1. Предприятие как объект и субъект права

Среди всех коммерческих организаций унитарные предприятия выделяются тем, что не являются построенными на началах членства корпорациями и не становятся собственниками закрепленного за ними имущества.

Создавший такое предприятие единоличный учредитель (публичный собственник) сохраняет за собой право собственности на переданное предприятию и приобретенное им в ходе своей деятельности имущество, тогда как само предприятие как самостоятельное юридическое лицо в силу закона наделяется лишь определенным ограниченным вещным правом, по сути используя чужое имущество. Иначе говоря, его имущественная обособленность является искусственной, условной, поскольку, в отличие от других участников гражданского оборота, у него нет и не может быть никакого собственного имущества.

Такая своеобразная организационно-правовая форма, как юридическое лицо - несобственник, не свойственна нормальному, развитому имущественному обороту и представляет собой исключение, сохраненное законом на период становления рыночной экономики для государственных и муниципальных (публичных) собственников. В литературе справедливо отмечено, что ситуация, в которой субъект гражданского права не является собственником, допустима только в определенных исторических условиях и может сохраняться "только как промежуточная, переходная стадия в развитии системы... при которой право государственной собственности конструируется как самостоятельный вид права собственности" <1>. Поэтому и в законодательной систематизации данная разновидность коммерческих организаций поставлена на последнее место.

Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 240.

Дело в том, что предприятие в экономическом смысле всегда рассматривалось как торговый промысел, бизнес ведущего его лица, т.е. определенный вид деятельности, причем имущественно (экономически) обособленный от ведущего свое дело предпринимателя, в том числе и от его личного имущества (что давало последнему возможность в определенных ситуациях выступать должником или кредитором собственного предприятия). Эта экономическая независимость требовала и юридического обособления. Но, как отмечал еще Г.Ф. Шершеневич, "таким запросам могла бы удовлетворить лишь такая конструкция, по которой торговое предприятие рассматривалось бы как обособленное имущество" <1>. Иначе говоря, предприятие ("дело на ходу", бизнес) с классических цивилистических позиций было и остается объектом гражданских прав - имущественным комплексом, но не субъектом права - юридическим лицом.

Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 169 - 172. Такой взгляд на предприятие был безусловно господствующим в дореволюционной литературе. Так, по словам А.И. Каминки, "признание торгового предприятия как такового юридическим лицом сводило бы на нет самое понятие юридического лица. Совершенно очевидно, что предприятие не субъект, но объект прав" (Каминка А.И. Очерки торгового права (серия "Научное наследие"). М., 2002. С. 149).

Вместе с тем данный подход обусловлен частноправовыми представлениями и потому, конечно, не соответствует взглядам, сложившимся в условиях огосударствленной экономики, в которой госпредприятия были основными хозяйствующими субъектами <1>. Конструкция предприятия как юридического лица (субъекта, а не объекта права) является прямым порождением именно такого экономического и общественного строя. Здесь государство, став единым собственником огромного имущества и будучи не в состоянии непосредственно, само эффективно использовать его, вынуждено условно распределить его большую часть между своими предприятиями, объявленными им формально самостоятельными юридическими лицами, по долгам которых оно не несет ответственности, оставаясь при этом собственником всего их имущества.

По словам Г.Ф. Шершеневича, "предприятие как таковое является в жизни объектом сделок - оно не может быть одновременно субъектом. Частноправовой строй, лежащий в основе современной народнохозяйственной организации, не согласуется с коллективистическим воззрением на предприятие" (Шершеневич Г.Ф.

Курс торгового права. Т. 1. С. 170).

Государство утверждало уставы этих юридических лиц, определяя тем самым объем и характер их правоспособности (т.е. рамки участия в имущественных отношениях), назначало их органы управления и, по сути, руководило всей их деятельностью, тем не менее не отвечая за ее результаты. Фактически государство в лице своих предприятий, заключавших сделки друг с другом, имело дело само с собой, ибо никакого выбытия (отчуждения) имущества из государственной собственности в результате этого не происходило. Поэтому и взаимная ответственность таких условно самостоятельных субъектов была ограничена числящимися за ними (и не менее условными для тогдашней экономики) безналичными денежными средствами; она не могла быть обращена на наиболее ценное, реальное имущество - основные фонды, забронированные от взыскания любых кредиторов (а нередко госпредприятия целых отраслей хозяйства решениями правительства просто освобождались от имущественной ответственности за невыполнение своих обязательств).

Преобладание в имущественном обороте того времени таких организаций и заключаемых ими друг с другом сделок делало и его в значительной мере искусственным (что подтверждается фактом более чем тридцатилетнего отсутствия у таких предприятий признанных каким-либо законом прав юридического лица и каких-либо прав на закрепленное за ними имущество собственника-государства). Ясно, что с такими контрагентами могли иметь дело лишь подобные же им организации, а их участие в нормальном имущественном обороте представляется странным и даже опасным для обычных (частных) собственников.

Данную опасность особенно наглядно подтвердило существование индивидуальных частных (или семейных) предприятий (ИЧП), созданных в соответствии с ранее действовавшим законодательством по модели государственных предприятий. Они полностью контролировались собственниками-учредителями, которые, однако, не несли практически никакой ответственности по долгам созданных ими коммерческих организаций. Последние нередко имели чисто символический уставный капитал, практически никак не гарантирующий интересы потенциальных кредиторов (ибо закон отдавал на усмотрение самого собственника-учредителя решение вопроса о размере уставного капитала создаваемого им предприятия и своей субсидиарной ответственности по его долгам), что имело неизбежным следствием различные злоупотребления.

Поэтому действующее законодательство сохраняет конструкцию унитарного предприятия лишь для публичных собственников (абз. 3 п. 1 ст. 113 ГК). Преобразование унитарных предприятий в другие формы коммерческих организаций означает их приватизацию, тогда как публичные интересы требуют сохранения государственной собственности в ряде секторов экономики. Поэтому ставшая традиционной и привычной для отечественного хозяйства организационно-правовая форма унитарных предприятий, видимо, еще сохранится в течение известного времени.

Созданные до введения в действие гл. 4 ГК индивидуальные и семейные частные предприятия, а также предприятия, созданные в этой организационно-правовой форме кооперативными, общественными, религиозными организациями и другими частными собственниками, до 1 июля 1999 г. подлежали либо преобразованию в товарищества, общества или производственные кооперативы, либо ликвидации. В период продолжения их деятельности в соответствии с правилом абз. 2 п. 5 ст. 6 Закона о введении в действие части первой ГК их учредители-собственники несли по их обязательствам дополнительную ответственность всем своим имуществом, что существенно повысило защищенность их кредиторов. Хотя данный срок в отдельных случаях и не был соблюден, в настоящее время унитарных предприятий, находящихся в частной собственности их учредителей (граждан и юридических лиц), практически не существует. Тем самым потерпела закономерную неудачу попытка сохранить эту неприемлемую для рыночного хозяйства фигуру, распространив к тому же ее действие за рамки отношений государственной (публичной) собственности.

<< | >>
Источник: Е.А. Суханов. Гражданское право В 4-х томах Том I Общая часть. 2008

Еще по теме 1. Предприятие как объект и субъект права:

  1. § 4. Правопреемство как следствие приобретения права управления предприятием. Условия отчуждения и приобретения права управления предприятием (п. 1777-1782)
  2. § 1. Предприятие как объект гражданских прав (п. 1764-1767)
  3. § 1. Понятие, объекты и субъекты патентного права
  4. 3. Субъекты, объекты и основания возникновения права интеллектуальной собственности
  5. Семья как объект и субъект деятельности семейного социального педагога
  6. 1. Юридические лица как субъекты права собственности
  7. 2. Юридическое лицо как субъект гражданского права
  8. ГЛАВА 8. ГОСУДАРСТВО КАК СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  9. Глава 3. ГРАЖДАНЕ КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  10. § 1. Особенности государства как субъекта права
  11. 3. Составители как субъекты авторского права
  12. Глава 4. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  13. 2. Соавторы как субъекты авторского права
  14. 3. Гражданин как субъект гражданского права
  15. 6. Правопреемники и иные лица как субъекты авторского права
  16. 2.1. Информация как основной объект информационной сферы и системы права