Во что бы то ни стало

На новых квартирах я повел ту же работу, что когда-то вел в 1-й кубанской дивизии. Каждый день определенная часть корпуса была на маневре, почти всегда - в моем присутствии, после маневра - разбор, отдача в приказе всех ошибок.
Два раза в неделю - беседа с офицерами. Во всех полках с 15 октября должны быть устроены полковые учебные команды для подготовки урядников, и широкие программы этих команд были разосланы; во всех полках были устроены библиотеки, для команд штаба был намечен ряд ежедневных бесед, по два часа по вечерам; предполагалось прочитать курсы географии и истории России, политической экономии и военного искусства. Лекторы усиленно готовились к этому по особым мною составленным программам.

Разврату и разлагающей пропаганде большевизма я решил противопоставить работу и силу образования и просвещения.

Деятельность моя, скрыть которую, конечно, нельзя было, обратила внимание. Одни сочувствовали и хотели посильно помочь, другие мешали. Я уклонялся от посторонней помощи и по мере сил боролся с мешающими.

6 октября штаб северного фронта экстренно потребовал посылки 2 сотен и 2 орудий в Старую Руссу, 2 сотен и 2 орудий в Торопец и 2 сотен и 2 орудий в Осташков.

Это было самое страшное. Это сразу прекращало воспитание солдат, вырывало части из рук старших, более опытных начальников, подрывало правильность снабжения и довольствия и ставило маленькие казачьи части в густую солдатскую массу, уже обработанную большевиками. Я исполнил приказ и отправил на эту службу весь уссурийский казачий полк и 1 1/2 из бывших у меня шести донских батарей, но сейчас же написал в штаб фронта, кому только мог, просьбу этого не делать, так как это разрушает корпус, который может понадобиться в полном составе для борьбы против большевиков.

- Кому вы это пишите? - сказал мне исправляющий должность начальника штаба, полковник С. П. Попов.

- Как кому? По команде. Главнокомандующему северным фронтом, или, как по большевистски называют, главкосеву Черемйсову.

- Да разве вы не знаете, что Черемисов - заодно с большевиками, что он все время проводит в Совете Солдатских и Рабочих Депутатов, стоит за полную демократизацию армии и попускает, а кто говорит, что и покровительствует» изданию большевистской газеты

«Окопная Правда»?

- Но что же делать, Сергей Петрович? Выходит, что все начальство передалось большевикам. Тогда проще - устранить Временное Правительство и передать власть большевикам мирно Столковаться с ними, как это теперь говорится. Был Львов, стал Керенский, ну, будет Ленин, - хуже не будет. Это - прямое последствие отречения государя.

- Да, это так.

- Что же, прикажете плыть по течению?

- Но что вы сделаете, если изменили верхи? Ведь все это делается не без ведома Керенского. Керенский сам рубит сук, на котором сидит.

- Керенскому это простительно. Он ничего не понимает ни в военном, ни в государственном деле. Но о чем же думают Черемисов и Лукирский?

- Думают, как угодить новому барину - «грядущему хаму».

- И мы молча будем пособничать? - сказал я.

- Протестовать бесполезно.

- Будем не только протестовать, но и бороться. Может быть, и мы сумеем в борьбе обрести право свое.

Бумагу мы послали. Ответом было приказание поставить 5 сотен в Пскове. Я поехал лично в штаб, и эти пять сотен отстоял, но победа была вызвана не силой моего убеждения, а просто тем, что для них не нашлось в Пскове помещения, да и совет высказался против помещения казаков в Пскове.

Итак, с октября месяца корпус оказался фактически в распоряжении у большевиков, и большевики продолжали работу по его растасовке.

8 октября штаб потребовал два полка в Ревель. Я отправил 13-й и 15-й полки. Это требование было якобы боевого характера.

После занятия острова Эзеля немцами командование фронтом опасалось за Ревель. Но что будет делать кавалерия в крепости, об этом не думали.

9 октября потребовали еще один полк с двумя орудиями в Витебск. Не без скандалов пошел приморский драгунский полк.

21 октября потребовали 6 сотен и 4 орудия в Боро- вичи для усмирения тамошнего гарнизона. Там произошли обычные эксцессы. Убили начальника гарнизона и командира пехотного полка и ограбили лавки. Послал уссурийский дивизион и часть амурцев.

Таким образом, к 22 октября от 1-й донской дивизии оставалось 6 сотен 9-го донского полка и 4 сотни 10го Донского полка (2 сотни ушли в Новгород), от уссурийской конной дивизии было в моем распоряжении: б сотен 1-го нерчинского полка и 2 сотни 1-го амурского полка. Из бывших в корпусе 24 орудий донской артиллерии оставалось при мне 12 орудий, да было 4 орудия только что сформированной и почти необученной, во всяком случае, ни разу не стрелявшей 1й амурской казачьей батареи. Вместо грозной силы в 50 сотен мы имели только 18 сотен разных полков (Корпус состоял из 9-го (6 сотен), 10-го (6 сотен), 13го (6 сотен), 15-го (6 сотен) донских казачьих полков, приморского драгунского (6 эскадронов), 1-го нерчин- ского казачьего (6 сотен), 1-го амурского казачьего (6 сотен), 1-го уссурийского казачьего (6 сотен) полков и уссурийского казачьего (2 сотни) дивизиона, и 6 донских и 1 амурской батарей.).

Можно ли говорить, что большевики не готовились планомерно к своему выступлению 25 октября? Но кто им помогал?

23 окт. весь «корпус», то есть оставшиеся 18 сотен, было приказано передвинуть в район Старого Пе- бальга и Вендена, где поступить в распоряжение штаба 1-й армии, потому что там ожидались беспорядки и массовые эксцессы. Я поехал в Псков узнать обстановку, а 24 окт. отправил в штаб 1-й армии квартирьеров и приступил к погрузке 10-го донского казачьего полка в вагоны.

25 окт. я получил телеграмму. Точного содержания ее не помню, но общий смысл был тот: донскую дивизию спешно отправить в Петроград; в Петрограде беспорядки, поднятые большевиками. Подписана телеграмма двумя лицами - «Главковерх Керенский» и полковник Греков.

Полковник Греков - донской артиллерийский офицер и помощник председателя Совета союза казачьих войск, казачьего учреждения, пользующегося большим влиянием у казаков.

Ловко! - подумал я. - Неоткуда же при теперешней разрухе я подам спешно всю 1-ю донскую дивизию к Петрограду?

Тем не менее, 9-й полк направил к погрузке в вагоны. 4 сотни 10-го полка приказал остановить на станции, послал телеграммы в Ревель и Новгород о сосредоточении к Луге, откуда решил идти походом, чтобы не повторять ошибки Крымова, увы, уже сделанной мудрыми распоряжениями штаба фронта.

А квартирьеры? Они уже ушли и рыщут, вероятно, по имениям и мызам, отыскивая помещения. Послал нарочного и за ними...

Сам поехал в Псков просить начальника штаба и начальника военных сообщений ускорить все эти перевозки так чтобы хотя бы к вечеру 26-го я мог бы иметь часть из Ревеля и Новгорода в Луге.

Все было обещано сделать. В штабе я нашел большую тревогу. Тихо шепотом передавали, что Временное Правительство свергнуто и не то разбежалось, не то борется в Зимнем дворце, отстаиваемое юнкерами; вся власть захвачена Советами с Лениным и Троцким во главе.

Вернувшись из Пскова, я напечатал приказ, где полностью передал телеграмму Керенского и Грекова и призывал казаков к уверенным и смелым действиям. Приказ послал с нарочными и в Ревель, и в Новгород. После чего собрался сам и поехал на станцию Остров, где уже был погружен штаб 1-й донской дивизии, без ее начальника, случайно бывшего в отпуску в Петрограде.


XIV.

<< | >>
Источник: Петр Николаевич Краснов. На внутреннем фронте. 1992

Еще по теме Во что бы то ни стало:

  1. Сефера: Крайон, почему, когда Оксане было плохо, я видела саркофаги, мумии и какой-то древнеегипетский ритуал? Что с ней? Что происходит со всеми нами? Расскажи мне, пожалуйста об этом ритуале. Что все это значит?
  2. Глава 23. Что вас утомляет и что с этим можно сделать.
  3. Что будет с тобой. О том, что именно случится после тренировки с Ключом.
  4. Некоторые родители бессознательно оскорбляют своих детей, говоря им, что те им что-то должны.
  5. Мы чувствуем страдание, когда ум верит во что-то, а душа говорит, что это неправда.
  6. Что будет с тобой. О том, что именно случится после тренировки с Ключом.
  7. I. Почему мы не всегда понимаем, что пришла пора менять что-то в своей жизни?
  8. Знание о том, что нужно делать, не подразумевает, что вы абсолютно уверены в конечном результате.
  9. Наша душа и есть то, на что надо ориентироваться, и что придаёт жизни счастливый смысл
  10. Глава 21. ISTP «Делаю все, что в моих силах, используя то, что у меня есть»
  11. Что есть что, или Я расскажу вам о психологах
  12. Мы совершаем ошибку, полагая” что несчастны потому, что не получили или не имеем того, чего нам хочется.
  13. Если мы обижаемся” по большому счету это значит” что мы не обнаруживаем в себе способностей создавать то, что нам хочется.
  14. СИГНАЛЫ, ПРЕДУПРЕЖДАЮЩИЕ МУЖЧИНУ О ТОМ, ЧТО ЖЕНЩИНА, ВОЗМОЖНО ОПУСКАЕТСЯ В КОЛОДЕЦ ИЛИ ЧТО ЕЙ ОСОБЕННО НУЖНА ЕГО ЛЮБОВЬ
  15. Если кто-то предвзято относится к вам, скажите себе: “Ну и что? Какое мне дело до того, что они думают?”
  16. Отказываясь от того, что вам нужно, вы приобретаете склонность хотеть то, в чем для вас нет необходимости, или то, что не можете получить.
  17. Верно ли, что Лемурия просто вновь появится в Тихом Океане? Верно ли, что топография Земли полностью изменится?
  18. Говорят, что люди на внутренней стороне Земли участвуют в создании кругов на полях. Это что - совместный с инопланетянами проект? Станут ли когда-нибудь круги на полях постоянными? Если да, какова будет их роль?
  19. Помните, что вы критиковали себя годами и ничего хорошего из этого не получилось. Попробуйте полюбить себя и посмотрите, что из этого получится
  20. Что такое Женщина и что такое Человек