ВВЕДЕНИЕ

Слово, согласно известному тезису Л.С. Выготского, воплощает в себе единство обобщения и общения, коммуникации и мышления [Выготский, 1982, 25]. Исходя из этого, изучение новой лексики требует обращения к двум аспектам: аспекту создания и развития, с одной стороны, и ее функционирования --с другой.

Известно, что в науке о языке в разные времена основным был вопрос о том, каким образом язык помогает человеку членить мате-. риальный мир и общественно-исторический опыт его носителей [Соссюр, 1977;

Burhler, 1934; Уфимцева, 1986,5].

Деятельность, направленная на Worten der Welt «ословливание» мира [Кубрякова, 1986, 36; ср.: Караулов, 1976, 19: Полякова, 1982, 4 - 5], называется номинативной деятельностью. В результате номинативной деятельности происходит фиксация фрагментов деятельностного опыта человека в лексике.

В гносеологическом аспекте знакообразование есть всегда процесс обращения фактов действительности в знаки и категории языка, отображающие общественный опыт носителей языка, их субъективные и прагматические оценки [Уфимцева, 1986, 51].

Членение действительности (в зависимости от национально-культурной специфики, «соотносимое с объективным планом значений , образует карту мира: подобно карте, в нем отражена действительность в том или ином ее масштабе» [Телия, 1986, 103].

Исходя из того, что слову присуща кумулятивная функция (слово -- это «коллективная память носителей языка», «памятник культуры », «зеркало жизни нации» [Верещагин, Костомаров, 1980, 7]), в пособии значительное место уделяется описанию экстралингвистических реалий английской и американской жизни и культуры последних десятилетий.

В XX веке наблюдается расширение старых и появление новых областей номинации, что вызвано бурным развитием науки, средств массовой информации. Однако развитие номинативной функции языка отражается не только в расширении и обновлении понятийной сферы отнесенности наименований, но и в изменении способов номинации. В разные эпохи языкового развития и в разных языках преобладают различные типы создания номинаций, действуют определенные типы активных номинативных процессов. (Термин А.Н. Иванова [1982])

Сложившаяся в языке лексическая система накладывает известные ограничения на творческую деятельность людей, создающих новые слова.

Основная масса новых единиц образуется с помощью словообразовательных средств. Новое понимание словообразования как источника не только готовых названий, но и правил их образования по определенным моделям и схемам [Кубрякова, 1986, 40] позволило обнаружить действие различных принципов, по которым строятся эти правила (действие аналогии, ассоциативных процессов и т.д.).

Между номинативной и коммуникативной деятельностью существует непосредственная связь. «Именование предмета или ситуации есть не только процесс обозначения, но одновременно и процесс познания и коммуникации» [Колшанский, 1975, 68].

В связи с оформлением в языкознании последних десятилетий новой коммуникативно -прагматической исследовательской парадигмы, опирающейся на принцип деятельности, можно говорить о возможности прагматического подхода к единицам всех языковых уровней, в том числе и к единицам лексического уровня.

Мы исходим из широкого понимания прагматики как науки, «изучающей язык с точки зрения использующего его человека в аспекте выбора языковых единиц, ограничений на их употребление в социальном общении и эффекта воздействия на участников коммуникации» [Crystal, 1985, 240].

Исследование словарного состава в прагматическом аспекте, т е. с точки зрения уместности употребления лексических и фразеологических единиц в зависимости от ситуации общения и целей, к достижению которых стремится говорящий, позволяет выделить новое направление в изучении лексической системы языка -- функциональную лексикологию.

Перед функциональной лексикологией стоит задача выявить внутренние закономерности, которым подчиняется выбор и адекватное употребление той или иной лексической единицы в каждом конкретном коммуникативном акте.

Вряд ли представляется реальным говорить об описании всех единиц словаря с учетом их употребления во всех возможных ситуациях общения. Однако можно предпринять попытку описать лексику по линии ограничений (рестракций) на ее употребление в определенных типах ситуаций.

Выявление закономерностей подобных ограничений предполагает разработку типологии прагматических ситуаций с учетом такиx параметров, как место, время, цели, намерение говорящего, его социальное положение, профессия, пол, возраст [Азнаурова, 1988]. « У каждого жителя страны,--писал Р. Музиль в «Человек без свойств»,-- имеет, по крайней мере, девять характеров : профессиональный, национальный, государственный, классовый, географический, половой, осознанный , неосознанный и еще, может быть, частный, он соединяет их в себе...» [Музиль, 1984, 58]. Очевидно, при разработке типологии прагматических

ситуаций и вытекающих отсюда прагматических правил1 необходимо учитывать все эти девять свойств личности.

1Под прагматическими правилами, вслед за Г. Фритцем. понимаются условия, зависящие от социального статуса говорящих, от коммуникативной констелляции, от типа коммуникативного акта и типа текста [Fntz, 1974. 126].

Кроме того, человеческий фактор, являющийся центральным понятием функционального языкознания, требует рассмотрения личности во всех ее ипостасях : homo faber (человек созидающий), homo loquens (человек говорящий), homo ludens (человек играющий), homo sociologicus (человек социологический), homo psycho-logicus (человек психологический) и, наконец, homo agens (человек действующий) [Каган, 1974], интегрирующий все вышеперечисленные ипостаси.

В процессе прагмалингвистического анализа новых слов необходимо также иметь в виду регулярную модель социальной дифференциации языка У. Лабова [Labov, 1966], усовершенствованную АД. Швейцером [1983]. В основе этой модели, как известно, лежит существование двух видов социальной вариативности языка: стратификационной (классовая и слоевая принадлежность, принадлежность к социальным институтам, профессиональным обязанностям, возраст, пол, образование и др.) и ситуативной (официальная, нейтральная, неофициальная тональность ситуации, ролевые отношения коммуникантов и тд.). Между двумя видами вариативности , как указывает У. Лабов, существует тесная взаимосвязь : одна и та же модель ситуативной вариативности может по-разному реализоваться в различных социальных группах.

Хотя словари не дают указаний на преимущественное употребление слов в различных социальных классах и группах, тесты с носителями языка доказывают наличие в словах скрытых компонентов, предписывающих их употребление в определенном классе.

Процессы урбанизации и внутренней миграции населения сказываются на профессиональной дифференциации языка. Профессиональный параметр в последние годы является чрезвычайно активным фактором, конституирующим прагматику слова.

К числу специфических факторов, предписывающих ограничения в аспекте стратификационной вариативности, относятся возраст, пол, образование.

По возрастному параметру традиционно выделяют язык молодежи, а именно, студентов и школьников.

Расовый параметр ограничивает выбор и употребление новых лексических единиц рамками негритянского населения.

Иными словами, можно говорить об иерархии факторов, определяющих статус говорящего и участвующих в построении типологии параметров прагматической ситуации. Данные параметры составляют лишь внешнюю группу факторов, предписывающих адекватный выбор и ограничения на употребление слова в акте коммуникации.

С другой стороны, рассмотрение факторов содержательного порядка позволяет вскрыть существование в значении слова прагматических компонентов, кодирующих вышеописанные прагматические параметры, а также предписывающих ограничения на употребление лексических единиц. Иначе говоря, одной из задач праг-малингвистики является изучение тех аспектов использования языка, которые закодированы на уровне лексического значения.

Идея прагматической маркированности слова не является принципиально новой. Еще Дж. Катц [Katz. 1977. 20]. анализируя слова doggie и bunny, отмечал, что они содержат в себе указания на употребление в речи ребенка или по отношению к ребенку.

В пособии предпринята попытка прагматической дифференциации новой лексики по линии ограничений на употребление как с точки зрения внешних факторов, так и с точки зрения факторов содержательного порядка.

В отличие от стилистики, предметом изучения которой является употребление того или иного слова, выбранного с целью создания эмоционально-экспрессивного эффекта, функциональная лексикология

опирается на прагматически-релевантные факторы трех более широких порядков:

1) содержательного,

2) социологического,

3) психолингвистического.

Особую важность приобретает функционально-прагматический подход при исследовании новых слов и значений.

Само появление нового слова диктуется прагматическими потребностями. Отправитель сообщения выбирает из наличного лексического репертуара то, что наилучшим образом выражает его мысли и чувства. Если в лексиконе отправителя такого слова нет, он видоизменяет старую или создает новую лексическую единицу [Кубрякова, 1986]. Как справедливо отмечает Г. Брекле, новые лексические единицы создаются в процессе речи как осуществление говорящим определенного коммуникативного намерения, а не как единицы, заранее планируемые говорящим для расширения и пополнения лексики [Brekle, 1978, 68-77].

Можно говорить о существовании определенной диалектической связи между прагматикой и активными номинативными процессами. Так, например, появление у слова нового лексико-семан-тического варианта в свете коммуникативно-прагматической парадигмы может быть рассмотрено как результат прагматической вариативности слова. Под прагматической вариативностью слова мы понимаем варьирование в его употреблении в различных ситуациях общения в зависимости от социального , территориального, национального, возрастного и прочих статусов участников коммуникации [Заботкина, 1988]. Одна и та же лексема по-разному реализуется в однотипных ситуациях представителями различных слоев носителей языка. В результате употребления слова в не типичной для него ситуации (контексте) носителем иного социолекта (языка определенной социопрофессиональной группы) оно приобретает новый оттенок значения, который затем оформляется в отдельный лексико-семантический вариант слова.

С другой стороны, любая новизна семантическая порождает новизну прагматическую. Появившийся новый ЛСВ слова расширяет прагматику всей лексемы, так как расширяется спектр ситуаций и контекстов ее употребления, а следовательно, и ограничений на употребление.

Вызванная прагматической вариативностью новая единица семантической деривации порождает дальнейшую прагматическую новизну всей лексемы в целом.

Описание словарного состава в аспекте функциональной лексикологии предполагает разработку функционального аспекта лексикографической практики. Связь, существующая между параметрами прагматической ситуации и прагматическими компонентами слова, должна отражаться в словарях. Речь идет о введении прагматической зоны в словарную дефиницию, на необходимость которой указывал в одной из своих работ ЮД. Апресян [1987], и о разработке дополнительной системы помет.

Одной из задач лексикографической практики, особенно учебной лексикографии, является экспликация в прагматической зоне словарной статьи скрытых компонентов, предписывающих ограничения на употребление лексических единиц в определенных ситуациях общения.

В систему прагматических помет должно также входить указание на диахроническую глубину слова по оппозиции: архаическая--устаревающая -- новая, а также указание на частотность употребления слова (по

оппозиции: обиходное vs редкое); конкретная сфера употребления (профессиональный регистр, например, научный, юридический и тл.).

Вышеуказанная система помет должна быть включена, прежде всего, в словари для иностранцев, а также в словари новых слов и значений, которые вызывают трудности адекватного выбора и употребления. Введение прагматической зоны в толковый словарь может показаться громоздким. В таком случае можно вести речь о создании специального словаря употребления языка определенной эпохи. (Ср.: [Винокур, 1988].)

Исследование прагматического аспекта нового слова с неизбежностью предполагает обращение к тексту. Введение нового слова в текст изменяет лексическую структуру текста. Лингвистами установлена статистическая закономерность прироста новых слов в тексте, которая тесно связана с содержанием текста, а также с его прагматической установкой. Представляется необходимым выявить закономерности содержательной /прагматической обусловленности появлений новых слов в тексте, выявить типы прагматических установок текста в зависимости от социальной детерминированности «модели адресата», от вида адресата (массовый читатель, специалист-интерпретатор и тд.) [Азнаурова, 1988]. Анализ взаимодействия прагматики нового слова с текстом требует ответа на следующие вопросы:

1. Как взаимодействует слово с единицами более высокого порядка в прагматическом аспекте?

2. Как соотносится процесс первичного введения нового слова в текст с процессом использования в тексте уже созданного нового слова? Какова роль прагматических факторов в этих двух процессах?

3. Чем отличается прагматика нового слова от прагматики канонической единицы? В какой мере след времени, зафиксированный в прагматической структуре нового слова, взаимосвязан с прагматическими свойствами текста?

4. Как соотносится прагматика нового слова с тезаурусом коммуникантов и с пресуппозициями общения?

5. Как происходит декодирование прагматической информации слова в контексте? В данном пособии мы попытаемся наметить возможные пути решения этих вопросов.

<< | >>
Источник: ЗАБОТКИНА. НОВАЯ ЛЕКСИКА. 2000

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 1045. Особенности управления ценными бумагами
  2. Статья 1042. Право управляющего на оплату
  3. Статья 1048. Проценты по договору займа
  4. Статья 1044. Прекращение договора управления имуществом
  5. 2. Договор о простом товариществе.
  6. § 12. Правоотношения по поводу характера общей деятельности и управления ею (п. 2280-2285)
  7. 3. Ведение общих дел товарищества
  8. Статья 1050. Последствия нарушения договора заемщиком
  9. § 11. Содержание товарищеских прав: Общий обзор. Правоотношения по поводу общего имущества (п. 2272-2279)
  10. Тема 18. ДОГОВОР ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА
  11. 4. Распределение прибыли и убытков простого товарищества
  12. Тема 39. Управління майном
  13. 4. Передача (внесение) исключительных прав в общее имущество товарищей и в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества (товарищества)
  14. 3. Первоначальные и производные формы приобретения (присвоения) ноу-хау
  15. 11.1.