантической структуре данного слова на основе актуализации в интенсионале импликационного признака «хитрость»: N pers - a crafty person.

Новый ЛСВ fox - N pers - sl an attractive woman образован в результате введения в семантический фокус значения актуализированной потенциальной семы «привлечение внимания», которая имплицируется интенсионалом основного значения fox (мех, а также длинный пушистый хвост предполагают привлечение внимания). Новый ЛСВ ограничен в употреблении рамками негритянского населения и подростков. Для большинства женщин, как показали результаты опроса информантов, данная оценочная единица является оскорбительной.

Очевидно, подобная «зоополисемия» объясняется, с одной стороны, значительной степенью использования данной ЛСГ на предидущих этапах развития языка, с другой стороны, богатством импликационала значения отдельных слов из ЛСГ имен животных. Это позволяет сделать предположение о том, что слова данной группы будут продолжать развивать новые предикатные ЛСВ и каждый раз это будет результат актуализации одного из множества импликационных признаков значения.

Особого внимания, с прагматической точки зрения, заслуживает подгруппа бранных слов, у которых оценка входит не в эмоционал, а в интенсионал значения, т.е. составляет ядро всего значения.

get -

N zoo -- the entire progeny of a male animal; offspring

N pers - sl a bastard, hence as a general term of abuse; a fool, idiot pig -

N zoo -- swine, hog N pers -- a hostile or insulting epithet for a policeman
crow -
N zoo--any of various large usu. entirely glossy black oscine birds N pers - sl a derogatory name for a girl or
woman esp. one who is old or ugly

В импликационалах новых ЛСВ индуцируются прагматические компоненты, ограничивающие их употребление по линии стратификационной вариативности рамками средних и низших слоев населения. Слово crow помимо этого ограничено в употреблении рамками молодежной среды и преступных элементов.

Таким образом, становление прагматического значения идет преимущественно по линии метафорического переноса за счет актуализации имплицитных компонентов. Образование прагматически отмеченного типа значения у имен лица за счет метонимического переноса менее характерно. И это не случайно. Как известно, для метонимии более характерно тяготение к индикативной функции, нежели к функции предикации [Телия, 1977]. В метафоре всегда возможен гипотетический домысел и превалирует субъективное начало (чем объясняется ее широкое использование в квалификационно-оценочной деятельности сознания). Это объясняется тем, что метафора, как правило, апеллирует к интуиции и тем самым оставляет адресату возможность творческой интерпретации (разумеется, возможности по-разному интерпретировать метафору не беспредельны, их лимитирует денотат определяемого имени [Арутюнова , 1978]). В метонимии же, как правило, смежными являются реальные свойства того, что уже обозначено, и нового обозначаемого.

Как показал анализ, основная метонимическая модель образования прагматически отмеченного типа значения имен лица: « действие--человек, осуществляющий это действие». Эта модель может видоизменяться и преломляться. Так, новый ЛСВ yawn образован по смежной связи «действие--человек, вызывающий это действие».

yawn--N abstr--a deep usually involuntary intake of breath through the wide open mouth N pers-- a tiresome
person, a bore.
Или: giggle -- N abstr -- laugh in a silly manner N pers--an amusing person.

Семантические процессы, происходящие в структуре значения, заключаются в следующем: замена классемы «неодушевленность» и архисемы «отвлеченное понятие» («действие») на классему «одушевленность». Далее происходит актуализация в интенсионале потенциальной семы «человек» (действие имплицирует существование лица, осуществляющего это действие), которая приобретает статус архисемы нового ЛСВ. Затем происходит индуцирование оценочного компонента, который кодирует в эмоционале намерение говорящего оценить (положительно или отрицательно).

Образование новых предикатных ЛСВ имен лица внутри лексико-семантической группы имен лица не типично . Семантические процессы сводятся к расширению и сужению значения. Новые ЛСВ, образованные от имен лица, лишены образности и несут не эмоциональную, а нормативно-этическую оценку, т.е. оценку, определяемую по шкале социальных ценностей, а не по шкале эмоций.

Особого внимания среди новых значений данного типа заслуживают слова, развившие несколько новых оценочных ЛСВ. Например:

freak-- N pers1 -- abnormally developed specimen N pers2 -- sl

1) a person who has broken away from conventional society, especially a hippie;

2) a drug addict;

3) an addict of anything; a devotee or enthusiast.

В исходном ЛСВ N pers выделяется сема «физическое отклонение от нормы», которая составляет фокус всего значения. Здесь присутствует качественная характеристика по физическому параметру. В значении нового предикатного ЛСВ происходит редуцирование дифференциальной семы «физическое» и затем прибавление

новой дифференциальной семы «социальное». Компонент качественной характеристики претерпевает изменения; в новом предикатном значении это -- «характеристика по социальному фактору». Оценка не подвергается изменению, она сохраняет отрицательный знак. При образовании второго нового предикатного значения происходит актуализация потенциальной семы «наркотик» ( социальное поведение хиппи имплицирует наркоманию), которая становится доминирующим компонентом нового значения, все остальные семы (дифференциальные) редуцируются.

Образование следующего предикатного ЛСВ идет по линии потери семы «наркотик» и сохранения семы «приверженность», «пристрастие» (расширение значения). Однако расширение значения сопровождается в данном случае процессом изменения в эмоционале значения. Знак оценки меняется на противоположный (энантиосемия).

Как показывает анализ, процесс энантиосемии имеет место лишь при образовании предикатного ЛСВ от

предикатного ЛСВ.

Из всех трех новых значений наиболее употребительным является ЛСВ--an addict of anything, a devotee or enthusiast. Слово freak в этом значении приближается к полуаффиксу, ср.: music-freak, word-freak, radio-freak, jesus-freak и тд. В импликационале нового значения появляются прагматические компоненты, предписывающие его употребление среди молодежи в неформальной ситуации. Вариантом freak является phreak, однако последний предполагает наличие странности в увлечении человека.

Ср.:

Phreak is an easy variant of freak for any whimsical purpose. For example, name phreak is Herb Caen's term for a person who contributes a note on an odditity in a personal name to his column in the San Francisco Chronick.

Слово phreak одновременно является результатом усечения первого компонента в phone phreak--a person who uses electronic equipment illegally to make the telephone calls. Ср.:

So far British phreaks have tended to avoid the sophisticated electronic devices used by many US phreaks.

Аналогичные изменения произошли в семантической структуре слова head, развившего также три новых ЛСВ:

head --

1) a person who has broken away from conventional society

2) a drug-addict

3) a devotee or enthusiast.

Однако с точки зрения прагматики новые значения двух слов проявляют различия . Так, из трех значений head самым употребительным является a drug-addict. Как показал опрос информантов, слово head в этом значении является сленгом учеников средней школы. Кроме того, слово ограничено по линии стратификационной вариативности территориальным параметром и употребляется преимущественно в США.

Наш вывод о наибольшей прагматической активности второго нового значения head подтверждается тем фактом, что именно в этом значении слово head стало употребляться в качестве второго компонента сложных слов, обозначающих наркоманов, например:

pot-head (marijuana -smoker); acid-head (a person addicted to LSD); smack-head (a user or addict of heroin);

hash-head (a user or addict of hashish or marijuana);

dust-head (a habitual user of Angel-dust, a marijuana cigaret laced with hallucinogenic-like drug).

В этой связи заслуживает внимания слово junkie, которое существовало в английском языке с 20-х годов в значении a drug-addict. В 70-х годах в семантической структуре слова по аналогии с head и freak появилось новое значение--one who is addicted to some (specified) thing; enthusiast, devotee. Например:

For all I know, people may exist who like to see their names in print. John Lennon and Yoko Ono were said to be print junkies.

Barbara Mikulski, a Democratic member of Congress from Baltimore -told me why she was here: "I'm a new idea junkie. In 1968 and 1972 the party wasn't in touch with what was going on out there with the people."

Ср. также:

Zuckerman describes himself as a newspaper and magazine junkie .

Как видно из приведенных контекстов и как показывают результаты опроса информантов, а также по данным Барнхарта [BDNE-II, 266 ], прагматическое значение данного ЛСВ предписывает его употребление в рамках ситуаций неформального общения.

Итак, можно говорить о том, что каждый новый ЛСВ слова имеет прагматический потенциал, предписывающий ему адекватное употребление в различных ситуациях общения. При этом определенные

типы ЛСВ, например предикатные, отличаются общностью прагматических компонентов эмоционала, кодирующих такие параметры ситуации общения, как намерение говорящего (в данном случае дать оценку) и тональность ситуации (в частности, неформальную).

Появление нового ЛСВ в семантической структуре слова меняет (расширяет) прагматический потенциал всей лексемы.

Ответив на один из поставленных выше вопросов, а именно, каким образом изменения в семантике связаны с изменениями в прагматическом потенциале всей лексемы, мы попытаемся перейти к рассмотрению вопроса о том, как изменения в употреблении слова связаны с расширением его семантической структуры.

Новые значения могут развиваться у слова вследствие его употребления в необычной для него функции--в новом функциональном стиле , в новой социальной ситуации. Слово приобретает новый оттенок значения, который затем оформляется в новый лексико-семантический вариант этого слова. Происходят изменения в семантической структуре как всей лексемы, так и в отдельном лексико-семантическом варианте.

Иными словами, лексические единицы проявляют прагматическую мобильность, мигрируй из общеупотребительной лексики в определенный функциональный стиль--в социолект и жаргон определенной социопрофессиональной группы и наоборот: из одного социолекта (жаргона) в другой. Таким образом, семантические неологизмы могут возникнуть в результате прагматической вариативности лексики.

Прагматическая вариативность соотносится с несколькими подвидами вариативности:

а) с социальным варьированием [Labov, 1966. Швейцер, 1983];

б) с пространственным (или территориальным) варьированием [Ярцева, 1977]; в) с функционально-стилистическим и г) с жанрово-стилистическим [Гухман, 1977, б].

Одна и та же лексема может по-разному реализоваться в различных ситуациях общения представителями различных социально-профессиональных групп. Варьирование слова на прагматическом уровне связано с его семантической вариативностью.

Рассмотрим взаимодействие семантической и прагматической вариативности в аспекте двух линий социальной дифференциации языка. По линии ситуативной вариативности происходит прежде всего варьирование на уровне функциональных стилей, поскольку социальным коррелятом функционального стиля является сфера коммуникативной деятельности, понятие, выводимое из социальной ситуации коммуникативного акта [Швейцер, 1983, 100].

Функциональная вариативность происходит по двум диалектически взаимосвязанным направлениям: дифференциация языка и его интеграция. По линии дифференциации идет процесс терминологизации общеупотребительной лексики. На семантическом уровне терминологизация коррелирует с сужением значения. Так, широко употребительные слова charm, colour, truth, beauty приобрели терминологические значения в ядерной физике (качества элементарных частиц кварков).

Заслуживает внимания тот факт, что в акте первичного «крещения» нового качества элементарных частиц словом charm ведущую роль сыграло психологическое состояние американских физиков Шелдона Глазгоу и Джеймса Бджоркена, которые открыли это качество. Они были очарованы той симметрией, которую открытое ими качество принесло в мир элементарных частиц. Другие, открытые позднее, качества были названы по аналогии с charm. Данные примеры наглядно демонстрируют роль прагматических факторов в процессах номинации (в данном случае вторичной), а также роль случайных, ассоциативных, личностных мотивов, лежащих в основе акта именования.

Иногда терминологизация идет путем метафорического переноса. В этом случае происходит замена дифференциальных сем исходного общелитературного значения на дифференциальные семы нового значения при наличии одной общей семы» служащей основанием для переноса. Так, в генетике произошла терминологизация через метафору таких широко употребительных слов, как sentence, word, synonym (для обозначения различных последовательностей нуклеатидов). Базой для метафорического переноса послужила аналогия между генетическим кодом и алфавитом.

В силу богатого семантического потенциала эти же слова (sentence, word) употребляются в компьютерной технике для обозначения единиц информации. Таким образом, наблюдается тенденция к терминологической омонимии.

Химики употребляют слово analogue (synthetic chemical substance similar in function to a natural chemical); в

психологию мигрировало слово flooding, где оно 'закрепилось в новом значении a method of treating a phobia by controlled exposure of the patient to the cause.

Функциональная вариативность по оппозиции научный стиль vs общелитературный стиль может происходить в обратном направлении - по линии детерминологизации. Данный процесс отличается большей активностью

на современном этапе развития английского языка по сравнению с терминологизацией, что объясняется возросшей ролью средств массовой информации в процессе популяризации слов из различных терминосистем. На семантическом уровне детерминологизация коррелирует с расширением значения.

Так , слово scenario из театральной сферы через кино и телевидение вошло в общее употребление в значении any plan, scheme or supposition. Из военного лексикона в общее употребление вошел термин low profile (1) a deliheralely low-keyed or understated attitude or position; a restrained, inconspicuous stance; 2) a person who shows or cultivates a low profile). Данное слово часто употребляется в журналистике Англии и США для описания деятельности правительства. Например:

We now have a Government of low profiles, grey men, who represent no identifiable place, no religion, no programme.

Из ракетой терминолоти в общее употребление вошло слово burnout (total and incapacilaling exhaustion). Например:

high rate of teacher burnout.

Many report lawyer burnout after two or three years in practice.

A snipe posted on a wood fence near my Washington office warns of "burnout", an occupational ailment complained about by frustrated or exhausted government employees.

Иногда при детерминологизации имеет место процесс энантиосемии (как по линии денотации, так и по линии коннотации ). Так, слово clinical, несущее ассоциации сопереживания, соучастия врача у постели больного, проникло в широкое употребление в значении «холодный, расчетливый». Например:

Trade statistics are studied clinically, crimes are solved clinically, football sides are even said to be destroyed clinically.

Таким образом, детерминологизация подтверждает тенденцию к интеграции языковых единиц из различных пластов лексики на базе общелитературного стандарта. Значительную роль в этом процессе играют средства массовой коммуникации.

В аспекте ситуативной вариативности наблюдается также миграция лексики из сленгового слоя в слой лексики общелитературного стандарта, употребляющейся в ситуациях неформального общения.

Сленговая лексика может быть рассмотрена как по стратификационной линии, так и в аспекте ситуативной вариативности. Как справедливо отмечает К.А. Долинин, в аспекте стратификационной вариативности сленг можно рассматривать как язык малообразованных людей В этом случае его употребление является нейтральным. Сленговая лексика высту пает в качестве системы номинативных средств. По линии ситуативной вариативности сленг рассматривается в системе экспрессивных средств языка [Додинин, 1987],

когда его употребление носителем доминирующей культуры диктуется намерением достичь определенного эффекта воздействия на слушающего.

Проверка семантических неологизмов по словарю двух тысяч наиболее употребительных слов английского языка [COBUILD, 1986] показала, что:

1) около 60% всех новых значений вошли в две тысячи наиболее употребительных единиц;

2) почти все ЛСВ, имеющие в словарях Барнхарта и Берчфильда помету slang, в словаре COBUILD помечены informal. К таким словам относятся упомянутые выше bird (an attractive girl or woman), drag, needle (a sarcastic

remark), funky, wart (imperfection), freak, speed, add, cool, hang-up, vegetable и т.д. Данные словаря совпали с результатами опроса информантов, проведенного нами в 1983 и 1988 гг. в Великобритании и США. Очевидно, можно говорить о тенденции ускоренного движения лексики с периферии в центр лексической системы.

Описанная выше прагматическая вариативность относится к ситуативному типу (по горизонтали). Для целей нашего анализа представляется релевантным рассмотреть стратификационную вариативность, учитывающую изменения в социальной структуре общества. Речь идет о взаимодействии между общеупотребительной лексикой и социолектом--лингвистическим вариантом, определяемым на основе социальных параметров (в противоположность региональным), коррелирующим с определенным социальным классом (группой) или профессиональной группой [Crystal, 1985, 324]. По мнению В.А. Хомякова, социальные диалекты входят в социально-профессиональное просторечие, которое непосредственно противостоит литературному стандарту, экспрессивному просторечию и территориальным диалектам. Социально-профессиональное просторечие включает в себя все профессиональные и корпоративные жаргоны, различные арго (кент) деклассированных групп [Хомяков, 1988, 48]. Происходит миграция общеупотребительных слов в новые профессиональные жаргоны и в новые социолекты в связи с появлением новых малых групп (неформальных объединений).

Так, в 70-е годы Америку захватила волна радиолюбительства с целью местной коммуникации при помощи

шкалы определенной частоты. Особенно широкое распространение это явление получило среди автолюбителей и профессиональных водителей. Появились новые термины: СВ (citizen band) (a band of frequency for local communication) и CB-er (an owner or operator of CB radio). В данном социолекте закрепились такие общеупотребительные слова, как

apple U.S. sl (a citizen band radio operator); ears sl (a radio set);

hammer sl (an accelerator);

boots sl (an illegal linear amplifier connected to a citizen band radio to boost transmission); barefoot (within legal limits of CB radio transmission power).

Важно, что связь между социолектом и литературным языком носит не односторонний, а диалектический характер. Многие термины социолекта совершают обратную миграцию в общелитературный пласт. Происходит «диффузия» субкультуры, ее язык может распространяться на другие периферийные пласты и в стандартный язык. Как показали результаты тестов с носителями языка, многие слова социолектов джазовых музыкантов, радиолюбителей, наркоманов (возникшие в результате прагматической вариативности) вернулись в стандартный язык в своих социолектных значениях. Так, из социолекта наркоманов в общее употребление вошли новые ЛСВ таких слов, как

speed (a stimulant drug),

acid (the hallucinogenic drug LSD),

acid trip (a hallucinatory experience resulting from taking LSD).

Из социолекта джазовых музыкантов-негров в общее употребление вошли такие слова неформального общения, как

to badmouth (to disparage), nitty-gritty (practical details),

cool (self-control), особенно часто встречающиеся в выражениях: to get down to nitty-gritties,

to lose one's cool, to blow one's cool.

Одним из самых ярких примеров данного типа является the Apple или the Big Apple (a nickname for New York City), вошедшее в общее употребление из социолекта негров-джазистов, которое они использовали, начиная с

30-х годов, в значении a big city, esp. in the north.

На переходной стадии из социолекта джазовых музыкантов в общеупотребительный сленг находятся такие слова, как bad (в значении good) и dozen (a context of exchanging insults directed against relatives), в свое время развившие новые ЛСВ в результате прагматической вариативности.

Слово bad в этом значении широко употреблялось джазовыми музыкантами-неграми в 50-х годах. По мнению Барнхарта. это было связано со стремлением музыкантов скрыть от аутсайдеров прямое выражение одобрения. Африканист Дэвид Дэлби связывает происхождение данного значения со спецификой африканских языков, в которых часто для описания крайних степеней положительного употребляются слова с отрицательным значением. По данным словаря Барнхарта [BDNE-II] и словаря сленга [Chapman. 1987], bad вошло в общий сленг, однако по результатам опроса информантов оно еще сохраняет в себе сильные ассоциации с негритянской культурой.

Многие слова воспринимаются как новые в силу того, что они незнакомы носителям нормированной речи, хотя они могут давно существовать в языке определенной группы. Когда же доминирующая культура после определенного периода времени больше не находит слово полезным, оно может вернуться в языковой пласт-источник или перейти в другой периферийный пласт в том же или новом значении.

Взаимодействие между общеупотребительной лексикой и жаргоном менее разнообразно. Здесь преимущественно преобладает движение из общестандартного ядра на периферию ( или из одного жаргона в другой). Обратное обогащение менее характерно для современного английского языка. Так, слово host обязано появлением в его семантической структуре нового ЛСВ специалистам, работающим с компьютерами: a computer used simultaneously by various operators at different terminals; multiple-access computer. Например:

The example is the situation where a central computer -- a host in the current jargon -- wishes to communicate with a variety of different types of terminal.

Богатым потенциалом в аспекте прагматической вариативности отличается упоминавшееся ранее слово box. (См. раздел «Классификация новой лексики».) В жаргоне пользователей компьютерами слово приобрело значение an electronic computer, в жаргоне работников медицинской сферы to box (в данном случае имеет

место конверсия по модели N V.) имеет значение to die. Например:

"Any action in 612?" "Yeah. He boxed around midnight."

Иногда слово проходит несколько стадий прагматической вариативности. Так, слово glitch, заимствованное в 1962 г. из идиш в значении a sudden mishap or malfunction, мигрировало из общеупотребительного пласта в жаргон астронавтов в двух значениях: 1) an operating defect; 2) a sudden change in rotation of a celestial body, especially a pulsar. В 80-е годы оно проявило дальнейшую прагматическую вариативность и стало использоваться в компьютерном жаргоне (а sudden interruption of electrical supply, program function).

Слово feed-back из компьютерного жаргона (the portion of output fed back to the input in an automatic control circuit or system) мигрировало в общеупотребительный пласт, развив новый ЛСВ response, esp. information and opinion через жаргон работников бюрократического аппарата.

Таким образом, можно говорить о сложном диалектическом взаимодействии прагматики и семантики в аспекте стратификационной вариативности. Слово, будучи употребленным носителем иного социолекта или жаргона, приобретает новое значение. В его семантической структуре появляется новый ЛСВ, прагматически закрепленный за конкретным социолектом (жаргоном). Затем через некоторое время в силу дальнейшего прагматического варьирования данный ЛСВ может войти в общеупотребительный пласт лексики, изменив при этом свою прагматическую маркированность. Иными словами, новый ЛСВ слова, появившийся в результате прагматической вариативности, расширяет семантическую структуру и прагматический потенциал всей лексемы в целом. Прагматическое варьирование возможно и на уровне отдельного ЛСВ. Речь идет о тех ЛСВ, которые имеют амбивалентную прагматическую оценку (т.е. знак оценки этих ЛСВ варьирует в зависимости от позиции адресанта), иначе говоря, речь идет о единицах, зависимых от социума.

В зависимости от того, кто употребляет социолектную форму--носитель социолекта или представитель доминирующей культуры,--социально маркированный амбивалентный ЛСВ будет иметь положительную или отрицательную оценку.

Внутри группы оценка носит положительный характер, вне группы-- отрицательный, что связано с «дивергенцией 'словесных знаков» [Швейцер, 1977, 96 -97], которая в свою очередь определяется расхождением социальных ценностей и установок различных социальных групп. Так, как показали тесты с носителями языка, упоминавшееся выше слово freak, а также drop-out (a person who has dropped out from conventional society) с позиций «вне группы» воспринимаются отрицательно; с позиции «внутри группы» подобные единицы несут положительную оценку. На уровне глубинных семантических процессов подобная амбивалентность соотносится с энантиосемией. С точки зрения семантики, амбивалентностью отличаются, как правило, предикатные (характеризующие) ЛСВ.

Однако не все социолектные формы и жаргонизмы по своей природе являются предикатными именами. Среди них значительную долю составляют идентифицирующие единицы, которые представляют собой систему номинативных средств. Например, slam dance (a type of punk-rock dance involving the energetic crashing of one pair of dancers into another pair), а также упомянутые выше bovver boot, red cherry внутри группы панков, выполняют чисто идентифицирующую функцию, т.е. имеют нейтральную оценку. За пределами группы эти единицы воспринимаются отрицательно.

Таким образом, социолектные формы и частично жаргонизмы проявляют прагматическую вариативность как на уровне всей лексемы, так и на уровне отдельною значения. Однако отмеченная выше амбивалентность характерна не только для семантических инноваций, но и для других разрядов новой лексики, в частности, морфологических неологизмов.

Так, один из немногих неологизмов 80-х годов, образованных при помощи суффикса -nik, значительно снизившего свою активность но сравнению с 60-ми и 70-ми годами , является слово Wappnik (a journalist, employed by News International who has refused to cross the print union's picket line to work at the company's new plant in Wapping). Слово ограничено в употреблении но территориальному параметру Британскими островами; по профессиональному-- журналистскими кругами, по линии ситуативной вариативности-- рамками неформального общения . Из примера, приведенного ниже, с очевидностью явствует положительная прагмагическая оценка с позиции «внутри группы»:

The Wuppniks are treated with respect and sympathy by other journalists.

С другой стороны, как указывалось выше, суффикс -nik несет уничижительное значение, и с позиции "вне группы" данное слово воспринимается резко отрицательно.

Анализ взаимодействия сематической и прагматической вариативности позволяет говорить о возможности деления всей новой лексики на амбивалентные и моновалентные единицы. Оценка первых зависит oт социума, оценка вторых не зависит от социума и создает либо только положительный прагматический эффект в высказывании, либо только отрицательный.

В результате взаимодействия прагматической и семантической вариативности появляются новые лексические единицы, т.е. единицы, несущие коннотации новизны. Иными словами, имеет место временная

вариативность. Таким образом, можно говорить о наличии в языке системы различных видов варьирования, диалектически связанных между собой.

<< | >>
Источник: ЗАБОТКИНА. НОВАЯ ЛЕКСИКА. 2000

Еще по теме § 5. Соотношение семантической и прагматической вариативности новой лексики:

  1. Статья 1077. Понятие договора факторинга
  2. Статья 1086. Защита прав должника
  3. Статья 1080. Недействительность запрета уступку права денежного требования
  4. Статья 1085. Встречные требования должника
  5. Статья 1072. Очередность списания денежных средств со счета
  6. Статья 1090. Условия выполнения банком платежного поручения
  7. Статья 1084. Права фактора
  8. Статья 1095. Безотзывный аккредитив
  9. Статья 1089. Общие положения о расчетах с применением платежных поручений
  10. Статья 1057. Коммерческий кредит
  11. Статья 1087. Формы расчетов
  12. Статья 1096. Выполнение аккредитива