§ 2. Новая лексика английского языка в аспекте социальной дифференциации

Для того чтобы определить ограничения на употребление языковых единиц, необходимо учитывать факторы двух порядков: содержательного и функционального. Очевидно, выбор и употребление диктуется, с одной стороны, спецификой значения языковых единиц, с другой стороны, спецификой социального взаимодействия коммуникантов в различных ситуациях общения.

К основным параметрам прагматической ситуации, вслед за Э.С. Азнауровой, мы относим обстановку и место коммуникативного акта. предмет и цель коммуникации. социальные, этические, индивидуальные характеристики участников речевого общения. ролевые отношения между коммуникантами [Азнаурова. 1988, 38]. Во многом данные параметры совпадают с параметрами прагматического контекста, предложенными Дж Лайонзом [Lyons. 1977]

При разработке типологии факторов, ограничивающих употребление лексических единиц в различных ситуациях общения , необходимо учитывать «регулярную модель» социальной дифференциации языка У. Лабова, в основе которой лежит существование двух видов социальной вариативности языка: стратификационной (по вертикали) и ситуативной (по горизонтали).

«При выборе той или иной единицы из ряда денотативно- и десигнативно-равнозначных средств выражения

вступают в действие такие параметры, как социальный статус говорящего, его позиция в ролевой структуре общения, его отношение к предмету и адресату речи ( социальные установки)» [Швейцер, 1983, 204]. Под статусом, вслед за А.Д. Швейцером, мы понимаем комплекс постоянных социальных и социально-демографических признаков, характеризующих индивида. Статус относится к понятийному ряду, связанному со стратификационной вариативностью языка (классовая и слоевая принадлежность, принадлежность к социальным институтам, профессиональным общностям). В аспекте стратификационной вариативности с необходимостью учитываются такие специфические черты личности, как возраст, пол, образование, этнический тип и т.д.

По линии ситуативной вариативности выделяются ролевые отношения участников коммуникации (симметричные/асимметричные); формы локализации (место (local) и обстановка (setting)) тех или иных ролевых отношений в пространстве и времени; сфера коммуникативной деятельности (или domain of language behavior); это обобщенная социальная (речевая) ситуация: наука, образование, религия, общественно-политическая деятельность, массовая коммуникация [Fishman, 1972]; языковой коррелят этих сфер-- функциональный стиль; тональность ситуации (tenor в терминологии Хэллидея [Halliday, 1979, 31-35}): официальная--нейтральная--неофициальная, установка (attitude) -- чувство приязни/неприязни, предрасположенности/непредрасположенности.

Ср с пятичленной оппозицией Frozen -- Formal -- Consultative -- Casual -- Intimate. предложенной М. Джусом [Joos. 1962]

В аспекте ситуативной вариативности нам представляется также необходимым учитывать намерение говорящего (унизить, оскорбить, похвалить и т.д.), что является составной частью цели коммуникативного акта.

В зависимости от ролевых отношений участников коммуникации все ситуации общения делятся на симметричные и асимметричные. Симметричны ситуации, взаимодействующие участники которых имеют равное социальное положение, примерно одинаковый возраст, один и тот же пол.

В асимметричных ситуациях речь коммуникантов более эксплицитна . В симметричных ситуациях степень эксплицитности зависит от отношений между собеседниками: чем они более официальны. тем выше степень эксплицитности, и наоборот, чем интимнее отношения, тем менее эксплицитна речь каждого из участников, тем ярче проявляются тенденции к употреблению в речи эмоционально окрашенных, в том числе и разговорных слов (сленга) [Крысин, 1976].

Между двумя видами вариативности существует тесная взаимосвязь. Как правило, параметры двух видов вариативности действуют в комплексе.

Попытаемся продемонстрировать ограничения на употребление новой лексики в зависимости от двух осей социальной дифференциации. Речь пойдет преимущественно об одном типе ситуаций--о ситуациях неофициальной тональности.

Мы рассматриваем параметр тональности в качестве одного из ведущих факторов ситуативной вариативности.

Проведенное нами исследование позволяет сделать вывод о том, что все параметры, определяющие статус говорящего, образуют иерархию, на верхней ступени которой находятся классовая и слоевая принадлежности.

В современном англоязычном обществе усиливается тенденция к социальному расслоению и, соответственно, к языковой дифференциации. Прежде всего следует отметить появление большого количества новых терминов, номинирующих представителей различных страт общества. Так, в 80 -е годы появился термин belonger представитель большой социальной группы среднего класса, приверженец консервативных взглядов, заинтересованный в материальном комфорте и стабильности. Данная группа не может рассматриваться в одном ряду с gumpie и подобными им группами (ср., например: rumpie, blupie, grumpy), так как belonger охватывает различные возрастные группы, и в отличие от yumpies, представители данного социального слоя лишены авантюризма. Язык представителей этого слоя нарочито консервативен.

Хотя словари не дают указаний на преимущественное употребление слов в различных социальных классах и группах, тесты с носителями языка доказывают наличие социальных ограничений на употребление новых слов в английском языке.

Ср. в этой связи традиционные примеры Н. Митфорд, демонстрирующие отличие лексикона представителей высшего класса от лексикона представителей нижестоящих классов и слоев в Англии: England vs Britain: vegetables vs greens; sick vs ill; lavatory vs toilet; spectacles vs glasses; scent vs perfume.

Так, слова Archie Bunker, Alf Garnett, Ocker (a type of working-class man who often reacts to social pressures in a

bigoted and self-righteous way) ограничены в употреблении рамками высшего класса.

В связи с тем. что в данной главе анализу подвергается прагматика и семантика слова, нам представляется необходимым давать толкования слов на английском языке.

Все три новообразования произошли от имен героев телевизионных сериалов. Причем, все они территориально маркированы. Archie Bunker, пришедший на смену Joe Banker, ограничен американским вариантом, Alf Garnett -- бритицизм, Ocker употребляется исключительно в Австралии.

Рамками высшего класса ограничено также употребление слов sharon (a lower-class girl of a rather tarty appearance), dial-a-meal (meal ordered through telephone).

Рамками среднего класса ограничено употребление новых единиц, начинающихся с буквосочетания Мс, вычлененного из McDonalds (американская фирма, торгующая гамбургерами) и несущего значение

«недорогой, удобный, стандартизированный»: McNews, McCinema, McLife, McTelecast и т.д.

Примеры, взятые из американской прессы 1988 г..

подарены нам заведующим кафедрой лингвистики Джорджтаунского университета профессором Роджером Шаем.

Рамками рабочего класса ограничено употребление слов badmouth (to malign; slander), cheers (в значении good-bye), dozen (a contest of exchanging insults directed against relatives).

В последние годы чрезвычайно активным фактором, конституирующим прагматику слова , является профессиональный параметр. Возросшая профессиональная дифференциация языка отражается в появлении нового суффиксоидного элемента -speak со значением «язык, характерный для определенной профессиональной группы», «жаргон» (ср. с уже известным lingo). Например: artspeak, government-speak, sportspeak, med-speak (medical jargon), education-speak.

Как показал анализ, за последние десятилетия появились новые сферы, ограничивающие употребление разговорной лексики по профессиональному параметру. Это, прежде всего, компьютерная техника: dp-speak жаргон пользователей компьютерами (ср.: machinespeak компьютерный язык); видеотехника: video-speak жаргон пользователей видеоаппаратурой: cablespeak жаргон работников кабельного телевидения.

Рамками телевизионного жаргона ограничены слова docudrama комбинация драмы с документальным фильмом; Kidvid время для детских телепрограмм; prime-time период пика телепрограмм с 7 до 11 вечера (самое дорогое время для реклам).

Приводимые здесь примеры проверены по последнему словарю жаргона Дж. Грина [Green. 1987].

Одним из факторов, определяющим ограничения на употребление слова по линии стратификационной вариативности, является принадлежность к этническому социуму. Так, в языке последних десятилетий образовался целый синонимический ряд номинаций, называющих белого человека и ограниченных в употреблении рамками негритянского населения: blue-eyed devil, whitie, paddy, Mr. Charley, honky. Как показал опрос информантов-негров, все перечисленные синонимы маркированы отрицательной оценкой.

Среди белого населения в свою очередь употребляются оскорбительные для негров номинации: houtie, Af, terr (derogatory terms for black Africans) . Рамками негритянского населения ограничен также новый синонимический ряд : dozen, signifying, woofing (a contest of exchanging insults directed against relatives, particularly against the mothers). Обычно эти слова употребляются неграми-подростками.

Рамками коренного населения Америки ограничено употребление слова apple (a derogatory name for an American Indian who is part of or cooperates with the white establishment).

К числу специфических факторов, предписывающих ограничения в аспекте стратификационной вариативности, относятся возраст, пол, образование. По возрастному параметру традиционно выделяется язык молодежи, а именно , студентов и школьников. Так, рамками подросткового социума США ограничено употребление слова drugs в значении O.K. Ср.:

For instance, your friend says, Let's go over to my house and listen to the new Dire Straits LP, to which you reply,Drugs!

Зачастую несколько параметров действуют одновременно, например: sweat (Winchester college slang) (a long run); task (an essay to write); brunch (late morning meal combining breakfast and lunch). Во всех приведенных примерах, относящихся к сленгу частных привилегированных школ для мальчиков, закодированы такие параметры стратификационной вариативности, как социальный, территориальный, возрастной и половой.

Рамками подросткового возраста ограничено употребление таких слов, как to bliss-out (to experience intense bliss), to funk (to swing pleasurably to agreeable music), head (a drug- addict), to horse around (to break out laughing). Рамками людей среднего возраста ограничено употребление слова teeny-bopper (a young person in his pre-teens).

Как правило, на градацию по возрастному параметру влияет социальный фактор. Так, выражение Bee-Bop generation употребляется представителями старшего поколения с иронией по отношению к людям, родившимся после войны и у которых более легкая жизнь.

Зачастую одни и те же предметы реального мира получают различные наименования в зависимости от возрастной градации коммуникантов. Так, представитель старшего поколения употребляет слово ice-box в значении refrigerator, wireless в значении radio, в то время как подросток употребляет соответственно fridge и boombox. Например:

He'll pig out on whatever in the fridge, while listening to Ms boombox.

Известно, что дифференциация по полу присуща лексике любого языка. Однако в последние десятилетия в связи с феминистским движением в английском языке появились прагматически маркированные термины, ограниченные в употреблении кругами радикалов -феминисток, с совершенно определенной прагматической оценкой. Так, слова sexism, sexist, male chauvinist в устах женщины звучат оскорбительно по отношению к мужчинам. Слова lib, libber в устах женщины звучат с гордостью. С другой стороны, эти же слова, произносимые мужчинами, имеют противоположное оценочное значение. В языке последнего десятилетия появляется специальное словосочетание gender gap, отражающее различия в восприятии мира мужчинами и женщинами. Видимо, можно говорить о дивергенции словесных знаков, вызываемой параметром пола.

Особый интерес, с точки зрения взаимодействия различных параметров стратификационной вариативности языка, представляют формы обращения. Их адекватное употребление требует учета расширения функциональной семантики слова.

Так, например, в результате анализа данных анкетирования информантов, проведенного Я. Силисом в Великобритании в 1983 г. [Силис, 1985], выяснилось , что обращение Nurse в современной языковой ситуации употребляется по отношению к представителям обоих полов, выполняющих обязанности младшего медицинского персонала. Это подтверждается употреблением словосочетания male nurse в качестве «косвенного обращения». Однако к медсестре женского пола, занимающей более высокое служебное положение (обычно в больнице), уместно обращаться: Sister (ср. sister сестра, sister участница движения женщин за свои права в США, sister + last name монахиня). Обращение Matron употребляется по отношению либо к старшей сестре больницы, либо к завхозу школы (ср.: matron замужняя женщина средних лет; употребляется в качестве косвенного обращения).

Члены одного и того же профсоюза обращаются друг к другу: Brother + last name (ср.: brother брат, brother + last name монах). Подобная форма употребляется в официальной речевой ситуации: Brothers, I'd like to congratulate -you ... (обращение к членам профсоюза). Эта же форма употребляется представителями мужского и женского пола среди негритянского населения в качестве обращения к мужчине.

Интересно также отметить расширение функциональной семантики таких форм обращения, как love, (my) dear, darling, которые вполне нейтральны и типичны даже по отношению к незнакомому человеку. Однако эти формы обращения ограничены по социальному параметру рамками малообразованных слоев общества.

Одним из типичных примеров их употребления является разговор покупателя с продавцом в уличных торговых рядах. На вопрос покупателя продавец, как правило, отвечает: Yes, love/No, love.

Иными словами, можно говорить об иерархии факторов, определяющих статус говорящего и участвующих в построении типологии параметров прагматической ситуации. Данные параметры конституируют лишь внешнюю группу факторов, предписывающих адекватный выбор и ограничения на употребление слова в акте коммуникации.

<< | >>
Источник: ЗАБОТКИНА. НОВАЯ ЛЕКСИКА. 2000

Еще по теме § 2. Новая лексика английского языка в аспекте социальной дифференциации:

  1. Статья 1072. Очередность списания денежных средств со счета
  2. Статья 1082. Выполнение должником денежного требования фактору
  3. Статья 1086. Защита прав должника
  4. Статья 1089. Общие положения о расчетах с применением платежных поручений
  5. Статья 1103. Оплата чека
  6. Статья 1077. Понятие договора факторинга
  7. Статья 1074. Ограничение права распоряжение счетом
  8. Статья 1075. Разрыв договора банковского счета
  9. Статья 1083. Последующая уступка права денежного требования
  10. Статья 1080. Недействительность запрета уступку права денежного требования
  11. Статья 1087. Формы расчетов
  12. Статья 1079. Стороны в договоре факторинга
  13. Статья 1085. Встречные требования должника
  14. Статья 1081. Ответственность клиента перед фактором